Мы не считаем себя виновными

Заявление руководителей ИПФ “Бутя-Капитал”

Новое, уже третье, постановление о привлечении в качестве обвиняемых от 16.08.06, вынесенное Финансовой полицией, носит предвзятый, тенденциозный, оскорбительный характер, с грубым нарушением презумпции невиновности физического лица. Используются такие бездоказательные, трескучие, рассчитанные на необходимую реакцию судей, обвинения, а также жалобы, якобы, от “потерпевшей группы граждан”. Используются полицейские шаблоны: “…по предварительному сговору…”, “…злоупотребление своими полномочиями…”, спекулятивный термин – “…причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан…”, “…хищение чужого имущества путем присвоения и растраты в крупном размере группой лиц по предварительному сговору…” и т. д.

Истинное положение дел, естественно, выглядит совершенно иначе. Приватизация осуществлялась по четырем направлениям – массовая, в которой участвовали инвестиционные приватизационные фонды, по индивидуальным проектам, агропромышленного комплекса и продажа предприятий за деньги на аукционах. На массовую приватизацию выставлялись доли мелких и некоторых средних предприятий. В основных фондах страны они составляли единицы процентов. К 1993 году подавляющее большинство этих предприятий не работало, техника и оборудование растащены, убыточны. Как показала практика, до сих пор эти предприятия, да и экономика страны в целом, не восстановились в полной мере, не достигли уровня 1991 года. Дивидендов от массовой приватизации граждане страны не дождались.

Основная доля богатства страны приватизировалась через индивидуальные проекты – это крупнейшие добывающие и перерабатывающие предприятия горной, металлургической, нефтяной промышленности и агропромышленный комплекс. Результаты известны. Появились промышленные олигархи, миллиардеры, вошедшие в список самых богатых людей в мире, крупные латифундисты, владельцы огромных земельных наделов.

Скорейший переход к рыночной экономике, изменение собственности – это стратегический план Президента и Правительства. На претворение его в жизнь откликнулась наиболее активная, образованная, видящая перспективу часть общества, которая приняла участие в создании инвестиционных приватизационных фондов за счет собственных средств.

В стране было создано 169 таких фондов, в том числе и “Бутя-Капитал”, учредителем которого являлась фирма “Бутя”. Инвестиционные приватизационные фонды на протяжении первых нескольких лет содержались учредителями – зарплата, оборудование, командировочные, реклама, аренда помещений и т.д. Решалась одна из главных проблем того времени – получили работу в инвестиционных фондах десятки тысяч человек.

Участвуя в купонных аукционах, фонды приобрели определенные доли активов приватизируемых предприятий. В результате работы фондов на вторичном рынке появились кое-какие денежные средства. Однако их использование сильно ограничивалось, отсутствовали действенные, эффективные финансовые инструменты для наращивания капитала, чтобы затем из образовавшейся прибыли выплачивались дивиденды населению – акционерам фондов. Хотя по законодательству основным источником выплаты дивидендов являются средства, направляемые из прибыли предприятий, находящихся в портфелях фондов. Всем известно, эти предприятия работали убыточно, намеренно или естественным образом банкротились, закрывались, перерегистрировались, переучреждались, а доли фондов сокращались или вовсе исчезали.

Акции выполняют две основные функции. Первая – закрепление собственности и вторая – спекулятивная, т. е. получение доходов посредством купли-продажи. До настоящего времени выполняется только первая функция, вторая не работает. Вторичный рынок почти не функционирует из-за слабой котируемости предприятий. Увеличивать долю инвестиционных фондов было невозможно, потому что инвестировать денежные средства в предприятия запрещено. Нежелание правительства выставлять крупные и рентабельные объекты наряду с недоработками законодательства привели к провалу массовой приватизации, предприятия не получили должного развития, а граждане страны не стали собственниками своих долей общенародного богатства. В этих условиях инвестиционные фонды оказались крайними, на один из которых – “Бутя-Капитал” уже в течение нескольких лет идет неприкрытое давление и преследования со стороны силовых структур, собираются компрометирующие материалы по всей стране.

В своих обвинениях финансовая полиция утверждает: “…намеренно не проводились собрания акционеров с целью осуществления преступных замыслов…”. Такое утверждение основано на незнании законодательства о проблеме, либо желание подвести дело под надуманную статью, либо и то и другое вместе взятое. С 1993 по 1998 годы все 169 инвестиционных приватизационных фондов не могли проводить общих собраний акционеров. Все вопросы, в соответствии с законодательством, решались под эгидой Наблюдательных советов фондов.

Согласно Постановлению Правительства за №1208 от 01.08.97, первое общее собрание акционеров можно провести только после окончательного утверждения Проспектов эмиссий акций фондов. Выход Постановления наконец решил вопрос о кворуме на общем собрании акционеров.

Кроме этого объективно требуется время на подготовку и утверждение Проспектов эмиссии, подготовку проведения собрания. У “Бути-Капитал” было более 2 млн. акционеров, велась постоянная работа по уточнению списка, адресов, рассылка приглашений, подбор помещения, решение вопросов финансирования и многое др. Согласно указанного Постановления “Бутя-Капитал” одним из первых среди фондов провел свое первое собрание акционеров 31.07.98. Собрание одобрило сделки и финансовые отчеты фонда, были избраны руководящие органы, произошла перерегистрация инвестиционного приватизационного фонда в открытое акционерное общество. Соответствующие документы имеются в деле.

Еще одно абсурдное обвинение Финансовой полиции о хищении средств фонда, путем оказания некоторым фирмам финансовой помощи, не выдерживает абсолютно никакой критики. Оказание финансовой помощи ряду компаний обычная, соответствующая законодательству, практика в деятельности любых хозяйствующих субъектов и непредосудительно как в моральном, так и в общечеловеческом смысле.

Наблюдательные советы инвестиционных фондов в этом вопросе находили понимание в Комитете по приватизации, который контролировал деятельность инвестиционных фондов, утверждал бухгалтерские отчеты. Кроме того, по законодательству, инвестиционные приватизационные фонды как акционерные общества ежегодно подвергались обязательной аудиторской проверке по вопросам финансов и налогов. Нареканий по этим вопросам не было.

В положении о приватизационных фондах нет прямого запрета на оказание временной финансовой помощи. Там же указано, что можно проводить иные виды деятельности, не противоречащие законодательству. Из изложенного следует, что превышения полномочий нет. Проводилась обычная финансово-аналитическая работа на основании договоров, гласно, а не как обвиняет финансовая полиция: “…маскировка преступных намерений…”.

Финансовая помощь, оказанная компаниям, полностью возвращена фонду. Это подкреплено и неоднократными аудиторскими проверками, назначенными следствием. Само следствие также признает полный возврат финансовой помощи. Следовательно, факт “хищения и растраты” надуман, не доказан, а инкриминируемая ст. 176 не имеет под собой никаких оснований. Кстати, аудиторская проверка, как и все предыдущие, назначена без соответствующего предупреждения обвиняемого, чем грубо нарушено законодательство.

Следует особо отметить, что основанная сумма, так называемого “ущерба”, которым оперируют органы финансовой полиции, составлена за счет инфляции. Между тем, применение инфляционных “издержек” не предусмотрено действующим законодательством, поскольку оно не является объективным критерием для начисления штрафов.

Создается впечатление, что следствие пыталось любыми средствами увеличить сумму предъявленных обвинений, нежели установить истину. Об отсутствии хищения и растраты, о размере суммы изложено выше. По законодательству инвестиционные приватизационные фонды не должны заниматься банковскими функциями, т. е. кредитованием, связанным с инфляцией и ставкой рефинансирования. Вместо этого, для исключения нанесения ущерба фонду, в договорах указывались штрафные санкции за несвоевременный возврат финансовой помощи.

Таким образом, обвинение по нанесению ущерба из-за инфляции в стране несостоятельно, отсутствует состав преступления по инкриминируемой статье 182.

Хотелось бы подчеркнуть, что обман государством состоит, во-первых, в выставлении на купонных аукционах, в большинстве своем, мелких, убыточных предприятий, во-вторых, в противопоставлении населению инвестиционных приватизационных фондов, что якобы они не платят дивидендов. Государственный орган – финансовая полиция, по специальному поручению, допрашивает, беседует, уговаривает население страны стать потерпевшими от “Бути-Капитал”.

Результаты такой кропотливой работы составляют добрую половину томов дела. На каждого свидетеля составляется 7 документов – протокол допроса, объяснительное, постановление о признании потерпевшим и т. д. Документы написаны разными почерками, нет даты, подписи на документах не идентичны. То же самое и в других томах по так называемым потерпевшим.

Создается впечатление, что привлечение людей в качестве потерпевших сфабриковано, т. е. эта часть так называемого состава преступления, необоснованна или крайне сомнительна. Многие из вкладчиков отказывались сотрудничать с финансовой полицией, заявив, что претензий к фонду не имеют, поскольку все они получили деньги от реализации активов, имевшихся у фонда.

Таким же образом обрабатывались лейтенантом Чормаковым жильцы целого многоквартирного жилого дома в Алматы по ул. Дежнева, 26А. Все опрошенные отказались быть потерпевшими. Рапорты с фамилиями сотен сотрудников финансовой полиции от подполковников до лейтенантов и многих тысяч граждан с указанием фамилий и адресов имеются в деле (т.т. 12, 14 и др.). Такой целенаправленно-принудительный поиск компрометирующих материалов нанес огромный ущерб бюджету страны, отвлекались сотни сотрудников, в том числе и старших офицеров, от работы по поимке настоящих коррупционеров – это затраты на зарплату, командировочные, транспорт, использование оборудования, энергии и т. д.

Деятельность фонда, по заданию следователей финансовой полиции, прокуратуры, а также налоговой инспекции многие годы, неоднократно подвергалась проверке налоговой инспекцией. Существенных замечаний не было. Все заключения проверок, проведенных силовыми органами, имеются в деле. Изложенное наводит на мысль о том, что уголовные дела возбуждены с целью оказать давление на Булата Абилова, запятнать его репутацию, заставить его отказаться от общественной деятельности.

В итоге, мы заявляем – все пункты обвинения надуманы, необоснованны и тенденциозны. Мы не считаем себя виновными ни по одному из пунктов обвинения. Мы абсолютно чисты перед своим народом, своими акционерами и вкладчиками, и намерены отстаивать свое честное имя на всех уровнях и всеми законными способами.

Уалихан Бекбосын, Бауыржан Карабеков,

руководители ИПФ “Бутя-капитал”, которые привлечены к уголовной ответственности вместе с Булатом Абиловым

Новости партнеров

Загрузка...