Хождение в народ или Что изменилось в регионах

Nota bene

На прошлой неделе мы вместе с коллегами по Политсовету ОСДП побывали фактически во всех областях страны. Причиной такого командировочного блицкрига стала необходимость проведения на местах собраний по созданию областных филиалов уже зарегистрированной партии. Что благополучно было осуществлено.

Читатель знает мою позицию в отношении региональной политики партий (всех: и оппозиционных, и не очень): любая политическая организация сильна, в первую очередь, регионами. Точнее, теми людьми, кто поддерживает ее на региональном уровне. Без них, без их самоотверженного подвижничества, никакая сила в Алматы или Астане не может называться по-настоящему республиканской.

Ведь не секрет, что некоторые лидеры некоторых организаций у нас, как генералы с яркими лампасами, но… без войска. Первоначальное партстроительство в суверенном Казахстане позволило явиться такому, специфическому типу “вождей”. И подобные карликовые образования (даже с оппозиционной окраской) нужны были режиму, чтобы создавать видимость многопартийности. И видимо, те из них, кто не вмещался в эти навязанные сверху стандарты, нещадно преследовались, как это случилось с РНПК.

В этом отношении, как бы крамольно это ни звучало, новый закон “О политических партиях” с требованием собрать 50 тысяч подписей поддерживающих граждан сыграл в какой-то мере и свою роль – партии были вынуждены пойти в народ. Хотя справедливости надо отметить, что пригретым властью партиям хождение в народ не угрожало: все мы понимаем, как и у кого собирали они эти подписи (если, конечно, собирали).

Участвуя на собраниях нашей организации, в эти февральские дни я увидел новые лица, услышал новые по смыслу слова. Нет, речь не идет об изменении основных политических требований, отказе от требований по коренной демократизации общества и критики основного официального курса.

Речь идет немного о другом: эти же слова и тезисы, не теряя критичность к существующему строю, преподносятся более взвешенно, более основательно. И потому, наверное, более объективно. Появилась обстоятельность в формулировках и предложениях. И все больше людей доверяют этой, ранее неведомой тональности.

Одним словом, идеологические тезисы оппозиции на местах поднялись на новый, более качественный уровень. Как сказала мне одна из наших соратниц в Атырауской области (бывший директор школы): “Народ устал от однозначного и тотального отрицания всех и вся. Нужны реальные и осязаемые планы оппозиции по изменению ситуации в целом и на местах. Вот чего ждет народ от вас”.

И видимо, это обстоятельство привело к тому, что к нам приходят свежие силы. Изменилась не только риторика выступающих. Изменились лица людей, приходящих на эти собрания.

Приходит много молодежи, которой надоели пустые слова от власти и которой наиболее близки идеи социал-демократии. Может, она не знает классических формулировок этой идеологии, но подспудно чувствует их востребованность временем. Приходит много деловых людей, которые ждут реальных демократических перемен в экономике. Малый и средний бизнес начинает понимать, что только политически активными методами можно приструнить зарвавшегося акима. И он намерен идти в публичную политику. Приходит много настоящих интеллигентов, которые не хотят мириться с отведенной им ролью “творческого” адвоката режима или дежурного тамады.

Даже имеющиеся в одной-двух областях конфликты, связанные с желанием возглавить местный филиал я отношу к тому, что сама партия становится популярной и притягательной. Иначе с чего бы там возникали такого рода коллизии?

Сформировалось целое сословие, которому есть что терять кроме цепей. И которое жаждет перемен и желает самореализоваться в политике, но… не хочет идти в вконец дискредитировавший себя “Нуротан”. И альтернативой здесь становится именно ОСДП с ее внятной программой, основательной и уверенной поступью.

Очевидно, что росту критических настроений в обществе и приходу в ряды оппозиции новых сил способствует также бесконтрольное поведение местной власти. Она на виду, именно она больше всех дискредитировала власть верховную. Люди видят, что ворон из Астаны не клюет глаз ворону из его области. А у районной вороны глаза давно некому клевать: ни сверху, ни снизу.

В этой ситуации отрадно, что на местах в оппозицию приходят узнаваемые и авторитетные люди, имеющие к тому же и управленческий опыт. И люди видят, кто может составить конкуренцию нынешним акимам, когда начнут их избирать не понарошку. Возможно, не везде так, но тенденция налицо. Думаю, что с началом выборной кампании она только усилится.

И последнее. Я уже писал о нагнетании страха накануне президентских выборов. Наши поездки показали, что с февральскими морозами страх уходит.

На этих собраниях я воочию увидел, как “великий и ужасный” Страх выдавливается из наших сограждан.

По капле. Как рабство.

По капле. Но верно.

Амиржан Косанов,
который уверен, что именно в регионах –
будущее демократических сил

***

“Тасжарган” № 06 (34) от 15 февраля 2007 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...