Амиржан КОСАНОВ, генеральный секретарь ЗСК: “Оппозиция – зеркало общества”

Источник: газета “Эпоха”

Амиржанов Косанов всегда на виду. Приметный аральский подросток, узнаваемый студенческий лидер, заметный казахстанский журналист, открытый пресс-секретарь премьер-министра РК и, наконец, видный оппозиционер. Со стажем, с блеском в глазах, с риском для здоровья. Никогда не прятался и не боялся начинать сначала… Есть ли смысл в этой перманентной борьбе? Или главное не результат, а процесс? На вопросы “Эпохи” отвечает “правая рука “Жармахана Туякбая в ОСДП и самодостаточный политик Амиржан Косанов”.

— Амиржан, Эпоха” желает новой социал-демократической партии успехов. Пусть акжол ваш будет настоящим. Почему Вы, один из руководителей РНПК, вошли в состав инициаторов создания ОСДП?

— Все логично. Как Вы знаете, движение “ЗА СПРАВЕДЛИВЫЙ КАЗАХСТАН” на своем июльском собрании поддержало высказанную Жармаханом Туякбаем инициативу создания новой политической партии социал-демократической направленности.

Как Генеральный секретарь ЗСК, я не только выполняю волю собрания, но вместе со своими коллегами активно занимаюсь партстроительством.

— Ну и как, получается?

— Мне кажется, что именно в этот период развития независимого Казахстана в целом и демократических сил в частности идея создания социал-демократической партии пришлась как никогда кстати. Тому есть несколько причин. Среди них я отметил бы наиболее явные.

Как Вы знаете, основу социал-демократической идеологии составляют три “С” — СВОБОДА, СПРАВЕДЛИВОСТЬ и СОЛИДАРНОСТЬ. Эти три составляющие становятся востребованными сегодняшним обществом. Посудите сами. Власть, доселе не допускавшая даже мысли о политической модернизации, ныне публично высказывается за конкретные шаги в сторону демократизации. И это обстоятельство позволяет нам говорить о насущности идеи СВОБОДЫ. Правда, власть и оппозиция пока не пришли к единому мнению относительно форм и методов ее реализации. Но, повторяю, общее понимание необходимости реформ есть. И это уже прогресс.

Уродливая и ассиметричная состоянию общества система взаимоотношений между обществом и властью ставят на повестку дня также вопрос о СПРАВЕДЛИВОСТИ в этой сфере. Все чаще звучащие в обществе мнения о необходимости пересмотра Конституции и законов, регулирующих общественную жизнь, тому свидетельство. Особенность и состояние нынешней казахстанской экономики, наличие несметных природных богатств и их составляющая в доходах страны позволяют актуализировать проблему СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ, усиления социального аспекта политики государства.

Третий краеугольный камень идеологии ОСДП – СОЛИДАРНОСТЬ — становится важным условием возможного диалога между обществом и властью.

Накануне учредительного собрания ОСДП я побывал во многих областях страны, встречался с активистами ЗСК. И могу Вас заверить, что социал-демократическая платформа не только идеально “ложится” на нынешнюю казахстанскую действительность. Она поддерживается большинством наших сограждан.

И заметьте, еще ни одна политическая сила, за исключением, пожалуй, ЗСК, столь системно и методично не обозначала социал-демократическую проблематику, столь не акцентировала внимание на ее ценностях.

— А как же “Отан”, именуемый себя такой партией?

— В “Отане” — все от лукавого. До появления ОСДП они даже и не вспоминали о том, что они социал-демократы. Если “Отан” — настоящий приверженец социал-демократии, то и власть, фактически, формируемая ею, должна быть такой. Так ли это? Конечно, нет. Есть в литературе образ волка в овечьей шкуре, я бы сравнил “Отан” с этим персонажем.

Так что давайте о партиях будем судить по их действиям, а не декларациям!

— Провластные партии объединяются, а демократы создают новую партию. Нелогично в плане дальнейшего объединения усилий оппозиционных партий…

— Знаете, я всегда был сторонником создания единой мощной демократической организации! Я говорил об этом и в 1998, и в 2001, и в 2003 годах. В марте прошлого года было создано единое движение ЗСК, которое объединило всех без исключения демократов. И нужно было сохранить эту организацию в ее тогдашнем формате, продолжая партийное самоопределение в рамках ЗСК. Я говорил об этом 26 марта на собрании ЗСК. Но, к огромному моему сожалению, ряд коллег по Президиуму ЗСК придерживались иного мнения. Были даже заявления ультимативного характера. Но, несмотря на то, что некоторые коллеги фактически бросили местные филиалы на произвол судьбы и заняли позицию “моя хата с краю”, в сложных условиях мы смогли сохранить ЗСК, как организованную и дееспособную структуру. Во многом это — заслуга Жармахана Туякбая. Это нужно признать открыто.

Что касается партийного строительства в демократической среде… Думаю, что этот процесс идеологического размежевания имеет также свои плюсы. Если инициируемый властью процесс поглощения “Отаном” всех провластных партий будет реализован до конца, мы получим формально единую, а на деле — раздираемую междоусобицей и противоречиями организацию. В идеологическом плане она будет всеядна. А потому малоэффективна.

— Каким Вам видится политический спектр с появлением ОСДП и самой свежей казахстанской партии “Атамекен”?

— Занимая настоящую, я бы сказал, классическую социал-демократическую платформу, ОСДП не конкурирует с другими демократическими партиями. И это правильно! Политический спектр же неоднозначен, как неоднозначно поведение власти, перманентно и судорожно что-то имитирующее.

Во-первых, какие бы идеологические одежды не надевали на ту или иную провластную партию, они политически обречены на неприятие обществом как носители (причем в нашей ситуации – не совсем удачные) интересов власти. И все авторы таких политпроектов понимают, что настоящим партийным строительством там и не пахнет: просто все знают, что придет время выборов, и ЦИК все нарисует. Так что нет там никакого стимула к созданию настоящей организации.

В демократической среде же по-другому. Нам никто на блюдечке с голубой каемкой победу не принесет. Нужна реальная работа на местах. Чем мы и занимаемся. И будем заниматься. И в этом смысле идеологическое самоопределение и конкретизация политических пристрастий оппозиционных партий будет способствовать усилению работы с конкретными сегментами общества.

К тому же социал-демократические ценности хороши тем, что они универсальны и приемлемы почти для всех слоев общества и, как следствие, для большинства граждан.

— Что Вы отвечаете Вашим оппонентам, когда в качестве отрицательного примера приводится “разгул демократии” в Кыргызстане?

— Да здравствует такой “разгул”! Любое общество достойно своих правителей и своей оппозиции! И если именно так решаются проблемы в соседней стране, значит, того оно, общество, и заслуживает! Форма волеизъявления народа может быть разной. Но везде должно быть непременное условие: все должно быть в рамках закона. А если эти законы не соответствуют температуре общества, их надо менять! Надо понять одно: любой народ имеет право выходить на центральную площадь своей столицы и говорить власти о ее пороках. Это – аксиома!

Заметьте, новая власть не пошла танками против своего народа, она с трудом, но пошла на диалог. И это главное!

— Какие чувства вызывает у Вас творчество британского комика Саши Коэна?

— Если честно, видел его “творения” только отрывками и по этой причине не имею полного представления. Посему скажу кратко: браво, Борат! Расшевелил-таки наш МИД аж на целый конфликт! Ни одна держава не смогла добиться того, чтобы из одного ведомства прозвучало два противоречащих друг другу официальных мнения! А если серьезно, ко всему этому надо относиться адекватно. Не уподобляться Борату, и вслед за ним не становиться самим комиками! Ведь пословица о воре и шапке в ходу не только у нас.

— Почему нынешнее правительство столь непопулярно, что бы Вы посоветовали как бывший руководитель пресс-службы Кабинета министров?

— Правительство жестких и болезненных реформ середины 90-х, где мы работали, было просто обречено на непопулярность. И это было объяснимо. Потому что принимались тяжелые, но необходимые решения. Кому понравится правительство, заставляющее платить, например, за коммунальные услуги? И сегодня, благодаря этим решительным действиям, власть может гордиться отдельными показателями экономического развития! И я счастлив, что в свое время участвовал в этих реформах, занимаясь элементарным экономическим ликбезом. Ведь приходилось буквально на пальцах объяснять логику преобразований согражданам, которые доселе привыкли жить в нерыночных условиях. Помню, как мы искали слова и термины, чтобы довести до населения смысл финансовой, пенсионной и коммунальной реформ, приватизации и реструктуризации, и тд. и тп. И сегодня мне не совсем понятно, что нынешнее правительство, утопающее под нефтяной манной небесной и не имеющее проблем с финансами, тоже… непопулярно. Думаю, все дело в той политике, которую оно проводит. Важнейшие его решения принимаются келейно, без обсуждения. Оно стало заложником межклановых разборок и выяснений отношений. Оно отгородилось от собственного народа частоколом запретов и табу. Оно не объясняет населению логику своих шагов и действий. Хотя я никого из правительства не виню: у нас система такая, когда правительство является лишь адъютантом его Превосходительства — Администрации президента. И по этой причине и советовать-то бывшим своим коллегам нечего. Надо просто выразить свое сочувствие подобному их положению.

Какие риски ожидают Проект по созданию в республике Общественного телевидения?

— Определенные риски есть. Среди них: заболтать проблему, это я говорю своим коллегам. Слишком уж много у нас обсуждений тех или иных актуальных тем. Но мало конкретного результата. Иногда создается ощущение того, что мероприятие проводится только для того, чтобы… его провести. И все!

В этом смысле инициатива по созданию ОТВ отличается от других проектов. Уже есть конкретные наработки и это радует.

Главное – донести до наших сограждан мысль о том, что ОТВ нужно не для отдельных партий или политиков для самопиара, а для каждого казахстанца, для его детей. Что по-настоящему общественное ТВ – обязательный атрибут по-настоящему свободного общества, насущная необходимость, как хлеб, как вода, как воздух. Тогда мы получим мощную поддержку со стороны общества. Тогда и власть по-другому будет относиться к этой идее.

Существует также опасность того, что власть может реализовать некий половинчатый вариант ОТВ. По этой части у нашей власти опыт большой. Например, выборы акимов. Это как в известном мультфильме: оно как будто есть, но в то же время как будто его и нет. Поэтому изначально нужен самый широкий гражданский контроль над ходом реализации идеи создания ОТВ. Тогда мы сможем смотреть другое ТВ. В результате получим другое общество, другую свободную страну.

— Многие уходили из РНПК, из оппозиции в стан власти. Каково Ваше отношение к ним?

— “Не суди, да не судим будешь”. Невозможно требовать от каждого героизма и стойкости. Конечно, были предательства. Кто-то уходил молча, сохранив лицо, позже наедине извинялся. Кто-то, выполняя волю “добрых заказчиков”, шельмовал (и шельмует) бывших друзей. Но я всегда с пониманием относился к ним. Слишком большой арсенал сил и средств у власти. И не таких они ломали!

— Не складывается ли у Вас ощущение, что происходит девальвация такого понятия как оппозиция? Чем объяснить усталость общества как от Акорды, так и от ЗСК?

— Я всегда отношусь к себе и к тому, чем я занимаюсь, достаточно самокритично. Критичен я и в отношении своих коллег по демократическому движению. Просто привык говорить им это непублично, в своем кругу.

Оппозиция – это зеркало общества, производное от него. И определенные проблемы в ее деятельности, как и в любой другой нормальной организации, существуют. Назову самые, на мой взгляд, главные.

Нельзя раз и навсегда зацикливаться на одних и тех же вопросах. Конечно, принципиальные вопросы, касающиеся необходимости коренной политической модернизации, должны быть всегда во главе угла.

Нельзя отставать от власти в реальной конкуренции за умы.

Нельзя игнорировать глубинные процессы, происходящие в обществе, в том числе и в сознании граждан. Общество меняется, и оппозиция тоже должна быть адекватной его состоянию. Более того, она должна быть в авангарде, предлагая новые, прогрессивные и привлекательные идеи.

Мне кажется, что мы слишком много жалуемся. Народ не любит слабых. Да, надо говорить о преследованиях. Но акцентирование всего внимания только на этом может изрядно надоесть обществу!

И последнее. Нельзя самообольщаться. Не надо думать, что одним интервью в газете мы становимся влиятельными в обществе. Все далеко не так. Надо осознавать, что в целом поддерживая наши демократические идеи, люди относятся к нам, конкретным политикам, не всегда однозначно. Знаю, что мои коллеги по оппозиции понимают эти проблемы и всегда стараются быть на высоте этих требований.

— Вас все эти годы нещадно преследовали: избивали, судили, очерняли. Не устали ли Вы жить ожиданиями перемен? На что надеетесь, чего боитесь?

— Когда в прошлом году меня с коллегами сажали в каталажку, я позвонил домой и попросил жену сказать детям и маме, что я якобы внезапно уехал в командировку на 10 дней. Через некоторое время в кабине полицейского УАЗика я получил sms-сообщение от детей: “Папа! Мы с тобой! Держись! Мы поддерживаем тебя! Мы гордимся тобой!”.

Такое дорогого стоит…

Мне не привыкать, я никогда не жаловался на судьбу. Даже когда поздней ночью избивали перед своим домом. Даже когда хотели посадить за якобы уголовное преступление. Даже когда КТК поставил целый спектакль с участием видных артистов театра им. Лермонтова, шельмуя меня. Ведь я понимаю, что власть не может любить меня, своего критика. И надеяться на то, что она будет благосклонна к моей персоне, по крайней мере, нелогично.

Я сам осознанно выбрал свой путь. Не уйди я в 1998 году в оппозицию, может, жизнь сложилась бы немного по-другому. Но знаю, что я бы не состоялся как чиновник в существующей системе власти. Просто не умею давать на лапу, и не умею брать, не приучен льстить начальству. Ведь для всего этого, наверное, тоже нужно иметь таланты и способности.

Сегодня меня радует приход новых людей в ряды демократических сил. А надежда, как известно, умирает последней. Думаю, что Казахстан не является исключением из правил. Я искренне верю, в то, что страна будет другой. Мой девиз: “Не верь, не бойся, не проси!”.

А бояться нужно одного – самообмана в реализации своих идей. Поэтому чаще нужно слушать своих оппонентов и критиков.

В то же время, я вижу, что и сама власть меняется. Она стала совсем неоднородной. Происходит страшное – теперь сама власть становится жертвой межгрупповых интриг. Она не самостоятельна в классическом понимании ее сущности. Судьбоносные решения принимаются без участия общества – партий, независимых СМИ и, как результат, без учета реального расклада сил и тенденций. Ведь расклад сил в ближайшем окружении не отражает реального расклада сил в обществе. И такие решения обречены на провал и не имеют будущего. И это меня беспокоит больше всего. Есть одно, испытанное средство от этого недуга, поразившего нашу власть.

Это, как бы банально ни звучало, полномасштабная демократизация общества.

И я рад, что идеи, которые мы проповедуем в течение стольких лет, все больше и больше овладевают массами. А в них, как говорили классики марксизма-ленинизма, их сила. Я бы добавил от себя – их будущность.

Интервью подготовила Светлана МОСКВИНА

“Эпоха” 10.11.2006г

Новости партнеров

Загрузка...