Выступление Асылбека Кожахметова, председателя незарегистрированной партии “Алга!” (ДВК) на дополнительном совещании ОБСЕ по человеческому измерению — 2

 

Сессия III. Законотворческая деятельность и доступ к законодательству в демократической системе правления

(2-3 ноября 2006 г., Хофбург, Вена)

Г-н председатель,

Дамы и господа!

Благодарю за возможность представить здесь точку зрения одной из основных оппозиционных политических партий в Казахстане – Народной партии “Алга!” (ДВК) — на проблемы реформирования законодательства и законотворческой деятельности в странах-участниках ОБСЕ.

Как обоснованно отмечено в Аннотированной повестке дня данного совещания, законотворческая деятельность во многих странах ОБСЕ должна быть направлена на создание институциональных и нормативно-правовых рамок, необходимых для существования плюралистичной демократии, основанной на верховенстве закона.

Это особенно касается новых независимых государств, появившихся на месте советской диктатуры и пытающихся преодолеть авторитарные тенденции в политическом развитии.

В этих условиях ключевое значение имеет процесс принятия законодательных решений, особенно на стадии выработки концепции и разработки проекта законодательного акта.

И здесь, с моей точки зрения, серьезные проблемы существуют практически на всем постсоветском пространстве и особенно в странах Центральной Азии.

Прежде всего необходимо отметить, что практически все проекты законов, касающиеся фундаментальных для развития государства и общества вопросов, готовятся в недрах исполнительной власти. Точнее — соответствующих министерств и ведомств, а также администрации Президента.

На пальцах одной руки можно пересчитать законопроекты, которые были разработаны депутатами Парламента или по их поручению и внесены ими в Парламент.

То есть, практически все законопроекты готовятся не в результате выраженной обществом необходимости, не в результате общественного процесса, обсуждений, дебатов, дискуссий, а в ходе кулуарных внутриаппаратных решений, исходя из собственных представлений чиновников об “общественном благе”.

Более того, проекты законов готовятся именно теми министерствами и ведомствами, которые “курируют” то или иное направление государственной деятельности.

Законодательство о терроризме, национальной безопасности и т.д. готовят органы национальной безопасности с участием органов прокуратуры. А законопроекты, касающиеся НПО и средств массовой информации готовит министерство культуры и информации.

Все инициативы по усилению репрессивных функций государства исходят из министерства внутренних дел, органов национальной безопасности и прокуратуры.

Причем речь идет не только о выдвижении некоей законодательной идеи, но и о подготовке целых пакетов законопроектов, которые потом быстро проходят согласование в других министерствах и ведомствах (тем более что все они входят в одно и то же правительство) и активно лоббируются в Парламенте.

Органы исполнительной власти перестали быть только органами по исполнению законов. Они являются главными инициаторами и участниками законопроектной деятельности.

Причем сама эта законопроектная деятельность похожа на работу над созданием ядерного оружия. Узнать о том, какими идеями руководствуются авторы очередной законодательной инициативы в правительстве, какая концепция закладывается в основу нового законодательного регулирования практически невозможно.

Не говоря уже ни о каких-либо дебатах или дискуссиях на первоначальном этапе, когда вырабатывается идея законопроекта. Об этом вообще можно только мечтать.

Практически невозможно, за редким исключением, получить доступ к тексту проекта закона до того, как он поступил в Парламент.

А поступление проекта закона в Парламент означает, что он уже прошел все согласования и критиковать саму идею законопроекта становится бессмысленным. Все борьба сводится к попыткам хоть как-то улучшить отдельные положения законопроекта или, в конце концов, обратиться к Президенту с просьбой не подписывать тот или иной законопроект или направить его в Конституционный Совет для проверки на соответствие Конституции.

В этой ситуации участие оппозиционных политических партий, гражданского общества в обсуждении проектов законов становится практически фикцией.

Подобная практика приводит к тому, что все законодательство, касающееся фундаментальных прав и свобод человека и гражданина, спускается обществу “сверху”, по существу, в лучших традициях советской власти по управлению путем издания декретов.

По нашему мнению такие подходы весьма далеки от действительного участия народа в управлении своей страной и требуют своего кардинального пересмотра.

К сожалению, в документах ОБСЕ не содержится четких критериев по вопросу участия общественности в законотворческом процессе, как на стадии выработки концепции законодательных предложений, так и на стадии непосредственного общественного обсуждения предлагаемых правительством или парламентариями изменений в законодательстве.

Полагаю, что настало время выработать для региона ОБСЕ общие принципы разработки и общественного обсуждения изменений в законодательстве, особенно касающихся фундаментальных прав и свобод человека, государственного устройства, компетенции и полномочий государственных органов, государственных расходов.

Политические партии, неправительственные организации, отдельные граждане должны иметь реальное право и эффективные возможности принимать участие в обсуждении законопроектов. Такие обсуждения, в том числе и в форме общественных слушаний, парламентских дебатов с участием заинтересованных представителей общественности должны быть обязательными как проявление демократических форм участия народа в управлении своей страной.

Спасибо за внимание.

Новости партнеров

Загрузка...