“Коммуналка” как показатель назревших перемен

На этой неделе случилось ЧП в “Нурбанке”, а также прошли публичные слушания “Национальная трагедия 11 февраля”, приуроченные к надвигающейся годовщине убийства Алтынбека Сарсенбаева и его спутников. То и другое, на мой взгляд, связаны между собой и, в целом, вписываются во всю нынешнюю ситуацию, для характеристики которой, пожалуй, наиболее подходящее слово – смутная. С одной стороны, все вроде бы, идет успешно: бизнес развивается, деньги в стране есть, политическая обстановка – спокойная. С другой – все в каком-то серьезнейшем внутреннем напряжении, мало кто из не совсем рядовых граждан удовлетворен своим положением, и практически все обеспокоены собственным будущим. Хотя что именно сулит нам ближайшее будущее — как раз это и выглядит самым смутным.

Кстати, на этой же неделе алматинцев “порадуют” и очередным повышением цен на электроэнергию (5,71 тенге за кВт-час для всех групп потребителей), что тоже вписывается в общую картину, о которой собираюсь сказать.

В общем, создается впечатление, что система, в которой мы жили последние лет пятнадцать, которая сама очень многое испытала и сильно трансформировалась и в какой мы сами многое пережили и тоже изменились, — эта система показала уже все, что может. И что не может – тоже. Наступает, и это совершенно очевидно, пора перемен. Причем из того, что она наступает вовсе не вытекает, что обязательно наступит, и в скором времени. Все может консервироваться еще достаточно долго и может меняться в неожидаемую сторону…

Впрочем, это – долгий разговор, я же собрался на этот раз поговорить об итогах “круглого стола”, который мы (Общественная антимонопольная комиссия и фонд “Гражданское общество”) провели 2 февраля в Алматы. Вводная же эта понадобилась для того, чтобы начать с утверждения: проблемы жилья и обслуживающих его коммунальных предприятий тоже есть иллюстрация того же исчерпания возможностей сложившегося положения и всеми смутно ощущаемой необходимости серьезных перемен.

Итак:

Казалось бы, — банальная “коммуналка”, а всколыхнула высокие общественные страсти. Начиная с того, что впервые (на моей памяти) за один стол уселись руководители сразу нескольких тепло-электро-водоснабжающих предприятий Алматы и полный набор руководителей КСК и их ассоциаций, городских и районных, созданных как со стороны акиматов, так и инициативных. Тут же – журналисты, включая и выступающих в роли экспертов, а также и сразу несколько оппозиционных политиков, ранее в этой проблематике не замешанных.

Были и чиновники, но – подчеркнуто среднего уровня. Что тоже характерно для ситуации, и о чем скажем в выводах.

Соль же ситуации в том, что сейчас в области ЖКХ буквально клином сошлись три проблемы. Вернее, их гораздо больше, но эти три – самые острые и вобравшие в себя почти все основное.

Первая проблема – это накопившийся износ жилого фонда. Дело в том, что, когда в 1993-1994 годах людям сначала отдали в частную собственность их квартиры, а в 1996-м Правительство разом ввело полную “самоокупаемость” коммунальных платежей, жильцы и коммунальные службы приспособились худо-бедно поддерживать свое текущее существование. Что же касается капитальных ремонтов и всяких там модернизаций, то о них обе стороны, — и жильцы, и те, кто поставляет им воду, тепло и свет, капитально забыли. Поскольку в тарифы, и так уже напрягающие население, ничего сверх “поддерживающих” ремонтов втиснуть не получается.

Вторая проблема, это совершенно тоже самое, что и с жилым фондом (и даже еще хуже), только в отношении предприятий-поставщиков основных коммунальных услуг. У них также уже лет пятнадцать подряд не было средств на серьезные ремонты, не говоря уже о наращивании мощностей.

Все держалось на принципе “нет худа без добра”: благодаря экономическому кризису, резкой коммерциализации (да и отъезду населения – тоже), все 90-е годы нагрузки по теплу и электроэнергии резко “просели” против советского уровня. Один только пример на этот счет: в “доперестроечном” 1985 году Казахская ССР потребляла 91,5 млрд. кВт-часов электроэнергии в год, из которых почти столько же вырабатывала на собственных электростанциях. К 1990 же году, — году ухода СССР в историю, Казахстан достиг исторического максимума — 104,7 млрд. кВт-часов, после чего потребление покатилось вниз. Причем, исторического минимума, по инерции, мы достигли совсем недавно, только в 2000-м году, уже после того, как национальный ВВП начал прирастать по 9-10% в год. Потребление же электроэнергии на входе в третье тысячелетие составило лишь 54,4 млрд. кВт-ч. — всего половину от десятилетней давности.

Но и производственные мощности не стояли на месте, они… падали от старости. Хотя запас был такой, что это мало кого (из высокого начальства) волновало. Но вот последние три-четыре года нагрузки начали расти, и обнаружилось, что две кривые: рост потребления и падение располагаемой мощности, быстро стремятся на встречу друг другу. Так, в прошлом году мы потребили уже 72 млрд. кВт-ч., на нынешний ожидается 75,8 миллиарда. Между тем, из всех генерирующих мощностей энергетики могут “выжать” на сегодня не более 80 миллиардов кВт-часов за год. То есть, на следующий год страна уже будет в реальном энергодефиците.

Это – что касается “большой” энергетики. Если же взять ситуацию по отдельным регионам (скажем – Алматы и весь наш Юг в целом), то острый дефицит уже налицо. Положение с распределительными электросетями, — почти везде драматическое, а если перейти к городским системам тепло-водоснабжения, то в большинстве мест в этой драме звучат уже и трагические нотки…

Третья же проблема – структурно-организационная. То есть, едва ли не все структуры и организации, созданные в жилищно-коммунальном хозяйстве, а также и методы взаимодействия их между собой, – они, мягко говоря, несовершенны. Наиболее известный всем пример, это пресловутые КСК, не устраивающие уже ни власти, ни население. Но дело не только (и – не столько!) в них. “Коммуналка” — это та сфера, где прописанное в законодательстве Республики Казахстан договорное право либо просто игнорируется, либо (в лучшем случае) извращается. Это та сфера, где под видом рыночных отношений законсервирована кондовая административно-распределительная система, да еще и зачищенная от практиковавшихся при советской власти разных там стимулов к экономии топлива и других ресурсов.

Представьте, что вы заходите в магазин, а от вас требуют, чтобы весы вы принесли свои, из дома. Причем на самом деле весы в таком “магазине” вещь не нужная, потому что деньги с вас возьмут вовсе не по тому набору продуктов, что вы положили в корзину, а, во-первых, просто за вход, во-вторых, в зависимости от какого-то вашего физического параметра, скажем, от роста или от веса.

И при всем при этом естественно существует государственное Агентство по регулированию естественных монополий, отставшее от жизненных реалий, как минимум, на несколько лет…

Опять же, недавно созданный Комитет по поддержке конкуренции, — само по себе необходимое госведомство, но на деле – никакое

Как объективно никаким является и Комитет по делам строительства и ЖКХ при том же самом всеобъемлющем Мининдустрии и торговли, при котором тихо мирно существует и Комитет по конкуренции.

В целом же, если оценивать роль государства в жилищно-коммунальной сфере, то получается, что различные ведомства эту сферу как бы даже обложили со всех сторон. Есть акиматы, которые, вроде бы, должны отвечать за решение всех проблем на местах в комплексе. Но — за тарифы на коммунальные услуги они не отвечают, как не отвечают и за как бы конкурентные цены на электроэнергию. Зато та вынужденная помощь из бюджета, за которой “коммунальщикам” все равно приходится (все чаще и чаще) обращаться к государству – она как раз идет (если вообще идет) опять от акиматов.

Если же брать по большому счету, то сейчас, помимо чересполосицы с госответственностью, в коммунальной сфере, накопился целый ряд проблем, вообще не имеющих решения, ни, хотя бы, формального, ни даже концептуального. Вот, например, такой сдвоенный вопрос:

Где взять деньги на неотложные капитальные ремонты жилья и на оснащение многоквартирных домов (это более пятидесяти тысяч по Казахстану) учетно-регулирующими приборами, если у жильцов “многоэтажек” таких средств нет физически?

Как коммунальщикам решать проблемы поддержания (а теперь уже и – наращивания!) мощностей, если уровень необходимых вложений на эти цели в три-четыре раза, как минимум, превышает текущие эксплуатационные расходы, и, соответственно, в тарифы такие затраты никак не укладываются?

Ну, так и вот: собралось на нашем “круглом столе” почти пятьдесят серьезных (и — серьезно озабоченных) людей, говорили с десяти утра и до четырех часов дня, но даже просто высказаться все так и не успели, — настолько много проблем в ЖКХ. Одно ясно, что без серьезных государственных решений здесь просто уже не обойдешься. Государство же при нашем разговоре присутствовало, но … на очень, очень среднем уровне. Практически, на никаком.

Вот ведь какое дело…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...