Что делать с “собакой мясников”?

“Клик!”

Сакен ТАУЖАНОВ

Понравилась конструкция, генерированная С.Дувановым. Этот шедевр, рожденный 3 ноября, наверное, стоит всех предыдущих бесплодных лет борьбы с режимом: “Я думаю, что пока разрозненным демократическим котятам противостоит даже не крыса, а целый ротвейлер. Но я все равно желаю вам успеха”. То есть, прежнее безликое выражение — “ВЛАСТЬ”, обрело, наконец-то, чёткий художественный образ. А ведь и правда: скажем, растущая на глазах РПП “Отан” напоминает набирающую критическую массу “Муму”. Да и президент этой страны, пребывая за рубежом или в родной “Ак-Орде”, в свою очередь, постоянно демонстрирует нечеловеческую зависимость от окружающих господ или “инвесторов”. Особенно это заметно после продажи очередного куска нефтяного или газового “пирога”. Что говорить о всякой челяди, вроде министров, депутатов и т.п.? В совокупности, это, собственно, и даёт собирательный образ “ротвейлера”. Или как раньше её называли, “собаку мясников”.

Что же нам делать с этой “собакой”? Кормить с рук её опасно – это существо уже привыкло к человеческому мясу. Не зря кинологи говорят, что воспитывать ротвейлера нужно с самых первых месяцев. Ведь уже в два месяца щенок начинает устанавливать свои порядки в доме. Оказывается, чтобы не получить годовалого монстра и тирана, который никого не слушает, следует сразу начинать дрессуру. Но в случае с т.н. “Властью” на этой территории, самое страшное давно произошло. “Ротвейлер” уже привык к человеческому мясу. Поэтому у нас в наличии есть только 2 выхода: 1) отойти прочь от этого “ротвейлера”. Рискнувшие это сделать давно находятся в лучшем из миров; 2) последовать рецепту от покойного Артура Конан Дойла, который руками господина Холмса убил 6 пулями близ владений Баскервилей легендарную собаку — чудовище. Выбор, согласитесь, скудный. И ключевое понятие во всех взаимоотношениях с “Властью” – это “конфликт”.

“Конфликт” – это естественная среда обитание человека. Что удивительно, но мы не стесняемся, когда нам необходимо удовлетворить свои физиологические потребности. Но в тоже время боимся публично признать существование конфликтных зон: национальных, гендерных, социальных и других.

Последний официально признанный конфликт был 20 лет назад. Но и он, по версии руководства страны, описан стыдливо и небрежно. Неудивительно поэтому, что даже сугубо теоретическая область, называемая “конфликтология” в Казахстане находится в зачаточном состоянии. Точно как любые попытки анализа конфликтов наталкиваются на табу в СМИ и среди “говорящих голов”. Имея такие опции, никто в Казахстане не имеет права говорить об особенностях этнопсихологии народов, имеющих прописку на этой территории. Никто не имеет морального права говорить о степени зрелости или незрелости к “демократии”. То есть, шаблоны официальной Астаны, вроде “толерантности”, “согласия” — это плод воображения чиновников, основанный на их страхе, невежестве и не желании решать вопросы, которые ставит повседневная жизнь.

В этой связи, интересны точки зрения “шестидесятников”: господ Ауэзова и Тайжана. Так получилось, что сегодня это, пожалуй, единственные люди (на уровне 60-70 лет), умеющие внятно сформулировать свою позицию по общественным и политическим проблемам. Интерес состоит в том, что господа Ауэзов и Тайжан – это противоположности: “soft” и “hard”, “песок” и “камень” нашей “реальности, данной нам в ощущениях”. Что же основное в их философии? Господин Ауэзов – это, конечно, “Ганди” этой территории. “Вывод оппозиции из противостояния власти” — его последний посыл обществу. Сама по себе эта мысль парадоксальна. Ибо те, кого называют “оппозицией” даже не пытались войти в настоящий конфликт с “Властью”. Господин Ауэзов может много и красиво говорить по факту гибели лидера “Н.А.Ж.”, по последствиям уничтожения казахской культуры. Вот и получается, что “потолок” критики уважаемого директора Национальной библиотеки – всего лишь министр МКиИ. Но есть ли смысл критиковать, образно говоря, “хвост собаки”?

Что касается, господина Тайжана, то по сравнению со своим коллегой и соратником более решителен и смотрит на обстановку несравненно шире. Импонирует его высказывание о том, что у “оппозиции” отсутствуют видение по животрепещущим вопросам общества. Но и сам г-н Тайжан, в силу казахского менталитета или других причин, не ставит “точки” там, где они необходимы.

В общем-то, в очередной раз приходится констатировать, что даже лучшие из представителей “интеллигенции” выступают скорей в роли катализаторов, нежели в качестве “средства” предотвращения чрезвычайных ситуаций.

***

Ротвейлер” — одно из лучших определений, данных для существующей в Казахстане власти. “Мясницкая собака”, “полицейская собака” – это былые функции данной породы собак, как нельзя точно ложатся в идеологию нынешней власти территории “KZ”. Думаю, что сегодня государственную символику можно безболезненно дополнить, скажем, головой собаки породы “Ротвейлер”. Ибо новая история на территории “KZ” — это история полицейского произвола. Ну и “фиговый листок” ложной толерантности, прикрывающий конфликтные зоны. Хотя, что может быть полезнее “конфликта” – естественной среды обитания человека?

Новости партнеров

Загрузка...