Новый митинг о старом…

В субботу, 10 февраля на площади Чокана Валиханова в Алматы прошел санкционированный митинг, посвященный памяти лидера демократических сил Алтынбека Сарсенбайулы и его соратников

В субботний день 10 февраля на площади южной столицы имени Чокана Валиханова состоялся официально разрешенный алматинскими властями митинг, приуроченный к годовщине политического расстрела Алтынбека Сарсенбаева, Бауыржана Байбосына и Василия Журавлева.

Уже само санкционирование данного мероприятия городской администрацией, да еще там же, откуда год назад взбунтовавшаяся оппозиция двинула свою “пехоту” на площадь Республики, свидетельствовало о многом. Например, о том, что смерть Алтеке, как бы не лютовали некоторые “оппоненты режима”, больше не вызывает у власти того напряжения и озноба, которые руководили ее поступками, когда “ЗСК” или как оно теперь называется, загоняли за “Сары-Арку”, блокировали кордонами дюжих полицейских, пугали воплями из мегафонов про штрафы и аресты. Нынче власть снисходит до интересов и горя своих противников: едва ли можно считать редкостью, когда никто не мешает им занимать лучшие дворцы республики и прочие “интерконтинентали”, а то и, как на сей раз, коллективно чтить память убитого соратника на одной из центральных площадей Алматы.

Хотя, возможно, мы имеем дело с продолжающейся выплатой своеобразного “куна” или политического “выкупа” за все причиненные ранее страдания.

Так или иначе, но официальное разрешение митинга в память об Алтынбеке Сарсенбаеве и его помощниках, предполагало, что к месту действия со спокойным сердцем, не встречая на пути всяческих преград, стянется как минимум столько же народу, сколько отважилось штурмовать Новую площадь в тот неспокойный февраль прошлого 2006 года.

Однако жизнь внесла свои коррективы. Странно, конечно, но быть может, оппозиция столкнулась с практическим воплощением почти библейской посылки о запретном плоде, который всегда сладок. По крайней мере, пока недругов суверенной демократии по Назарбаеву обкладывали красными флажками, пока их давили и гасили по всем направлениям, на их акции собиралось значительно больше сторонников, чем позавчера пришло к зданию бывшей Академии наук. Основной контингент протестующих или сопереживающих утрате (что в принципе одно и тоже) по традиции составили люди преклонного возраста, которых набралось 1-1,5 тысячи человек. Небольшая площадь выдающегося, но еще раньше ушедшего, чем Алтынбек Чокана Валиханова, заполнилась едва на половину.

На манеже солировали, по сути, все те же, что и год, два, три, четыре и т.д. назад. С той лишь существенной разницей, что в том недалеком прошлом, когда закалялась сталь, речи оппозиционных политиков, напоминали удары молота и, если уж продолжать образный ряд сравнений, визг ятаганов и свист камчи. На худой конец, более или менее осторожные ораторы, хоть и изъяснялись аллегорически, зато всей своей статью выказывали приготовившегося к последнему прыжку раненого барса. Не то, увы, было в эту субботу. В выступлениях привычно основных игроков оппозиции звучало какое-то уныние и смирение (“важно, чтобы такие убийства больше никогда не повторялись!”), гладкость и предсказуемость.

Возможно, что причина такой невыразительности, отсутствия блеска в глазах и потаенной мощи в жестах, крылась в общей усталости, утомленности после двухдневного марафона с общественными слушаниями и презентацией книг об Алтынбеке Сарсенбаеве, где была произнесена уйма спичей. А на субботнем митинге пришлось повторять все то же самое по третьему кругу. К тому же митингующих практически не опекали сотрудники полиции, ну разве что пара-тройка представителей и то на внушительном расстоянии. А это, согласитесь, весьма серьезный раздражитель.

Говорили в основном о величии Алтынбека. Безусловно, Алтынбек Сарсенбайулы талантливый государственный и политический деятель эпохи Назарбаева, своего рода выдающийся муж, но к чему такое поклонение, как перед новым политическим мессией, казахским пророком Мухаммедом?

Размышляя о смерти Алтеке, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис, отметил, что сопредседатель партии “Нагыз Ак Жол” мечтал о свободном гражданине, взыскательному уму которого есть дело до всего: до “Шанырака” и праворульных авто, до политического процесса и подконтрольности обществу спецслужб. По сомнению Евгения Александровича, может быть, становлению подлинно свободного гражданина в KZ мешал страх. Тогда как: “Алтынбек заплатил жизнью за освобождение нас от этого страха”, – в духе Нового Завета продекламировал директор КМБПЧ.

Поколенка Ирина Савостина усмотрела в высоком лбе и целеустремленных глазах Сарсенбаева воинственного мыслителя, преданного служению народу и провидящего ток будущих событий. А Тулеген Жукеев посетовал на то, какое сердце биться перестало, какой светильник разума угас, имея в виду невосполнимую потерю для всего писательского сообщества Казахстана, ибо, как заявил Тулеген Тлекович, Алтынбек мог написать ни одну книгу, ни один роман…

Петр Своик сказал, что “его убили за то будущее, которое он олицетворял в себе. Это был совершенно конкретный повод для убийства”. И обратился к соратникам с предложением забыть, чьим именем называется улица, та, что Фурманова, убедительно попросив с этого дня именовать ее “Сарсенбаев-стрит”. Лидер же незарегистрированной преемницы “ДВК” Народной партии “Алга” Асылбек Кожахметов изрек следующее:

“Последователи Алтынбека в прошлом году вышли в “Шаныраке” и доказали свое право на жизнь. На жизнь так, как должны жить настоящие граждане этой страны. Последователи Алтынбека вышли в Актау и Темиртау. Последователи Алтынбека это и праворульные. Это те, кто не отказался от своих убеждений”.

В конце концов, участники митинга приняли резолюцию, в которой перечислялись старые требования к властям о пересмотрах, переименованиях, переквалификациях и тому подобном…

\"\"
\"\"

\"\"
\"\"

\"\"
\"\"

\"\"
\"\"

\"\"
\"\"

\"\"
\"\"

\"\"
\"\"

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...