Нефть, она и в Африке нефть

Для чего Казахстану вступать в ВТО?

Россия практически решила вопрос, связанный с ее вступлением во Всемирную торговую организацию (ВТО). Это стало ясно после того, как 19 ноября с.г. на саммите АТЭС в Ханое официальные представители Москвы и Вашингтона подписали протокол о завершении переговоров по вступлению Российской Федерации в эту организацию. Комментируя это событие для российской прессы, глава минэкономразвития Герман Греф сообщил следующее: “Нам удалось получить тот уровень тарифов, который перед нами ставился как целевой по всем позициям, которые были принципиальны для нас, в том числе по сельскому хозяйству”.

Хотя России еще не со всеми государствами, уже входящими в ВТО, удалось подписать аналогичные протоколы, вопрос вступления туда в Москве уже сейчас считают решенным. Видимо, так в действительности дело и обстоит.

Кстати сказать, российская сторона отстояла право предоставлять своему сельскому хозяйству субсидии в размере $9 млрд. ежегодно. Если иметь в виду то, что сейчас их реальный объем в России не превышает $2,5 млрд., надо это признать, видимо, большим достижением. Тем более что спустя 7 с небольшим лет, то есть с 1 января 2014 года, аграрные субсидии в рамках ВТО предполагается отменить вовсе.

Когда-то у нас официальные лица любили повторять, что Казахстан предполагает вступить в ВТО в синхронном с Россией порядке. Сейчас этот вопрос российская сторона, кажется, уже решила для себя. А вот то, как же идут дела у Казахстана на переговорах по вступлению в рассматриваемую организацию, не совсем ясно. И не только для широкой общественности, но и, судя по всему, даже для представителей бизнес-элиты РК. Так, 22 ноября на брифинге в рамках форума “Россия — Казахстан. Розничная торговля: стратегии, инвестиции, кадры” председатель совета Форума предпринимателей Казахстана Раимбек Баталов высказался по этому вопросу следующим образом: “Мне кажется, недостаточно информации по тому, на каких условиях мы вступаем в ВТО. Я считаю, что в этом вопросе очень много недоработок, и мне кажется, вступление в ВТО, с одной стороны, конечно, необходимо, с другой стороны, торопиться в этом вопросе не нужно” (Kazakhstan Today, 22.11.2006 г.).

В любом случае ясно, что сейчас наша страна тоже близка к тому, чтобы стать членом этой организации. Тем более, в этом смысле и без России есть с кого брать пример.

Кыргызстан (соседняя и братская нам республика) давным-давно вступил в ВТО. Едва ли раньше всех в СНГ. Правда, от такого первопроходческого положения он, судя по всему, мало что выгадал.

Даже в официальных кругах Астаны, где про партнеров по СНГ и, тем более, по ЕврАзЭС говорить негативные вещи не очень-то принято, последствия этого давнего уже шага Бишкека все больше оцениваются отрицательно. К примеру, еще в далеком теперь уже 2001 году тогдашний министр экономики и торговли РК Жаксыбек Кулекеев на пресс-конференции, посвященной вопросу обстоятельств и вступления страны в ВТО, однозначно заявил, что “опыт Киргизии”, вступившей туда раньше всех, “не является для нас положительным”.

Тогда же, то есть целых 5 лет тому назад, член правительства РК пояснял журналистам, что наибольший выигрыш от вступления в ВТО Казахстан получит лишь тогда, когда членами ВТО станут Китай и Россия – наши ближайшие и крупнейшие соседи. Обосновывая такой вывод, он утверждал: там, мол, огромные рынки сбыта. Правда, последнее уже тогда звучало не очень убедительно, поскольку все мы знаем, что в Казахстане нет такого реального сектора, который был бы своей продукцией тягаться в тех гигантских странах с местными производителями.

Сейчас мы уже можем уже делать кое-какие выводы относительно заявленных Ж.Кулекеевым перспектив нашей страны после вступления Китая и России в ВТО.

Последняя еще не является членом этой организации, но уже очень близка ко вступлению в нее. Казахстан – тоже. Зато Китай вот уже пятый год пребывает в ВТО. Он вступил туда в тот же год, когда Ж.Кулекеев делал свои вышеназванные прогнозы. Прошло с тех пор, конечно, не так уж и много. Но кое-что можно уже сейчас сказать. Обратимся к некоторым цифрам из области внешней торговли РК по прошлому году и сравним их с аналогичными данными за 2001 год, чтобы выявить превалирующие тенденции за последние пять лет.

Итак, согласно статистическим данным, объем торговли Казахстана с Россией в 2005 году составил порядка $10 млрд., а с Китаем – порядка $5 млрд. При этом весь внешнеторговый оборот страны составил $47,6 млрд. (в том числе экспорт свыше $30 млрд., импорт – свыше $17 млрд.). Среди стран, импортирующих казахстанские товары (то есть принимающих экспорт из Казахстана) Россия с результатом 11,1% занимает только второе место, а Китай с показателем 10,0% – только четвертое.

А теперь глянем на то, как же обстояло дело в этой сфере в 2001 году. Тогда внешнеторговый оборот Казахстана составил $15 млрд., а главными импортерами казахстанской продукции стали Россия (20,2%) и Бермудские острова (14,1%). Дальше в этом списке тогда шли: Италия (11,2%), Китай (7,6%).

Как видно из изложенных данных, по сравнению с 2001 годом в 2005-м доля России в объеме экспорта из Казахстана в процентном отношении сократилась с 20,2% до 11,1%. Картина с Китаем выглядит несколько лучше. Его доля в объеме экспорта из Казахстана в процентном отношении увеличилась с 7,6% до 10,0%. Это, конечно, отрадно.

А в целом же пятилетней давности предсказания Ж.Кулекеева как бы оправдываются. Китай уже находится в ВТО, и экспорт в эту страну из Казахстана, хотя он сам еще не вступил в эту организацию, за последние пять лет заметно вырос. А в Россию, которая до сих пор находится вне ВТО, — в процентном отношении стал заметно меньше. Конечно, это не полные итоги.

Но и их достаточно для определения того, куда казахстанских экспортных товаров стало вывозиться больше прежнего и куда – меньше. Иными словами – для выявления превалирующих тенденций развития во внешней торговле Казахстана в тот период, когда он на пути вступления в ВТО вышел, образно говоря, на финишную прямую.

Кстати, тогда же, то есть в 2001-м сообщалось, что страны-члены ЕврАзЭС подписали соглашение о согласованном вступлении в ВТО, “Мы выполняем все требования этого соглашения”, — говорил об этом тогдашний министр экономики и торговли. Позже официальные представители нашей страны неоднократно подчеркивали незыблемость позиции Казахстана в том, чтобы при дальнейшей интеграции в мировую экономику держаться вместе с партнерами по Евроазиатскому экономическому сообществу и по формируемому сейчас Единому экономическому пространству. И, прежде всего, – с Российской Федерацией.

В свете такой политики объемы вывозимой из Казахстана в Россию, с которой он связан самой протяженной в мире межгосударственной сухопутной границей (7,5 тыс. км), продукции должны, казалось бы, увеличиваться куда быстрей, чем общий средний показатель роста казахстанского экспорта, или уж, по меньшей мере, не отставать от него.

Однако этого явно не произошло. Еще в 2001 году Казахстан фигурировал в ряду главных торговых партнеров Российской Федерации на почетном седьмом месте вслед за Германией, Украиной, США, Беларусью, Италией и Нидерландами. За прошедшие с тех пор 5 лет внешнеторговые показатели и у России, и у нашей страны значительно выросли.

По итогам прошлого 2005 года, Казахстан не попал в ряды главных торговых партнеров России ни по разряду экспорта (Нидерланды – 10,3%, Германия – 8,3%, Италия – 7,9%,Китай – 5,5%, Украина – 5,2%, Турция 4,5%, Швейцария – 4,4%), ни по разряду импорта (Германия – 13,6%, Украина – 8%, Китай – 7,4%, Япония — 6%, Беларусь – 4,7%, США – 4,7%, Италия – 4,6%, Южная Корея – 4,1%).

Конечно, можно говорить: а ВТО тут-то при чем?! В том ведь и дело, что мы вступаем туда с целью приобрести благоприятные условия для расширения своего экспорта в другие страны. Никакой более важной задачи здесь и нет. Но если наша экономическая политика направлена на создание такой ситуации, при которой в структуре нашего экспорта наблюдается стойкий рост веса сырья (нефти, газа и т.д.) как вывозного товара, нам определенно нет никакой нужды вступать в ВТО.

Во-первых, нефть, она, как говорится, и в Африке нефть.

Во-вторых, для торговли своим товаром преимущественно через третьи страны те благоприятные условия, которые сопряжены с членством в ВТО, не очень-то нужны. Если экспорт из Казахстана в другие страны ЕврАзЭС, своего рода малого, эсэнговского ВТО, с конца 2000 года или с тех пор, как оно было учреждено с участием нашей страны, не растет, а, наоборот, уменьшается, какая есть гарантия тому, что все сложится лучше с точки зрения интересов казахстанского государства и общества в целом в случае вступления во Всемирную торговую организацию?!.

Новости партнеров

Загрузка...