“Шымкент-0”

“Клик!”

Сакен ТАУЖАНОВ

Как известно, 8 ноября 2006 года депутаты мажилиса парламента РК решили прекратить депутатское расследование случай массового заражения детей вирусом СПИД в ЮКО. Об этом их попросил президент Казахстана. Что сказать по этому поводу?

Долгое время, занимаясь описанием деятельности президента этой территории, воленс – ноленс, почувствовал, что “заразился” от него одной из бацилл. Это, наверное, обычное дело, когда находишься на одной “пищевой” цепочке. И став, таким образом, “носителем бациллы”, надо признаться: она неоригинальная, можно сказать, наша: захотелось создать собственный город. И назвать его по старинке, скажем так: “Шымкент – 0”.

“Шымкент – 0” — это, конечно, не гламурная столица. Это, как любит говорить учёный народ, “потерянная территория”. Здесь жители – это, своего рода, подопытные существа, которых проверяют на терпимость, стрессоустойчивость, на “веру в царя-батюшку”. Именно здесь обкатываются новые методы, позволяющие экономить медицинское оборудование. Методы, которые людям и в голову не приходили в период развала империи. Помню, как во времена Горбачева случалось, что был всего один стакан с “табуретовкой” на всех. И тогда же, отдавая на станции переливания крови свои 500 мл. раненному в драке соседу, никому в голову не приходило пристально следить за манипуляциями медицинской сестры.

Всё это странно, ибо руководитель этой территории всегда позиционировался как простой парень от мартена. Оттого, наверное, что любит он распевать одну единственную песню. И была та песня отнюдь не “Менін Казакстаным”. Песня была про “Весну” на улице с неказахским названием. Потом ему присвоили титул “Почетный казак”. Не прибавить, ни отнять, а всё получилось почти по Шолохову: эдакий харизматичный персонаж из “Тихого Дона”. То есть, президент этой территории лишь с виду казался казахом. Но в тоже время он представлялся весьма далеким от местных “трендов”. Однако ошибка очевидна. И её надо признать. Буквально, всё: и костюм, и песня про “Весну на Заречной улице”, и титул “Почетного казака” в отличие от того же шприца в славном городе “Шымкент-0”, действительно, оказалось одноразовым. И за мишурой перечисленного проступил азиат. Азиат из когорты тех полковников, которые потрясли в своё время историю Юго-Восточной Азии. Правда, те азиаты косили своих сограждан из пулеметов. А наш “брэнд” — посредством своей мудрой кадровой политики. Ибо сменяющие друг друга по кругу акимы давно стали как многократно использованные одноразовые инструменты. Пожалуй, к месту будет вспомнить видоизмененный анекдот про умирающего еврея: “Казахи, не жалейте шприцев!”

Но, по большому счету, это не главное. Глобальный итог 2006 года для территории “KZ” состоит в том, что “Шымкент-0” стал весьма удачным экспериментом алхимиков с Левого Берега. Неважно, что было причиной. Комбинация по устранению 36-летнего чиновника? Диверсия спецслужб? Обычное разгильдяйство? В любом случае, город и горожане прошли тест на “терпимость”, “стрессоустойчивость”, на “веру в царя-батюшку”. Точно так, как прошли этот экзамен депутаты Парламента, которые решили послушаться совета президента этой территории и замять скандал, связанный с южно-казахстанским регионом. И в этом есть резон: если не побояться и вытащить эту “грязную рубашку” на свет божий, то запах от этого “грязного белья”, пожалуй, отпугнет даже видавшего виды и не отличающегося щепетильностью Ислама, который откажется от приобретения данного городка и региона в целом. А с другой стороны, если “Шымкент-0” отойдет к Исламу, то последнему уже не потребуется отстреливать поодиночке казахов, живущих на приграничной полосе. Уж старый Ислам, конечно, выставит на главной площади свой главный “демократизатор” — РПК. И, вставив в него свой нетленный хит под названием “Андижан”, прекратит, наконец-то, мучения жителей “Шымкента-0”.

Всегда актуален любимый вопрос обывателя: “Кто, мол, следующий?”… Западные регионы отпадают. Там проходит процесс экспресс-китаизаиции. Продажа китайцам на Мангыстау организации “Каражамбасмунай” означает, например, завершение формирования условного китайского нефтяного полумесяца на казахской земле. Впрочем, само выражение “казахская земля” сегодня звучит как-то аляповато и смешно. Единственно кому немного повезло в этой лотерее – это уральцам. Ведь ЗКО – это территория, лежащая за верхней границей китайского нефтяного полумесяца и где хозяйничают “многонациональные силы”: итальянцы, американцы, россияне и другие жители планеты Земля.

В других регионах: “Восток”, “Север”, “Центр” также нельзя организовать “Шымкент-1”, “Шымкент – 2”, “Шымкент – 3” соответственно. В этих регионах живут ещё слишком много русских казахов. Ведь в плане душевной организации они так и не смогли нарастить присущей аборигенам толстый панцирь “толерантности”, “терпимости” и “стрессоустойчивости”. И всё это, несмотря на повышенную у русских казахов “веру в царя-батюшку”. Так что существование такого явления как “Шымкент — 0” возможно лишь в регионах вроде “Шымкент — 0”.

Потому вопросы: “Кто” или “Что” и принцип очередности в этом фатальном ряду, лишены смысла. Единственный “плюс” этой истории состоит в том, что мы узнали “цену” — количество человеческих жизней, после которой, возможно, последует отставка казахского министра. Наконец–то обыватель узнал один из показателей “порога чувствительности” президента РК. Видать казахский президент, действительно, постарел. Ведь от этой цифры можно вывести “цену” отставки чиновника более высокого ранга, чем 36-летний парень, бывший главой МЗХ. Бывший министр МЗХ Досаев “весит” 78 жизней, 179 — “в уме”. То есть, гипотетически, отставка уже нынешнего министра МЗХ, как известно, “особы, приближенной к императору”, и к тому же “русского казаха”, потребует еще большей крови. Ведь президент этой территории генерирует практически вечный пиетет перед неказахами. И логика цифр: “78-179” будет обозначаться словами: “и так далее”… То есть, неумолимо поведёт нас вверх по иерархии бюрократической лестницы.

***

В своё время лёд на площади им.Брежнева стал для нынешнего президента РК “трамплином” во Власть. Участники событий 1986 года знают, что многие студентки-казашки, которых в том декабре много часов кряду держали на холодной земле, потеряли вследствие болезней свою репродуктивную функцию. Иначе говоря, возможность иметь детей. Сегодня цена выше: гибнут люди, едва появившиеся на свет. Неизменным же осталось одно: все, что было, и что есть, происходит во имя существования единственного всеказахстанского старца. И новый пароль звучит по-старому безнадежно: “Шымкент-0”.

Новости партнеров

Загрузка...