Казахстан — манящая Мекка для миссионеров всех мастей

Как ни странно, но в последние несколько лет Казахстан, а вернее руководство республики пытается “преподнести” себя как своим гражданам, так и мировому сообществу в качестве своеобразного “мостика”, который способен “объединить” не только разные этносы, но и религии.

Здесь без всякой оглядки на кого-либо, без всякой опаски за проведение столь, мягко говоря, необдуманного процесса, республиканская администрация пытается “свести” к единому общению представителей различных конфессий, религиозных течений и даже сект. К их числу можно причислить католиков и буддистов, сикхов и свидетелей Иеговы, адвентистов седьмого дня и даже маронитов. Происходит же все это под “неусыпным” оком самого Нурсултана Назарбаева, который, видимо, возомнил и уже даже где-то провозгласил себя “управляющим” и “смотрителем” этого “мостика”. Конечно, президент не самолично трудится на религиозной ниве. Он выступает лишь в качестве генератора идей. Другое дело, что все эти инициативы воспринимаются как руководство бессмысленными действиями. К этому ряду можно отнести предложение, зародившееся в аппарате Назарбаева о создании “Дома всех религий”. Мало того, что это предложение в первую очередь “блещет” антирелигиозным свечением, потому как под одной “крышей” (понимайте это слово, как хотите) окажутся храмы всех религий, ну и Народное собрание Казахстана. Или, быть может, господин Назарбаев решил таким образом продемонстрировать своим гражданам, что их мнение для него возведено в ранг религии?

Так или иначе, но доверие народа к власти в Казахстане не выросло ни на йоту. Скорее, наоборот. А на этом фоне свою широчайшую деятельность в республике развернули те же “адвентисты”, “свидетели” и т.д. Для них на сегодняшний день сформировалась отличная “сырьевая” база из народа, на который легитимная власть не обращает абсолютно никакого внимания. Вакуум быстро заполнили прозелиты всех мастей. И процесс этот обретает все более каскадный характер. Сегодня в республике с населением чуть более 15 миллионов человек зарегистрировано более 3 тысяч всевозможных объединений религиозного характера, которые представляют около полусотни конфессий и сект. Помножьте этот факт на то, что Казахстан по сути является мусульманским государством, а русские и другие национальные меньшинства, представляющие восточно-европейские этносы, исповедуют традиционное христианство.

Сложные условия жизни в стране создают огромный пласт проблем, с которыми казахстанцам приходится сталкиваться ежедневно. Причины, по которым люди попадают в секты, самые разные. Простой обыватель всегда склонен убежать, скрыться от жизненных проблем, от высокой стоимости жизни, безработицы и инфляции, социальной несправедливости. А государство и правящая верхушка уже не способны хотя бы “сгладить углы”, хотя бы выказать пусть и маргинальный интерес к жизни простых людей.

Сегодня вся республика поделена на сферы влияния. Как в книге Ильфа и Петрова Россию “поделили” дети лейтенанта Шмидта, так и нынешний Казахстан “отдан на откуп” миссионерам всех мастей. Кроме иеговистов, в республике также действуют “Новоапостольская церковь”, “Церковь полного Евангелия”, “ваххабиты”, “Пресвитерианская церковь”, “Эзотерическая церковь — храм Исиды” и многие другие “импортированные секты”, которые почти всегда прячутся под прикрытием разных “фондов” и “духовных центров”, такие как сайентологи и муниты. Южный Казахстан отдан на откуп дааватистам из “Хизбут-тахрир аль-ислами”.

По последним данным, представители сект активно скупают недвижимость, уже организовывают прорыв во власть, лоббируют собственные интересы во властных структурах, “устраивают” судебные тяжбы по поводу “нарушения закона о свободе совести” и многое другое.

Уже давно известно, что нынешние тоталитарные секты — это авторитарные организации, которые, прежде всего “интересуются” не спасением душ человечества, а властью и деньгами. “Маскируют” же это дело всегда одинаково — религиозными, культурными и другими гуманитарными и духовными целями. Мы уже стали свидетелями того, что последователи того или иного сектантского учения явно деструктивной направленности ведут свою работу уже не только в сквериках и на улице, но и в больницах, тюрьмах, государственных учреждениях. Как пишет эксперт Фонда Карнеги Марта Олкотт, “по мере наблюдающегося обнищания населения Казахстана, возрастает потенциальная привлекательность экстремистских идеологий, маскирующихся под стремление к восстановлению социальной справедливости”.

Можно было бы махнуть на все это рукой и выпятить еще раз Казахстан в качестве столпа центральноазиатской демократии нового образца. Однако, вспоминая еще недавнюю историю, как-то осекаешься.

Еще семь-восемь лет назад в республиканской прессе пошла волна репортажей о том, что в разных областях Казахстана появились и активно действуют всевозможные подозрительные организации религиозного толка. Волна эта зародилась на уровне регионов, но уже через самый короткий промежуток времени захлестнула и центральные официальные издания.

Однако КНБ (Комитет национальной безопасности) Казахстана как-то “не замечал” нарастания напряжения на данном участке. Сотрудникам КНБ, наверное, было не до активизации деятельности молодежных группировок исламистов в Алма-Ате, Джамбуле, Чимкенте. У службистов была другая, более важная работа — устранение легальной оппозиции. И тогда-то созданная безмолвием и бездействием властей почва для экстремизма дала первые всходы, а посеяли их те, на кого тогда не хотели обращать внимания. Дело в том, что во время первой чеченской кампании, отряды боевиков Ичкерии залечивали раны и проходили курсы реабилитации в горных пансионатах Заилийского и Джунгарского Алатау, приходили в себя от горных баталий и террористических актов на курортах Борового. КНБ РК об этом знал, как знал и о том, что в Казахстане организован нелегальный канал поставки наркотиков и оружия через территорию некоторых стран, с узловым пунктом в Актау — у военно-морской базы ВМС Казахстана — и далее, по Каспию, в Дагестан и Чечню. Но…

Хотя удивляться нечему, потому как “казахский след” замечен в Чечне даже не на таком уровне. Так, в книге известного чеченского исламиста, бывшего заместителя муфтия Ичкерии Сулеймана Магомедова под названием “Ислам под игом режима”, выпущенной в Грозном в 1994 году, сказано, что бывший глава мусульман Чечни шейх Мухаммед Хусейн-хаджи Алсабеков, он же — советник Президента ЧР по межнациональным отношениям и вопросам религии, председатель Совета Улемов, координатор Высшего Религиозного Совета народов Кавказа, в первой половине 1990-х годов являлся “членом Консультативного совета аппарата Президента Казахстана”.

Можно также провести и историческую параллель. К примеру, историю Харуна ар-Рашида, который с некоторыми своими приближенными, возглавляя в VII-VIII веках, кстати, на территории Прикаспия Хазарский каганат, задумал принять иудаизм. Естественно сие изменение коснулось верхней прослойки политической элиты. Народ не понял своего правителя, который решил свернуть с пути традиции, заложенной поколениями предков. В итоге это государство пало и осталось практически безвестным. Эта ли судьба ждет Казахстан? Вполне может быть.

Однако не хотелось бы, чтобы история повторилась. Хотя это уже происходит, причем в стране, где руководители разного уровня и их ближайшее окружение, “заболевшие” идеями “духовного врачевателя”, самопровозглашенного “гуру”, насаждают через подконтрольные им фонды и НПО, дошкольные, школьные и другие образовательные учреждения совершенно бредовые идеи, в которых мракобесие преподносится как благо. Словом, уроки невежества на государственном (читай легальном) уровне продолжаются.

И, конечно же, очередным “достижением” казахских западников становится постепенная легализация в стране сексуальных меньшинств, не без помощи добрых американских друзей. В ноябре 2003 года было объявлено об открытии в Актюбинске первого в Центральной Азии гей-клуба. Чем не лидерское достижение и просвещенное отношение к правам меньшинств!? С таким багажом можно и Данию с Голландией скоро догнать и перегнать по объемам имеющихся в стране социальных новшеств и “специфичных благ”.

Таким образом, имея на своей территории взрывоопасную смесь разнообразных, и практически не совместимых между собой религиозных сект, Казахстан создает предпосылки для своей будущей недееспособности и распада как единого государства. Видимо, именно это нужно казахскому правительству, если оно создает условия для этого. Для продажи нефти и территорий “по концессии” и распределения легких барышей от этих проектов большого ума не требуется, в отличие от кропотливой и многолетней работы по созданию единого народа, объединенного общей религией, судьбой и будущим. Ведь за это страну могут еще обозвать “недемократической”, а тогда не видать ей председательства в ОБСЕ в 2009 году. И не беда, видимо, что это амбиция уже стоила казахам 10 упущенных лет в создании национального единства и формировании самосознания казахского народа. Главное — высокая идея, граничащая, впрочем, с высочайшим же бредом.

Новости партнеров

Загрузка...