Являются ли турки родственным казахам народом?!

После целого ряда масштабных конфликтов между казахстанскими рабочими и их работающими у нас в стране турецкими коллегами как бы освященный общностью происхождения ореол дружбы между Республикой Казахстан и Турецкой Республикой слегка потускнел. В связи с последним чрезвычайным происшествием, имевшим место на Тенгизе, посол Турции в нашей стране Танер Себен высказался публично в том смысле, что, мол, ответственность должна лежать на казахстанской стороне.

Еще более жесткую оценку этому событию дали турецкие средства массовой информации. Особо здесь следует отметить телеканалы этой страны. Они показывали репортажи о прибытии из Казахстана после рассматриваемого события избитых и израненных турецких рабочих. Внизу была дана подпись “Kazakistanda saldiri”, что можно перевести как “Наступление (агрессия) в Казахстане”. Турецкие телезрители, ясное дело, практически никакого представления о контексте такого рода конфликтов в Атырауской области Казахстана не имеют. Но при этом они в последнее время уже часто слышат о том, что называется “Atirav\’daki olaylar” (события в Атырау) или “Kazakistandaki olaylar(события в Казахстане). И когда им после очередного такого конфликта показывают толпы их земляков с различными ранениями, у них, надо полагать, не возникает вопроса о том, кто же в данном случае “saldiriсilar”, то бишь — “агрессоры”. То есть пока турецкий посол в РК Танер Себен здесь говорит: “Официальные органы и СМИ не должны легкомысленно относиться к этому ЧП” (“Информбюро” — 31 канал, 26 октября 2006г. — zonakz.net, 27 октября 2006 г.), там у него на родине его отечественные телеканалы лепят из казахских участников рассматриваемого конфликтного события образ агрессоров.

В казахском же общественном сознании превалирует мнение, что-де сами турки в данном случае так же, как и прежде не раз бывало, спровоцировали конфликт.

Одним словом, каждая из сторон сочувствует своим. И в этих условиях у простых людей возникают серьезные сомнения относительно обоснованности без конца как заклинание повторяемых слов об историческом родстве и культурной близости казахов и турков. Ведь, действительно, родство родством и близость близостью, а масштабные конфликты у представителей местного населения в Казахстане вновь и вновь возникают именно с гражданами Турции, а не с пришельцами из других стран. Почему так получается? Попробуем же поискать ответ на такой вопрос.

Вот уже полтора десятилетия у нас в Казахстане принято подчеркивать, что турок и казахов связывает этническое родство. Но что это такое конкретно?

В турецких школах дети учат, что их далекие предки жили в степях Центральной Азии (то есть, где-то в Казахстане) и были кочевниками. Это очень трогательно. Но убедительно ли? Во французской Новой Каледонии на Тихом океане крайне смуглые и курчавые дети канаков учат по учебнику истории, что их предки галлы были светловолосые и синеглазые люди. А в Соединенных Штатах Америки людей европейской расы официально называют “кавказоидами”. То есть, по науке, кавказец – это образцовый европеоид или, проще говоря, европеец. Турки в основной своей массе являются людьми кавказского типа. Казахи же – преимущественно монголоидным народом.

То, что и у тех, и у этих язык тюркский, не обусловлено императивным образом их кровным родством. Вся Западная Африка говорит между собой по-французски, вся Восточная Африка – по-английски. Но никому не приходит в голову называть тамошнее население французами и англичанами. Тюркский язык тоже в свое время получил широчайшее распространение. И теперь по-тюркски говорят самые разные нации и народности, зачастую имеющие мало общего друг с другом. К примеру, те же казахи и турки. Языки у них и вправду во многом общие. А вот во всем остальном – огромная разница. У турков в этом смысле много общего с балканскими и закавказскими народами, у казахов – с монголами и калмыками.

Но, тем не менее, широко распространено представление о том, что эти два народа являются близкородственными братскими народами. Особенно – в Турции.

Ну и что из этого? А то, что история народа – это зачастую национальный миф. И этот миф нередко подводят как основание под идеологию, которую, в свою очередь, поднимают над головой, как знамя. В современной Турции, созданной в двадцатых годах прошлого столетия на базе тюркистской идеологии, утверждение, что ее народ корнями восходит к кочевым тюркам, пришедшим когда-то из Центральной Азии, является базовым элементом формирования этнического сознания граждан страны. Зия Гек Алп, основоположник официальной культурной политики, осуществляемой в Турецкой Республике вот уже более восьмидесяти лет, в свое время говорил так: турки на трех разных стадиях своего социального развития столкнулись с тремя разными цивилизациями: на стадии племенной организации они относились к дальневосточной цивилизации, потом по прибытию на Средний Восток оказались вовлечены в восточную цивилизацию, и наконец, с созданием национального государства у них усилилась тенденция в пользу дальнейшего приобщения к западной цивилизации. Все, может быть, так и есть. Да только представляется, что от дальневосточной цивилизации современные турки взяли только язык, а все остальное у них – местное, малоазийское.

Но в любом случае ясно одно: в сегодняшнем казахе европейской крови наверняка не больше, чем дальневосточной — в современном жителе Турции или, скажем, Азербайджана

Но Турция – страна, базирующаяся на тюркистской идеологии. Поэтому нельзя не признать того, что она по-своему в этом смысле права. Ни одному народу не запретишь считать себя тем, кем он себя считает.

Что же касается казахов, то они в массе своей сравнительно недавно узнали об общетюркских этнокультурных и политических установках. Для большинства из них эти понятия все еще остаются приятной экзотикой. Казахскому сознанию свойственна тяга к поиску родственников.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что обнаружение массы родственных народов и все эти разговоры на самом высшем уровне об их консолидации вызывают иногда чрезмерную экзальтацию. Но это, думается, пройдет.

Ее уже точно нет у тех казахов, которые работают в действующих в Казахстане турецких компаниях, скажем, на вверенных им строительных объектах. Близкое знакомство с вновь обнаружившимися “турецкими родственниками”, надо сказать, быстро отрезвляет. Свидетельство тому – последнее событие на Тенгизе.

Теперь о прошлом. Насколько нам известно, казахский народный фольклор (эпические сказания, сказки и т.п.) не выделяет как-то тюркское происхождение казахов и не дает никакой установки на тюркскую солидарность. Так что утверждать, будто тюркизм как идеология для масс имел в Казахстане сколько-нибудь продолжительную историю, не приходится. Что же касается проверенных родственных чувств, их казахи питают к кыргызам и каракалпакам. А еще у казахов общие с кавказскими ногайцами культура и фольклор.

Наша память помнит ногайцев, но не всегда узнает. Когда в новую эпоху в Казахстане стали понемногу появляться татары, казахи решили, что это и есть те ногайцы, с которыми они некогда расстались. Как бы то ни было, о наличии каких-либо тюркских традиций в Казахстане или о широком распространении настроений в духе общетюркского братства среди нынешних казахов заявлять рановато.

Что же касается родственности языков казахов и турок, исключительно на основании которой и делается вывод о родстве этих народов, то она имеет свое объяснение. Современные турки (как и азербайджанцы, узбеки) являются потомками древних индоевропейских и прочих народов Передней Азии и Среднего Востока, к которым пришел извне волею обстоятельств язык кочевых тюрок, но отнюдь не их культура, традиции и обычаи. Тюркский язык распространился в тех регионах так же, как европейские языки распространились среди аборигенов, как мы уже говорили выше, Африки. А также — Америки. Однако там никому не приходит в голову называть франкоговорящих гаитян и англо-говорящих гайанцев европейцами. А здесь, во многом в силу политико-идеологических соображений, распространен постулат об этническом родстве всех тюрко-говорящих.

Возьмите азербайджанца, представляющего собой эталон европеоида, и якута, представляющего собой эталон азиата, и сравните. И вы обнаружите у них столько общего, сколько имеется у белого англичанина и черного южноафриканца. Причем как по облику, так и по образу жизни казахи гораздо ближе к якутам, чем к азербайджанцам…

А теперь еще несколько слов о таком аспекте вопроса. Казахи установление тесных связей между различными родами, племенами, общинами и народами измеряют понятием “кыз алысып-кыз берiсу” (“вводить их дочерей в свои семьи в качестве невесток и выдавать своих дочерей их сыновьям замуж”). В этом смысле с ними куда тесней, чем живущие в Казахстане турки или азербайджанцы (и вообще все кавказского происхождения казахстанцы), породнились корейцы. В их среде доля браков, заключаемых с казахами и казашками, измеряется десятками процентов. А в среде турков и азербайджанцев – десятыми и даже сотыми долями одного процента.

Новости партнеров

Загрузка...