Реформа казахского алфавита

В последнее время все чаще говорят о том, что казахский алфавит будет реформирован и значительно сокращен. Предлагается 3 основных варианта реформирования:

I вариант – переход на арабскую графику;

II вариант – переход на латинский алфавит;

III вариант – упрощение современного алфавита, основанного на алфавите русского языка.

Рассмотрим каждый вариант поподробнее. За I вариант, то есть за переход на арабскую графику ратуют в основном религиозные мусульманские деятели и часть их паствы, особо увлеченной исламом. Аргументы их следующие:

Арабский алфавит вместе с Кораном сошел с неба.

Арабский алфавит сблизит Казахстан с мусульманами всего мира.

Применение арабского алфавита позволит легко выучить арабский язык, что является желательным условием для мусульманина.

Что можно возразить на первый аргумент сторонников арабской графики? Ничего. Споры об истинности религиозных догматов интересны, увлекательны, но пусты и бесплодны, поскольку каждый остается при своем мнении.

Что насчет сближения населения Казахстана с мусульманами мира, то можно сказать только одно: принадлежность к определенной нации и принадлежность к определенной религии – это разные вещи. Третий аргумент тоже очень сомнителен, так как применение арабской графики в казахском алфавите, скорее, осложнит изучение арабского языка, чем облегчит его. Дело в том, что арабский алфавит приспособлен к арабскому языку, где очень скупо представлены гласные фонемы, что совсем не характерно для казахского языка. Следовательно, при “подгонке” арабской графики под казахский язык многие согласные буквы арабского станут гласными казахского, что обязательно приведет к путанице в голове изучающего оба эти языка. Правда, в 1924 г. была предпринята попытка реформирования арабской графики казахского языка, когда количество букв было сокращено до 25. Однако 16 из них были обозначены надстрочными и подстрочными знаками, отчего изучение алфавита не упростилось, а усложнилось.

II вариант реформирования – это переход на латинскую графику. Аргументы сторонников латинского шрифта следующие:

1. Применение латинской графики поможет сблизить Казахстан с прогрессивным Западом.

2. Применение латинской графики облегчит изучение других языков, использующих ее.

3. Латинский алфавит точнее передает звуки казахского языка.

Языки использующие латинский шрифт по своему звуковому составу ближе казахскому, нежели арабский, поэтому действительно введение латинской графики облегчит изучение других языков, использующих ее, и поможет иностранцам быстрее осваивать казахский язык.

А вот насчет сближения с прогрессивными странами Запада я не уверен. Не думаю, что введение латинской графики станет средством улучшения нашей экономики до уровня европейских государств. Родство алфавитов также не особо способствует налаживанию понимания и добрососедских отношений между странами. Латинский алфавит не помешал европейским государствам в прошлом вести длительные и кровопролитные войны.

Еще один аргумент в пользу латинской графики то, что она якобы точнее, чем кириллица, передает звуки казахского языка. Данное утверждение выглядит, по меньшей мере, странно, если учесть следующее. Казахский алфавит на сегодня содержит 42 буквы (к вопросу о правильности данного состава мы подойдем позже), латинский же алфавит – 26 букв. Следовательно, для того чтобы заменить все буквы нынешнего алфавита на латинские, латинскую графику придется расширить в полтора раза. Вот и появятся опять буквы с “петельками”, “хвостиками”, “поясочками”, “точечками” и т.д. И зачем, спрашивается, менять шило на мыло? Кроме того, графическая форма буквы никоим образом не указывает на ее звучание. Звучание буквы – своего рода общественная договоренность о том, что данная буква передает данный звук. Например, если бы в русском языке звук [а] передавался на письме буквой “б” и наоборот, то никому бы даже в голову не пришло, что может быть иначе. Следовательно, содержание, то есть звук, не зависит от формы, то есть буквы.

Теперь позвольте привести веский аргумент против перехода на арабскую, латинскую или какую-либо другую графику. Дело в том, что такая реформа мгновенно вызовет неграмотность миллионов людей, приведет к необходимости перевода всего литературного наследия на новую графику, разработки новых методик изучения казахского языка. Все это потребует немало человеческих и еще больше финансовых ресурсов.

Я надеюсь, что сумел убедить вас отказаться от первых двух вариантов реформирования казахской письменности, поэтому давайте перейдем к третьему, который заключается в упрощении ныне действующего алфавита. Многолетняя практика применения данного алфавита показала его жизненность и преимущества перед другими алфавитами. В казахском языке отсутствуют диграммы (двухбуквенные обозначения), что выгодно отличает его от некоторых алфавитов тюркоязычных народов. В действующем казахском алфавите каждая (с небольшими оговорками) фонема имеет цельный единый графический знак. Однако все ли имеющиеся в казахском языке буквы и звуки имеют право находиться там? В настоящий момент к спорным буквам относят: “ф”, “в”, “ч”, “ц”, “щ”, “һ”, “ь”, “ъ”, “и”, “у”, “я”, “ю”, “е”, “ё”.

Давайте будем считать букву лишней, если она обозначает звук, отсутствующий в казахском языке, но заимствованный из других языков.

Начнем со звука [ф] который совершенно чужд казахскому языку. Казахи, не знающие русского языка, при попытках произнести слова со звуком [ф] произносят его как [п] или даже [б]. Лингвистам следует повнимательнее относиться к подобным словам, созданным народом. Казахский народ сам подсказывает, как нужно подчинять нормам казахского языка заимствованные слова. Например, слово “фитиль”, обработанное в соответствии с нормами казахского языка, звучит как “пiлте”, “бiлте”; слово “фисташка” как “пiсте” и т.д. Из всего этого следует, что буква “ф”, как и звук, передаваемый ею, являются лишними и с успехом могут быть заменены на “п” и “б” и их фонемы.

Также обстоит дело со звуками [в] и [ц], которые казахами заменяются при разговоре на [п] или [б] и [с] соответственно.

Звук [ч] тоже относят к неказахским звукам, однако известно, что он присутствует в некоторых диалектах казахского языка. Основная же масса казахов, не говорящих по-русски, заменяет [ч] на [ш] или [щ]. К уже измененным заимствованиям можно отнести “шәй” — “чай”, “шәйнек” — “чайник”, “шен” — “чин”, “шұлық” — “чулок” и т.д. Так все же дает ли наличие звука [ч] в некоторых диалектах право этому звуку находиться в фонетической системе литературного казахского языка? Я считаю, что нет. Возьмем, к примеру, русский язык, в некоторых диалектах которого звук [г] заменен на [ғ], тем не менее буква, обозначающая данный звук, в русском алфавите отсутствует.

Следующая “подозрительная” буква – “щ”. Во многих казахско-русских словарях слова на “щ” вообще отсутствуют, в других же даны 2 слова: “щи” и “щётка” и их производные. Выходит, звук [щ] не казахский, а буква “щ” лишняя. Однако есть еще слова “ащы”, “тұщы”, в которых пишется буква “щ”, но и в этих словах звук [щ] отсутствует, так как слова произносятся [ашшы], [тұшшы]. Значит, в этих словах вместо “щ” можно писать 2 буквы “ш”, а “щ” снова оказывается лишней. Казалось бы, вопрос решен – буква “щ” должна быть упразднена, если бы не было слов “көше”, “кеше”, “шебер”, “шеше” и т.д. В этих словах для обозначения долгого, мягкого, шипящего звука [щ] используется буква “ш”. Посмотрите, какая путаница получается! В словах [ашшы], [тұшшы] буква “щ” обозначает [ш], а в словах “бәйшешек”, “шеше” буква “ш” обозначает [щ]. Значит, проблема с буквой “щ” легко решаема. Буква “щ” должна быть использована для обозначения казахского согласного [щ], обозначаемого в данное время буквой “ш”, которая в свою очередь должна заменить букву “щ” в тех словах, где та обозначает звук [ш].

Я думаю, никто не станет противиться исключению из казахского языка букв “ъ” и “ь”, которые не имеют к нему никакого отношения.

А вот насчет важности буквы “һ”, обозначающей глухой, глоточный, придыхательный [һ], можно поспорить. Данный звук заимствован из арабского языка вместе со словами, в которых он по сей день используется. Однако используется ли? Когда вы в последний раз слышали следующее: [гауһар], [қаһарман]? Современный живой казахский язык отверг звук [һ]. Казахи произносят [гаухар] вместо [гауһар], [қахар] вместо [қаһар]. Следовательно, если отсутствует звук [һ], то и буква “һ” не нужна.

Проще всего со звуком [ё]: в казахском языке нет такого звука, а значит, не должно быть и буквы.

Намного сложнее обстоит дело с буквами “и”, “у”, “я”, “ю”, “е”. Например, в “Практической грамматике казахского языка” Д.Х.Акановой указывается, что буква “и” имеет 3 разночтения, а вот А.Джунисбеков и Ж.Абуов утверждают, что буква “и” в составе исконно казахских слов имеет 8 разночтений. Буква “у”, по мнению Акановой, имеет 7 разночтений. Еще сложнее обстоят дела с йотированными “я”, “ю”, “е”. Некоторые считают, что их нужно обозначать диграммами “йа”, “йу”, “йэ”, так как нынешнее положение вносит хаос в правила слогоделения. Проблема “и”, “у”, “я”, “ю”, “е” требует более глубокого исследования фонологической системы казахского языка, поэтому давайте оставим этот вопрос до лучших времен и подведем итоги.

А в итоге при сокращении вышеуказанных букв мы получаем следующий алфавит:

1.А. 2.Ә. 3.Б. 4.Г. 5.Ғ. 6.Д. 7.Е? 8.Ж. 9.З. 10.И? 11.Й. 12.К. 13.Қ. 14.Л. 15.М. 16.Н. 17.Ң. 18.О. 19.Ө. 20.П. 21.Р. 22.С. 23.Т. 24.У? 25.Ү. 26.Ұ. 27.Х. 28.Ш. 29.Щ. 30.Ы. 31.I. 32.Э. 33.Ю? 34.Я?

Сокращенный алфавит состоит из 34 букв против 42 нынешних, к тому же 5 букв — “и”, “у”, “я”, “ю”, “е” — остаются спорными, что создают возможность для дальнейшего сокращения алфавита.

В заключение хочется добавить, что, конечно, любая реформа письменности будет болезненной. Однако сокращение букв ныне действующего алфавита будет наиболее простым решением сегодняшней его нерациональности.

“Начнем с понедельника” № 44

Новости партнеров

Загрузка...