Шапка Мономаха или кто на новенького?

Nota bene

Слишком уж символичен и зловещ был список последних потерь среди действовавших диктаторов современности: Пиночет, Ниязов, Хусейн… И это позволяет мне еще вернуться к этой траурной и… чрезвычайно поучительной теме.

Конечно, у каждого из них был свой путь на свою Голгофу. У каждого была своя дорога к прижизненной славе и, как результат, посмертному бесславию.

Пиночет в свое время отошел от дел и покаялся перед согражданами за совершенные деяния.

Ниязов ушел внезапно и оставил страну в неведении относительно будущего.

У Хусейна же особая судьба: кровь невинно убиенных все равно настигает: при жизни, и после нее.

Каждый из них по-своему понимал свою роль в жизни своей страны и Истории. И делать искусственно-однозначных выводов и параллелей, видимо, не стоит. История и время расставят всех их по своим заслуженным местам.

Но, несомненно, есть один, пожалуй, самый важный урок для тех, кто сейчас стоит у руля власти. Для тех, кто и физически, и политически могут оказаться на месте Ниязова и иже с ним.

“После меня хоть потоп”, – восклицал еще один император. Это, пусть и образное высказывание в наш умопомрачительно интегрированный век просто не к месту и не ко времени.

“Что и (кто!) будет после меня?”, – вот о чем должны задумываться лидеры, которые из недавнего коммунистического прошлого плавно перешли в систему либеральных ценностей.

Кто продолжит все хорошее, что есть сегодня, и кто исправит (без погромов и расстрелов) неизбежные при любом правлении ошибки и просчеты? Кто даст гарантию, что после ухода действующего лидера, страна не ввергнется в хаос разборок? Кто должен понимать, сколь тяжела она, шапка Мономаха?

И принимая свое решение, каждый уходящий лидер должен осознать, что потомки будут судить его не столько по делам в бытность руководителем. Главную оценку ему дадут по его способности создать после себя устойчивую и прогрессивную систему власти.

С легкой руки ельцинской команды в постсоветском пространстве стал популярен термин “преемник”.

Он появился как результат желания уходящих лидеров при отходе от дел, иметь гарантии безопасности для себя и своих близких и влиять на последующие события посредством человека, который им “должен” за это великое одолжение.

Это новообразование, по сути, недемократично и абсурдно для любой цивилизованной страны, где честные и конкурентные (и потому не очень предсказуемые при равных условиях) выборы должны проходить по умолчанию. Просто там никто не может гарантировать победу того или иного кандидата. Если даже в США или Британии и говорят о возможных преемниках Буша или Блэра, то только в смысле последователя проводимой им (самое главное, партией!) политики, а, не имея в виду, что через вашингтонский или лондонский ЦИК они нарисуют нужные проценты.

Мы пока не США, где уход Клинтона и приход Буша не становится катастрофой для страны (если не считать, конечно, войн в Афганистане и Ираке).

Тем более что официоз добился главного психологического результата: общество потихоньку свыкается с мыслью о назначаемом преемнике и самым серьезным образом начинает обсуждать имеющиеся варианты! И посему, вопрос о возможном преемнике действующего президента архиважен.

Это важно для самого президента. Не только в плане его личных интересов. Он должен понимать, что итоговую оценку его деятельности будут давать не придворные и прикормленные соловьи, а новое племя, которое будет жить (и судить!) совсем по другим законам.

Это важно для страны, которая видела уходы Сталина и Брежнева. Которая хочет стабильности при любом режиме.

Это важно и для международного сообщества, куда каждая цивилизованная страна считает за честь интегрироваться.

Это важно для нынешних и потенциальных инвесторов: с кем работать, на кого (или на что) ставить и т.д. Имея опыт работы во всех точках земного шара, они давно поняли: нужно рассчитывать не на отдельно взятого лидера или его жадную камарилью, а на понятные законы, которые будут работать и после их ухода.

Кто придет на смену НН зависит и от нас, от казахстанцев. Закроем ли мы глаза на усиление откровенно рвущихся к власти околопрезиденских кланов и отстранимся от общественных дел? Или будем граждански активны: у себя на работе и КСК по месту жительства, в составе НПО или политической партии. К сожалению, в последнее время власть так нахальна и бесцеремонна и по причине нашей инфантильности по принципу “моя хата с краю”.

И тут мы подходим к самому главному на сегодняшний день выводу: только создав основы демократических правил еще при своем правлении, любой лидер может обеспечить относительно демократическое пространство после себя. Не бывает такого, что на следующий день после ухода тирана сразу же наступило бы демократическое завтра.

И в этом главный урок правителей всех времен и народов. Включая и нашу с вами страну.

Амиржан Косанов, который уверен, что настоящего преемника определит сам народ.

“Тасжарган” № 05 (33) от 8 февраля 2007 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...