Как казахи относятся к русским?! Часть I

Реализация давней казахской идефикс меняет их отношение к ним

Итак, как же, в действительности, казахи относятся к русским? Так же, как в советское время? Или уже как-то иначе? Вопрос не однозначный. И ответ на него должен, видимо, быть не однозначным.

Прежде всего, можно отметить то, что отношение к русским за последние полтора десятилетия изрядно изменилось. Оно не могло остаться без изменения постольку, поскольку за последнее время утратило силу большинство тех факторов, на которые в прошлом казахское сознание было приучено реагировать болезненно. О чем речь? Какие это факторы? Поговорим о них подробно.

История с численной диспропорцией

Фактор первый. Почти на всем протяжении советской эпохи в Казахстане русско-славянское и русско-европейское население составляло большинство, а казахское — меньшинство. В самый ее разгар – в конце 1950-х и начале 1960-х г.г. – доля казахов сделалось настолько маленькой, что не дотягивало даже и до 30 процентов от общей численности народа. Поэтому нет, думается, ничего удивительного в том, что казахов в то время тяготило осознание того, что в СССР Казахстан являлся едва ли не единственной такой союзной республикой, где представители коренной национальности составляют не большинство, а меньшинство. Конечно, тогда об этом официально казахи ничего не говорили и не писали. Но численная диспропорция их серьезно беспокоила.

Согласно итогам переписи, проведенной в 1989 году, казахи, составляли немногим более 39 процентов жителей республики. Тогда они обошли русских по численности в первый раз за последние полстолетия. Перепись, проведенная спустя десять лет после этого, выявила, что их доля выросла до 54 процентов.

А на первое января 2005 года казахи, по данным Государственного агентства по статистике, составляли уже 58,6% (“Доля казахов в национальном составе населения республики продолжает расти”, ИНТЕРФАКС-КАЗАХСТАН, 26.04.2006 ж.). К тому времени численность всего всех казахстанцев достигла 15 млн. 219,3 тыс. В том числе: казахов – 8 млн. 913,3 тыс., русских – 3 млн. 979,3 тыс., украинцев — 448,8 тыс., узбеков — 428,9 тыс., уйгуров — 229,8 тыс., татар — 229,6 тыс., немцев — 222,7 тыс., корейцев — 101,7 тыс. Следовательно, получалось, что общая численность представителей европейских наций, которые, согласно сложившейся у нас традиции, говорят только на русском языке (4 млн. 650,8 тыс. = 3 млн. 979,3 тыс.+448,8 тыс.+222,7 тыс.) почти в 2 раза меньше численности одних только казахов (8 млн. 913,3 тыс.). Такой результат получился вследствие не только естественного роста численности казахов, но и также выезда значительной части русскоязычного населения за пределы Казахстана. На стыке 2006 и 2007 годов прошла информация о рождении в Атырау 9-миллионного казаха в Казахстане и о предоставлении государством его родителям 2-комнатной квартиры. Получается, что теперь казахи составляют почти 60% или три пятых населения Казахстана. Следовательно, они больше не ощущают себя меньшинством рядом с русско-славянским и русско-европейским населением.

Города были русской жизненной средой

Фактор второй. Еще, скажем, с середины позапрошлого века до почти конца прошлого века казахи составляли меньшинство практически во всех крупных городах Казахстана. В советское время их было больше представителей других народов только в двух областных центрах – в Атырау (тогда он назывался Гурьев) и Кызылорде. Как такая ситуация сложилась? Мы тут имеем в виду этническое демографическое положение, которое сформировалось в городах Казахстана в послевоенное советское время.

К 1959 году, когда проводилась первая после Великой Отечественной войны общесоюзная перепись, доля казахов в составе населения республики сократилась до рекордно минимального уровня – до 28 процентов. При этом их численность не сократилась, а наоборот, возросла. Главной причиной того, что их доля уменьшилась, явилось взятие руководством державы курса на превращение Казахстана в мощную аграрно-индустриальную республику. Именно в этот период началось освоение целины, стало возникать множество новых городов и поселков городского типа при вновь поднимающихся градообразующих индустриальных предприятиях. Именно тогда Казахстан твердо укрепился на позиции четвертой по экономическому потенциалу союзной республики. Все эти перемены и обусловили резкое изменение этнической демографической картины Казахстана. В эти годы представители русско-славянских и других европейских народов стали в республике по всем статьям неоспоримо ведущей общиной.

Практически все крупные и средние города, а также вновь возводимые города были тогда по составу населения и в культурно-бытовом отношении русско-европейскими городами. Коренное население со всей присущей ему атрибутикой занимало там периферийное положение. Конечно, доля его представителей в партийно-советском аппарате и особенно в вузах уже тогда была достаточно большая.

Но города были в целом русской жизненной средой. Даже в столице долгое время доля казахов была меньше 10 процентов.

Такая ситуация в городской среде в общем и целом сохранялась вплоть до начала 90-х гг. Но при этом после 1959 года доля казахов в составе населения неуклонно увеличивалось: в 1970 году – 32%, в 1979 году – 36%, 1989 году – почти 40%.

А в Алматы за те же годы численность представителей коренного населения менялась в следующем порядке: в 1970 году – 80 тысяч (менее 10 процентов от общего количества), в 1979 году – 150 тысяч (свыше 15 процентов), в 1989 году – 252 тысячи (менее 25 процентов). Примерно так же менялась ситуация за этот период в городской среде Казахстана в целом.

В 1940-1980 гг. из областных центров, повторимся, только в Кызылорде и Гурьеве (ныне Атырау) казахи составляли большинство.

В дальнейшем давняя казахская идефикс о том, что надо перестать быть у себя на родине меньшинством, стала обретать реальные черты. Однако произошло это не столько за счет сохранения высоких темпов количественного роста коренного населения, сколько, в первую очередь, за счет резкого сокращения численности русско-славянских и других европейских народов в Казахстане. Да, за 1989-1999 г.г. численность казахов в стране увеличилась на 1 млн. 488,1 тысячи или на 23 процента и возросла с 6 млн. 496,9 тысяч до 7 млн. 985 тысяч. Но этого оказалось далеко не достаточно не только для дальнейшего увеличения населения страны в целом, но и даже для восполнения миграционных потерь. Потому что за счет заметного увеличения смертности и сокращения рождаемости их коэффициент прироста за эти 10 лет уменьшился в 1,6 раза. Другими словами, коренное население страны все больше и больше приспосабливается к демографическим стандартам постиндустриального общества.

Реальная экономика все также в руках у не коренных…

А между тем того индустриального общества, при котором была база для утверждения в последующем такого рода постиндустриальных стереотипов, уже нет. Те, чьими усилиями и талантом в первую голову Казахстан был превращен в достаточно развитую аграрно-индустриальную страну со всей соответствующей материально-духовной атрибутикой, частью состарились, а частью уже умерли. Наиболее дееспособная часть наследников их опыта и знаний и их непосредственных потомков успела покинуть Казахстан. И того динамизма, который обеспечивался прежде ими, сейчас у нас в стране нет.

Осознание того, что такие коренные перемены уже необратимо и кардинально трансформировали образ жизни людей не только в городах, но и в стране в целом, меняет отношение казахского теперь уже большинства к сделавшемуся меньшинством русско-славянскому и русско-европейскому населению.

Сейчас города Казахстана перестали быть преимущественно русской жизненной средой. Но они при этом также перестали быть лидерами индустриального развития страны. Центр тяжести экономики Казахстана сместился к его редконаселенной и слабо развитой прежде западной части. Сейчас в полупустынных солончаковых нефтегазоносных западно-казахстанских участках и куется основное богатство страны. В самом же Западном Казахстане ни население особенно не увеличивается, ни города особо не растут.

Так что получается, что с изменением этнической демографической картины как в Казахстане в целом, так и в его городах изменился коренным образом и стиль жизни его населения. Теперь деньги главным образом куются в отдаленных окраинах, а тратятся же они в основном в больших городах и густонаселенных районов. В секторе реальной экономики роль первой скрипки так же, как и прежде, играют представители не коренного населения. Но это уже не сограждане русско-славянского и русско-европейского происхождения, а иностранцы из так называемого дальнего зарубежья.

(Продолжение следует)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...