Киргизский конфуз

У наших соседей появился свой “матрос Железняк”, который завершил революцию

Неделя политического fashion в Киргизии позавчера благополучно завершилась. Топ-модели покинули подиум, раскинувшийся на центральных площадях Бишкека. Зрителям предложено сворачивать юрты. Чтобы делать это было весело, по случаю окончания праздника для них устроили фейерверк.

Ура! Демократия в Киргизии победила. Оппозиция сумела навязать властям проведение конституционной реформы. То, к чему стремились мартовские революционеры 2005-го — обеспечение условий для превращения Киргизии в парламентскую, ну, может быть, для начала, в парламентско-президентскую республику, — произошло. Новая редакция киргизской конституции была принята в Жогорку Кенеше (парламенте), “под покровом” позапрошлой ночи, с невиданной в мировой конституционной практике скоростью: два чтения законопроекта, положенных по регламенту, депутаты проскочили за 2 (прописью: две) минуты(!!!). Сам этот регламент, позволяющий парламенту принимать конституцию (до 8 ноября он отсутствовал в прежнем акаевском законодательстве), был также создан и утвержден президентом Бакиевым не более, чем за час с лишним до голосования.

Один из самых гордых этими достижениями киргизских оппозиционеров, депутат Иса Омуркулов, при Акаеве возглавлявший железнодорожное ведомство в республике, сразу после исторического голосования, заявил: “Я думаю, что на опыте демократии Кыргызстана можно написать докторскую диссертацию”. С этим трудно не согласиться. Более того, страна достойна быть внесенной в Книгу рекордов Гиннеса по разделу “скорость законотворчества”.

Также необходимо согласиться и с другим замечанием депутата Омуркулова: “Бедная страна Кыргызстан доказала всему миру, что реформы могут проводиться мирным путем”. Действительно, за неделю митингостояния в Бишкеке не было разбито ни одной витрины. Ну повалтузили немного друг друга 7 ноября две команды из противоборствующих митингов, оппозиционных и пропрезидентских, и все. Бывает, “побрататься хотели”, как объяснил оппозиционный экс-спикер Омурбек Текебаев. Четверым слегка помяли бока бутылками и прочими митинговыми аксессуарами и отвезли в больницу. Баста, не считается!

Другой депутат, один из самых ярких лидеров оппозиции, Темир Сариев тоже счастлив: “Оппозиция заставила власти сесть за стол переговоров, и это общая победа киргизского народа”.

Однако, счастливы почему-то не все. В исторические минуты, когда все парламентарии поднялись, чтобы стоя выслушать гимн страны в честь принятия новой конституции, один из них, Камчыбек Ташиев, многократно, но безуспешно пытался перекричать музыку. Его выкрики: “позор, позор, позор!…” — торжеству не сумели помешать.

Что же углядел позорного депутат Ташиев в торжестве демократии? Может быть, он единственный, кто внимательно успел прочитать текст наскоро составленного согласительной комиссией Основного закона и обнаружил там некие ляпсусы? Не исключено. Когда Основной закон страны правится и принимается даже не в часы, а минуты, этого трудно избежать. Киргизский политолог Нур Омаров уже заметил, что наспех составленная и принятая конституция закладывает основы для повторения в скором времени новых политических кризисов. Он прав. Но он явно осторожничает, не указывая причину возникновения рецидивов.

Они, однако, лежат на поверхности. Изложим их бегло. Условием компромисса между парламентом и президентом, вылившегося в принятие согласованного ими Основного закона, стало сохранение полномочий президента и депутатов до конца срока, на который они были избраны, до 2010 года. Если называть вещи своими именами, без “демократических” изысков, то это главное, за что сражалась с властью так называемая парламентская оппозиция, — за сохранение своих кресел, а точнее, для многих, за депутатскую неприкосновенность. В обмен на это президент Бакиев тоже сохранил свое кресло до конца срока.

Что же касается правительства, а в данном конкретном случае, и премьера Феликса Кулова, то парламент вправе выразить ему недоверие и отправить в отставку. Замечательно.

Что дальше? А дальше полный конфуз! Вводится в действие со следующей недели(!) конституция, учреждающая избрание нового парламента из 90 депутатов (сейчас парламент 75-мандатный, избирается полностью по одномандатным округам по смешанной системе, половина – по партийным спискам, другая половина – одномандатники). Правительство (вот оно, лелеемое так называемой оппозицией торжество парламентской демократии!) формируется набравшей большинство в парламенте политической партией либо коалицией партий.

И вот тут, теперь, что называется, следите за рукой – ловушка. Конституционная. Для зрителей в юртах, на уличных подиумах кричавших “одобрямс” каждому проходу своих любимцев-депутатов-оппозиционеров, невидимая. Парламент со следующей недели НИЧЕГО не может в этой стране, Киргизии, себе позволить. Критиковать министров – сколько угодно! Обвинять их в самых смертных грехах — да, пожалуйста! Вот только в отставку правительство парламент послать не может без риска быть распущенным для проведения досрочных парламентских выборов. Потому как, если пошлет в отставку, то новое правительство должно быть, согласно уже вступившей в действие конституции, сформировано на основании парламентского большинства. А чтобы его создать, необходимы новые выборы по новой конституции. Одним словом, сказка про белого бычка…

Но тогда придется сдавать нынешние депутатские мандаты.

Тогда, спрашивается, за что боролись всю неделю?

И все это называется конституционной реформой. По-киргизски. Кому это было надо? В Бишкеке говорят: нескольким людям, банкирам и крупным, в масштабах страны, бизнесменам, ставшим срочно в ряды оппозиции, когда на них стали “наезжать” крутые парни из команды президентского сына, всемогущего в этой маленькой стране. Теперь, надо думать, они свой бизнес защитили. Хотя бы на время. Результат, согласитесь, немалый.

Но самое интересное, что вся революция быстро была свернута в тот момент, когда оппозиционерам стало известно, что власть больше не сможет гарантировать им безопасность на улицах. Спросите, почему? Да потому, что в сухопутной Киргизии обнаружился свой “матрос Железняк”. В отличие от того легендарного Железняка, что почти 90 лет назад разогнал в Питере мешавшее большевикам Учредительное собрание, в Бишкеке он делать этого не стал. Как известно, сформированное в ночь на 7 ноября в Бишкеке Учредительное собрание, провозгласившее оппозиционный проект конституции, правительство Кулова не признало легитимным.

Вместо этого, днем 8 ноября, когда переговоры властей с оппозицией стали заходить в тупик, куловское правительство в полном составе во главе с премьером подписало заявление об отставке. Мотивация была следующей: правительство, не признавшее законным сформированное частью парламента учредительное собрание, не может выполнять и его распоряжения, но чтобы не усугублять этим кризис, вынуждено подать в отставку. Заявление об отставке должно было быть подписано президентом Бакиевым на следующий день, 9 ноября, в случае отказа оппозиции — идти на компромисс.

Стало очевидно, что гарантии безопасности столичных жителей и стабильности по всей стране, которые лично давал Кулов, переставали действовать в случае вынужденной отставки его кабинета. Другими словами, “народный генерал”, как называют Кулова в Киргизии еще с начала 90-х годов прошлого века, когда он упредил расползание ГКЧП в своей республике, заявил, что он “умывает руки”.

Действия правительства, как утверждают в Бишкеке, нашли понимание у президента, что дало основание говорить о дееспособности тандема Бакиев-Кулов в самый сложный момент кризиса.

Понятно, что оппозиция своими силами не способна была бы остановить хаос и беспредел, которые установились бы в стране, наступи там безвластие. Пришлось сворачивать юрты. И объяснять собравшимся, что “победа за нами”.

Вот и вся история киргизской конституционной реформы. Желающие писать по ней диссертацию, могут начинать работать.

Бишкек-Москва

“Новая газета”-Казахстан”

Новости партнеров

Загрузка...