Ответы Булата АБИЛОВА газете “Свобода слова”

Судебный процесс, инициированный финполицией против вас, Бауыржана Карабекова и Алихана Бекбосына, в разгаре. Ваша оценка событий?

— Кто-то из известных журналистов сказал: “Хотите все узнать о стране? Посетите ее суды”. Это реально так. Как живем, так и судим. Возьмите самые громкие судебные процессы последних лет – и у вас на руках будет максимально полная энциклопедия современной жизни Казахстана. Ситуация же в суде над Абиловым такова: мы заявляем, что дело на нас сфабриковано, а финполиция гнет линию о группе, якобы, ограбившей вкладчиков. Сценарий подобных уголовных дел давно затерт до дыр. Но мастера таких судебных шоу забывают одно: страна – меняется. Общественное сознание становится более зрелым, большинство всё понимает. И спектакли власти начинают давать сбой. Что и произошло на последнем судебном заседании, которое стало настоящим позором для представителей обвинения. Первые же двое допрошенных – якобы потерпевших – себя таковыми вообще не считают! И, как выяснилось, никакого ущерба от Абилова и фонда не понесли. Более того, простая милая женщина, которую привлекли в качестве “пострадавшей”, оказалась вообще вкладчицей не нашего фонда. Налицо – неприкрытая фабрикация дела. Даже не белыми нитками шито, а, как говорят дети, жвачкой прилеплено. А другой истец честно и простодушно рассказал, как это все “лепилось”. Людей накручивали рассказами, что, дескать, Абилов жирует на Канарах, пока они тут вкалывают, и заставляли писать иски под диктовку финполиции, обещая “отобрать у Абилова” в пользу каждого от 50 до 100 тысяч тенге. Но люди прямо на суде отказываются от своих претензий, понимая, в какое “дело” их втянули. Что дальше? Может, пора остановиться? Продолжая этот фарс, власть продолжает саморазоблачение.

Завуалированный смысл судебного процесса над Булатом Абиловым, как одним из лидеров политической оппозиции, обществу уже давно очевиден. Это – политический заказ, чтобы ослабить партию “Настоящий Ак Жол”, или дискредитировать ее в глазах общественности. А какие еще причины, возможно, здесь кроются?

— В медицине есть термин – “травма, несовместимая с жизнью”. Так вот, в ХХI веке в мире складываются такие условия, что любой антидемократичной власти, любому единовластному режиму будут наноситься травмы, “несовместимые с жизнью”. Посредством объединения сил и воли, последовательными действиями политических партий и общественных движений внутри страны. Временное “спасение” властей в таких условиях – это тотальный контроль над страной, над общественной мыслью, над людьми. Репрессии против оппозиции начались сразу, с момента образования таковой. Когда мы высказали свое недовольство властью и стали создавать ДВК – сразу пошло административное давление, начали увольнять с работы, снимать с постов, в знак протеста многие подали в отставку. Это было серьезным испытанием, мы надеялись — начнется нормальная политическая жизнь в более или менее правовом поле. Но о цивилизованной дискуссии и конкуренции власти и оппозиции в Казахстане речь так и не пошла. Власть начала жесткое преследование своих оппонентов. Все ее действия – это Энциклопедия Антидемократии в Казахстане. Даже появление маски пресловутого Бората – закономерность. Все это реально может привести к “травмам, несовместимым с жизнью” для действующей власти Казахстана. Отсюда – судорожные попытки задавить, удержать, облить грязью сильных и смелых оппонентов. Но я и мои соратники, как убедились в этом казахстанцы, не из пугливых. Поэтому судебные преследования и гонения в наш адрес не прекращаются уже много лет. Других причин я не вижу.

Как вы думаете, чем все-таки может закончится ваш процесс?

— В этой ситуации, когда следствие демонстрирует крайний непрофессионализм, более того, фальсифицирует дело, власть должна остановиться. Понимая, что этот судебный процесс больше всего не выгоден ей самой. Самую большую медвежью услугу оказывает президенту его окружение. Мягко говоря, оно действует непорядочно. Говоря жестче, вредит ситуации в стране вполне реально. Приведу маленький пример, как окружение, погрязшее в своей глупости, пытается на голом месте настроить президента против оппозиции. Когда в прошлом году в Казахстан приезжал вице-президент США Дик Чейни, у нас была с ним встреча. Были Жармахан Туякбай, Серикболсын Абдильдин, Ораз Жандосов и я. Был очень серьезный и жесткий разговор. Мы рассказали Чейни о политических убийствах, о том, как нам не дали провести митинг памяти, арестовали и дали по 15 суток. О том, как позже начались уголовные преследования и суды. Потом я встречаю знакомого, и он говорит: “Президенту передали, что ты просил у Чейни огромные деньги на революцию, чтобы свергнуть Назарбаева”. Так выслужилось окружение, дабы столкнуть президента со мной и оппозицией и реально поставить под угрозу мирную ситуацию в стране. По подлости и скудоумию это было сделано, или с умыслом – не знаю. Но только честные выборы и реальная демократическая система помогут стране вычистить из власти этот опасный балласт, который десятки лет сидит вокруг президента и представляет настоящую угрозу стране. Главные коррупционеры – там, главная угроза стабильности – там. Поэтому, исход этого судебного процесса может быть самым непредсказуемым.

После убийства Алтынбека Сарсенбаева и его помощников, когда выяснилась преступная сущность органов власти, того же КНБ, МВД, аппарата сената, казалось бы, властям необходимо реабилитировать свою репутацию и уже действовать только согласно закону. Но мы видим продолжение противоправного разгула, например, против вас той же финполиции. Почему власть поступает так опрометчиво, не считаясь с элементарными правилами приличия, не говоря уже о судебной ответственности?

— Повторяю – мне очень жаль, что мы реально не боролись за свою независимость, за свою государственность. Формальная свобода досталась нам, как автоматическое следствие развала Союза, и власть в руки наших правителей просто-напросто свалилась с небес. Не долго думая, они эту власть приватизировали. Как приватизировали все, до чего добирались в те годы проворные руки проворных функционеров. Все! Образно говоря, Казахстан не выстрадал, “не отстоял свой майдан”. Не был проведен водораздел между тоталитарным прошлым и новым демократическим будущим. Общество не прошло через покаяние. Только осознав свободу, заплатив за нее цену, можно строить новую страну, добиваться честных открытых выборов, требовать прозрачности в политике и экономике, открытости и объективности СМИ. А у нас к власти пришли все те же комсомольско-партийные функционеры, перетащив за собой из прошлого и методы работы, и тоталитарную психологию, и старые “схемы выживания”. Поэтому суть всех силовых структур в стране осталась прежней, “а ля СССР” – не обеспечивать безопасность, а карать. Карается все, что ведет к построению нормального общества. Потому что нормальное общество и система приватизации власти – несовместимы по определению. Свобода слова, плюрализм, демократические нормы конституции – все эти слова рьяно используются в риторике властей. Но на деле картина диаметрально противоположная. В 2-3 раза увеличивается финансирование силовых структур не для того, чтобы эти органы лучше работали. В 2-3 раза увеличивается финансирование защиты существующего режима, только и всего. “Имидж – ничто, жажда власти – все!” Блестящий PR-слоган всех действий правящей группировки Казахстана. Категории “приличие” и “ответственность” здесь просто неуместны.

Сегодня разгорелся скандал вокруг “Нурбанка”, в котором та же финполиция взяла на себя функцию следствия. Лично вы, как бывший крупный предприниматель, хорошо владеющий бизнес-ситуацией в Казахстане, верите, что этот орган будет следовать законности в расследовании уголовного дела против бывшего руководства “Нурбанка”?

— Скандал вокруг “Нурбанка” нужно рассматривать так же и в плоскости “внутренних разборок” верхушки страны. К сожалению, это данность, поэтому разбираться в ситуации нужно предметно. Так называемая верхушка власти сейчас в Казахстане реально разобщена. Существует несколько влиятельных семейно-олигархических групп, которые пытаются контролировать политическую и экономическую ситуацию в стране. Периодически между этими группами вспыхивают серьезные конфликты, разражаются скандалы, и, как следствие – в правительстве происходят передвижения, неожиданные отставки. Любое движение в официальных верхах, любой кризис – это прямой результат конфликта между группами, борющимися за власть. Победа за одной группой – и тут же меняются ставленники в правительстве, “свои люди” в высоких кабинетах, лица на знаковых должностях. Победа другой группы – и все меняется снова. Объективная ситуация в экономике или социальной сфере страны не имеет к этим перемещениям никакого отношения. Выше я говорил, что все силовые структуры страны стоят на защите властных интересов. По отношению ко всем остальным – это карательные органы. Конфликт в “Нурбанке” затрагивает интересы одного из крупнейших игроков семейственной группировки. Естественно, что роль финполиции здесь предопределена.

“Нурбанк” – показательный продукт семейного бизнеса Рахата Алиева. Насколько он отвечает выдвинутым президентом требованиям в плане международной конкурентоспособности?

— Все, что проходит в Казахстане под маркой “семейно-олигархический”, является синонимом НЕэффетивности, НЕрыночности, НЕконкурентоспособности. И “Нурбанк” в этом плане не исключение. Рахат Алиев считает себя крутым финмагнатом, крутым медиамагнатом, у него все везде “схвачено”, все под контролем. Но где результат? Отчего “Нурбанк” до сих пор находится в списке лишь в конце первого десятка? И ситуация с каждым годом ухудшается? Почему “Нурбанк” не может войти в тройку лидеров, как “Казком” или “Туран-Алем”? Которые начинали буквально с трех стульев в подвале, а сейчас являются самыми авторитетными финансовыми структурами, представляющими Казахстан на мировом рынке. А что случилось с Народным Банком, который еще 10 лет назад, помнится, контролировал 60-70 % финансового сектора страны и имеет более чем 80-летнюю историю? Сегодня он всего лишь на 4-5 месте, уступив и выше указанным банкам и так же самостоятельно вставшим на ноги “Альянс-банку” и “АТФ-банку”. И мы видим, что эти банки, имевшие когда-то несравнимые стартовые преимущества, сегодня сдают одну позицию за другой, не выдерживая конкуренции. А в рыночном поле эти банки работать не привыкли. Надо понимать, что финансовый рынок – самый интеллектуальный и конкурентный. Это объективное зеркало реальных возможностей менеджера. Так вот выйди и докажи, что ты реально умен и крут, выведи свой банк в лидеры! Но мы видим, что ничего не получается.

Ваша партия вместе с ОСДП Жармахана Туякбая уже выступила с заявлением, в котором прямо ставится требование прекратить правовую дискриминацию против обвиняемых банкиров “Нурбанка”. Как, по вашему мнению, должна законно решаться случившаяся коллизия?

— Отдельный вопрос, как вообще допускается правовая дискриминация в Казахстане и в чем ее истоки? На примере с “Нурбанком” нельзя обойтись без детальной остановки на личности самого Рахата Алиева. Во второй половине 90-х он руководил финполицией, был одним из руководителей КНБ. К осени 2001 года Рахат уже практически контролировал все силовые структуры страны – КНБ, финполицию, таможню, налоговую, вплоть до вооруженных сил. Естественно, в то время он мог собрать и – я абсолютно в этом уверен – собрал мощный компромат на все руководство страны. И этот уникальный архив стал серьезным оружием в его руках. Потому что сегодня Рахат может шантажировать многих во власти. Чем и занимается. Как иначе объяснить исход всех ситуаций, в которых завязан Рахат? Казалось бы, простой замминистра иностранных дел на тот момент, и вдруг финполиция бросается и арестовывает отряд СОБРа, который подчиняется МВД. Почему? Почему Министр Мухамеджанов не встает на защиту своих людей? Практически произошла полная дискредитация МВД. Это говорит только о том, что Рахат до сих пор реально дергает за определенные рычаги, и все вынуждены ему подчиняться. Можно только догадываться, какой набор компромата стоит за всем этим.

Всем ясно, что с бывшими руководителями банка Рахат работал 10 лет. Он им явно доверял, и они вместе все обсуждали. Ребята не глупые, не камикадзе, чтобы, зная нрав и методы Рахата Алиева, просто воровать у него. Можно предположить, что они просто параллельно развивали свой бизнес. Возможно, создали какие-то структуры, у них были партнеры, они им помогали. Когда Рахат узнал, что Гилимов и Тимралиев участвовали в сделке с этим зданием на Достык 38, то, естественно, пришел в негодование – почему за его спиной. И я не сомневаюсь, что дальше произошло то, о чем рассказывает жена Тимралиева – и пересаживали из джипа в джип, и связывали, и избивали. Это в стиле человека, который давно мнит себя комиссаром Каттани, а по факту занимается привычным для себя делом – жестким прессингом людей. Я считаю, что в данной ситуации должен действовать только закон. А то, о чем сегодня говорит финполиция – о какой-то готовившейся проверке, о том, что они пришли по вызову, что нашли какие-то левые проводки – все это бред сивой кобылы, которая не знает, чем себя прикрыть и как оправдаться.

Как вы думаете, почему по этому вопросы промолчало большинство СМИ?

— Власть контролирует в стране – всех и вся. Поэтому промолчали официальные СМИ, поэтому всего несколько газет упомянули об инциденте. Поэтому все госорганы тут же заняли в конфликте сторону Рахата и встали на его защиту. Мы много раз слышали от главы государства, что в Казахстане все равны перед законом. Но кто-то, получается, все-таки “равней”? Или в государстве официально действует двойной стандарт? Практически не прикоснувшись к пресловутой фуражке полицейского летом 2005 года под Карагандой, я привлекаюсь к суду и получаю 3 года. Рахат надевает наручники на человека, избивает людей, держит своих жертв в подвале, семья потерпевшего делает об этом официальное заявление в органы и… — ничего! Абсолютно никакой реакции, никаких действий. Почему бы не допросить Рахата? Почему не допросить Гилимова, всех описываемых охранников? Почему вдруг глухо замолчала прокуратура, готовая стремглав осудить любого оппозиционера? Или у Рахата есть компромат и на Рашида Тусупбекова? Иначе почему не возбуждается уголовное дело, ничего не расследуется? Пусть пройдет следствие. И если Рахат не виноват, пусть нам об этом заявят. Но вы сначала расследуйте дело!

О случаях отъема, в которых замешано имя Рахата Алиева, говорилось неоднократно. Вы допускаете, что человек, занимающий ответственные государственные посты, может заниматься захватом чужого бизнеса?

— Далеко за примерами ходить не надо. Повторяю, что власть сама пишет Энциклопедию Антидемократии. Все помнят осень 2001, когда по команде Рахата в аэропорту у трапа самолета был арестован Мухтар Аблязов – руководитель и один из собственников Банка Туран-Алем. Все знают причину. Рахат требовал себе большую долю в Туран-Алеме. Просто так, только потому, что он – Рахат Алиев. Мухтар не подчинился, дело дошло до ареста. С тех пор почерк Рахата не изменился. Так же ловит людей перед отлетом, пересаживает из машины в машину… Я сам лично знаю с десяток людей, у которых люди Рахата пытались или отнимали бизнес. Это и крупный бизнес, и средний. Это и телерадиокомпании, и финансовые структуры, и месторождения. Схема отъема одна и та же. На человека возбуждается уголовное дело, его арестовывают, прессуют 2-3 дня, и – он сам отдает свой бизнес.

Методы и стиль поведения Рахата Алиева, действительно, предсказуемы и вычисляемы. В памяти многих история с арестом помощников Акежана Кажегельдина, которые якобы готовили восстание против президента. Из достоверных источников известно, что допрашивал их лично Рахат Алиев и всеми методами выбивал признание в заговоре.

— Я помню эту историю и хорошо знаю людей, которые попали под прессинг Рахата. Очень сильные люди. Они серьезно пострадали. На мой взгляд, вся ситуация с найденным в гараже оружием была инсценирована. Оружие, скорее всего, подброшено. То, что Кажегельдин готовил восстание против президента – это бред полнейший. А вот финал истории гораздо интереснее. Газета Республика тогда написала, что Рахат попросил вернуть найденное оружие на баланс КНБ, и в тот же день генерал Касымов оружие возвращает. Вопрос – где сейчас это оружие? Зачем Рахат его просил? Дело расследовало МВД, и оружие было у МВД. Зачем Рахат забирает его себе? Мне кажется, ответы лежат на поверхности.

Известно, что Рахат Алиев признался агентству Рейтер в том, что владеет акциями крупных казахстанских СМИ и 10% мирового французского гиганта сахарной торговли, годовой оборот которого составляет 2 миллиарда евро. Как это сочетается, на ваш взгляд, с законами Казахстана, запрещающими сочетать госслужбу, на которой г-н Алиев находится уже 10 лет, с бизнесом?

— Сначала хочу сказать о Рахате, как о бизнесмене. Я прекрасно знаю, как создавалась его сахарная империя. Там бизнесом и не пахло, был задействован мощный административный ресурс. Будучи тогда руководителем финполиции (кстати, о сочетании бизнеса и госслужбы), Рахат просто перекрыл всем в Казахстане сахарный бизнес. Вот и весь его секрет. Я помню, какие убытки понесли тогда компании Астана-Холдинг и “Райымбек”, когда Рахат просто запретил им ввозить сахар в Казахстан. Одна из наших дочерних компаний работала с Раимбеком, и люди Рахата просили нас прекратить с ними сотрудничество. Мы Рахату отказали. Тогда на таможне просто остановили сахар, который привез “Райымбек”. Рахат не рыночник. Он не конкурентен в поле. Понятия – кто лучше, кто окажет более качественную услугу, кто предложит более выгодную цену – ему не знакомы. Он делает бизнес по-своему. Просто приходят люди и говорят: “Не завозите сахар в Казахстан. Близко не подходите! Это бизнес Рахата Алиева”.

Госслужба и бизнес в Казахстане, как видно на примере Рахата, прекрасно “сочетаются”. Только это не служба народу и не бизнес, развивающий экономику страны. Это порочная система подавления, которая тормозит прогресс и отбрасывает страну далеко назад. Двойные стандарты. Двойная жизнь. С 9 утра до 6 вечера Рахат был якобы борцом с коррупцией, а с 6 вечера до 9 утра занимался отъемом бизнеса. Расправлялся с оппозицией, подавлял конкурентов. Все медийные активы были им отобраны у деятельных и талантливых людей. Если взять КТК, Караван и радио Караван – то это было отобрано у Бориса Гиллера. Гиллер создавал все это с нуля, а потом его заставили продать бизнес. Мы знаем, что куплено все было за 15 млн долларов кредита Народного Банка. Кредит не возвращен до сих пор. Это куплено на народные деньги, поэтому и называют КТК народным каналом, а Караван – народной газетой. Что касается Хабара или ОРТ – то все это готовые активы. Ничего своего ими создано не было. Когда они говорят – мы сделали, простой гражданин должен понимать – они отобрали.

Рахат Алиев все-таки признал факт, что он является крупнейшим в Казахстане медиамагнатом. Как в данном контексте можно расценивать его иски к ряду казахстанских СМИ и суд над Алтынбеком Сарсенбаевым, который, как оказалось, говорил абсолютную правду?

— Рахат признал свою семейную ложь. То, что он творил и во что вовлекал огромное количество нормальных честных людей — аморально. Вся страна знала о том, что Дарига и Рахат через подставных лиц владеют огромными медиаресурсами. До какой степени были раздуты аппетиты, что в качестве подставных хозяев выступали не только родственники и знакомые, но даже обычные водители. Об этом знали все, но об этом запрещалось говорить. Рахат третировал каждого, кто осмеливался озвучивать эти вопросы. Все помнят, как в струе таких репрессий закрывались СМИ, выставлялись иски, людей таскали по судам. Непонятно одно – почему спустя столько времени Рахат полностью признается в реальном существовании того, что раньше считал “оскорблением своих чести и достоинства”? Или г-н Алиев, пользуясь компанией по легализации, решил узаконить свои активы и освободить своих водителей от тяжкого бремени ответственности? Мы уверены, что ответить г-ну Алиеву на эти вопросы когда-нибудь – обязательно придется. Только этих ответов уже не услышит Алтынбек Сарсенбаев, которому пришлось пройти унизительный суд с Хабаром только за то, что он озвучил реальную ситуацию. Семья Алтеке и мы обязательно будем требовать отмены несправедливого судебного решения. И это только начало. Я лично считаю, что такой человек, как Рахат, не имеет права представлять Казахстан в ОБСЕ.

В этом же интервью г-н Алиев сказал: “В руках оппозиционных политиков и их спонсоров сосредоточено неизмеримо больше коммерческих, медийных и других активов, и это ни для кого не секрет”. Что бы вы ответили на это?

— Давайте поговорим об оппозиционных политиках. Жармахан Туякбай, Ораз Жандосов, Тулеген Жукеев. Ответственные и незапятнанные люди. Всегда были на госслужбе, высокие профессионалы, работали, получали одну зарплату. Люди с приличной репутацией, ни в чем не замешаны. Откуда у них промышленные и медийные активы? Я, действительно, многие годы был в бизнесе, но меня преследовали, прессовали, и я был вынужден продать все активы и уйти из бизнеса. О чем ведет речь г-н Алиев?

Говорят, что у оппозиции очень серьезные спонсоры?

— Да, несколько лет назад у нас были спонсоры. Они поддерживали нас вплоть до 2004 года. Но в 2004 году на парламентских выборах “Ак Жол” реально победил “Отан” и полностью разгромил в предвыборной гонке “Асар”. Вот тогда власть поняла, что “Ак Жол” реальная сила. И очень для власти опасная. И такой каток проехал по нашим спонсорам, так их старались закатать в асфальт, что мы сами им сказали – друзья, спасибо за поддержку и помощь, но теперь мы будем сами. У оппозиции сейчас спонсоров нет. А те, кто нас поддерживал – это правильные люди, которые сами подняли свой бизнес с нуля, а не сели на готовые активы, как некоторые олигархи. Те, кто нам помогал – это достойные граждане своей страны, которые душой болеют за Казахстан и хотят видеть его независимым, демократичным и процветающим.

Возможно, таких людей власть – боится? Как вы можете прокомментировать факт, что недавно правительство ввело ограничение на заимствование “длинных денег” — привлечение банками финансовых ресурсов из-за рубежа?

— Версия правительства и Нацбанка о том, что эти меры направлены на сдерживание инфляции – подмена понятий. Эти ресурсы, наоборот, помогли бы продвижению вперед. Факт ограничения говорит о недостаточном профессионализме правительства, о коррупции и – в первую очередь – о страхе перед реальным усилением независимого финансового сектора Казахстана, неподвластного прямым манипуляциям властей. Не благодаря действиям власти, а вопреки им казахский бизнес сам поднимается, укрепляется и выходит на международный рынок. Власть видит в нем серьезную угрозу. Одно дело “ручной” и полностью контролируемый “Казахмыс” или абсолютно послушная власти Евразийская группа… Другое дело – выросшие казахстанские финансисты и компании, которые поднялись самостоятельно и основательно. В то время, пока власть занималась сырьевым сектором, нефтью, газом и металлами, нормальные люди занимались содержательным бизнесом и встали на ноги. И оказалось, что они – абсолютно независимы. Свободны! Им государство не помогает, вставляет палки в колеса, трамбит, а они все равно движутся вперед и уже мощно развивают то, что создали своими усилиями. Вот что движет сегодня властью – страх перед реальным развитием казахстанского бизнеса. Сдержать, не дать подняться?

Известно так же, что капиталист и посол Рахат Алиев подал в суд иски против целого ряда СМИ, опубликовавших открытое письмо супруги пропавшего банкира Тимралиева на имя президента Назарбаева, а так же на жен банкиров – Капашеву и Базарбаеву, подтвердивших рассказ своих мужей, что они были похищены по приказу Рахата Алиева и подверглись физической и моральной пытке 18 января. Мнение общественности на такое развитие событий далеко не однозначное. А каково ваше мнение?

— После всего, что произошло, президент должен был отправить Рахата в отставку. Не может человек, полностью себя дискредитировавший, занимать ответственные государственные посты. Тем более, что Казахстан собирается председательствовать в ОБСЕ! Раньше Рахата терпели, но сегодня это уже перешло все границы. Реально давил людей, отбирал бизнес – и тут же подает иски на двух бедных женщин, которые живут в страхе за жизнь своих мужей. И самый ужасный парадокс в том, что этот человек представляет Казахстан в ОБСЕ. Зря успокаивают себя те, кто думает, что в Европе про нас ничего не знают. Они о нас знают многое. И про семейственность, и про Рахата, и про их бизнес-интересы, и про медиа-ресурсы, и про ситуацию в политике и экономике. Нормальные цивилизованные страны занимают первые 50 мест. А мы – во второй сотне. Если уровень коррупции у нас один из высочайших, а в отношении свободы слова мы – в конце списка? О чем разговор? Рахат думает, что если Казахстан в УЕФА играет, то теперь мы европейская страна и можем претендовать на председательское кресло! Он и футбол все ниже и ниже опускает. 7 лет уже руководит, а мы как были во второй сотне, так там и играем. Еще хуже стало – отлетели на 10 позиций назад. Ставлю себя на место европейца и мне хочется сказать: “Ребята, у вас – демстрана?! А почему посол Казахстана в ОБСЕ – зять президента? Назовите хотя бы одну европейскую страну, где такое было бы возможно! Вы хотите соответствовать стандартам ОБСЕ, так соответствуйте хотя бы одному – никакой семейственности во власти, никаких родственников президента у руля государства!” А по всем фактам, которые озвучила Капашева, должно быть проведено объективное расследование. Иначе все пройдет по предсказуемой схеме. Генпрокуратура объявит, что факты не подтвердились, полиция скажет, что все было ложью, бедных женщин осудят, а СМИ польют их грязью. Только неукоснительное соблюдение и исполнение закона может защитить граждан нашей страны.

Мнение аналитиков о власти и оппозиции в Казахстане весьма противоречивое. Особенно упорно сеется представление о том, что власть у нас прочна, и ей нечего опасаться, а вот оппозиция слаба, разрозненна и чуть ли не бесперспективна. Чтобы вы могли ответить на такое мнение?

— Одно муссирование в прессе таких тем говорит само за себя. Зачем уделять столько времени и сил анализу ситуации, если у власти “все в порядке”, а оппозиция настолько якобы “никакая”? Налицо – очередной властный заказ: принизить оппозицию. Если бы власть была настолько прочна и сильна, если бы знала о своей безоговорочной популярности и пользовалась поддержкой народа, она бы провела честные выборы в парламент 2004 года (без подтасовок и кражи голосов), и все бы увидели результат – победу “Ак Жола”.

Власть непопулярна, неконкурентна. Поэтому и не называет себя таковой, а твердит, что она – безальтернативна. А мы уверены, что сильны, последовательны, ответственны и честны. В этом наша большая моральная сила.

В свою очередь хочу задать несколько вопросов якобы “популярной” власти, которая “всегда с народом” и пользуется его поддержкой. Где был пресловутый “Нур Отан”, когда были проблемы в Шаныраке и Бакае, когда жилье несчастных сносили, а людей выбрасывали из домов? Там был “Настоящий Ак Жол” и другие оппозиционные партии и политики. Где был “Нур Отан”, когда МВД и Горакимат, Мухамеджанов с Тасмагамбетовым давали команду разрушить Шанырак, и погиб полицейский? Где была хваленая и популярная власть, когда потрясенные родители узнали о чудовищной трагедии в Шымкенте, о десятках зараженных СПИДом детей? Горе людей разделили мы. Первые деньги для поддержки зараженных детей дали мы. Я лично убеждал родителей выступить с пресс — конференцией, заявить о проблеме публично и создать фонд. Где была партия власти, когда произошла трагедия в Шахтинске и погибли шахтеры? Первыми там были мы, “Настоящий Ак Жол”. Я 3 дня был рядом с шахтерами, поддерживал их, помогал, а прокуратура обвинила меня в организации митинга и три дня пыталась вручить мне санкцию на арест. Почему молчит славный “Нур Отан”, когда акимат Алматы хочет залить в строительный цемент символ независимости – площадь Республики, с которой началась наша новейшая история. Она началась не с 91-го года, не с Беловежской пущи, нет. Независимость Казахстана началась в 86-м году и была оплачена кровью молодых ребят. Эту священную площадь мы должны сохранить для детей и внуков. Иначе нас ждет манкуртство, поскольку из народной памяти эту площадь хотят стереть, как символ. Хотят вытравить из сознания людей факт, что окровавленная в декабре 86-го площадь была предтечей истинной независимости. О какой крепости власти можно говорить, когда она идет на такое? А я еще раз хочу сказать акиму Тасмагамбетову и застройщику Беловичу – остановитесь! Не трогайте священную для казахстанцев площадь

Как вы прокомментируете недавние заявления акима Тасмагамбетова, сделанные им на заседании комиссии по борьбе с коррупцией. В частности он сказал: “Коррупция в городе уже превратилась едва ли не в систему”. Что это? Начало новой антикоррупционной компании или очередное PR-выступление?

— Источник коррупции – в самой системе власти, существующей в стране. Все устроено так, чтобы чиновник всегда смог поиметь побочный “доход” с простого человека. Получается, что мы дважды оплачиваем содержание чиновничьего аппарата – платим налоги и оплачиваем поборы. Аким Тасмагамбетов возмущен масштабами коррупции. А что делает он сам? Сегодня цена на землю в Алматы одна из самых высоких в мире. А как она распределяется? Самым что ни на есть коррумпированным образом. Кто-нибудь слышал, чтобы участок земли в Алматы был продан с аукциона? Нет. А ведь это сотни миллионов долларов! Где они?

А как это происходит во всем мире? Недавно одна казахстанская компания участвовала в аукционе по продаже земли в центре Стамбула. Она купила полтора гектара земли за 56 миллионов долларов. И все эти деньги с открытого аукциона пошли напрямую в бюджет города. Что может быть проще и прозрачнее? А у нас получается, что на словах Тасмагамбетов борется с коррупцией, а на деле что-то незаметно. Почему в Алматы не проводятся аукционы? Почему мы слышим только о скандалах с земельными участками? Кто объяснит, для чего существует эта насквозь коррумпированная контора “Алматы жер”? Для каких целей создана эта структура? Если продается участок земли со сносом, то пусть сам покупатель, который собирается там строить, и занимается сносом. Вывод напрашивается сам собой. “Алматы жер” – просто отмывочная контора. Чтобы победить коррупцию в городе, нужно проводить открытые аукционы, особенно по земле. Только открытые, прозрачные механизмы получения земли, жилья, справок и т.п. помогут разорвать этот порочный круг. Но именно этого аким не делает. Поэтому нужно избирать акима на честных и прозрачных выборах. Только тогда все изменится. А наш аким прячется от горожан за кордонами полиции. Сотни полицейских охраняли Тасмагамбетова на встрече с алматинцами. Место встречи тоже пытались запутать, как в детективе. “Вечерний Алматы” пишет, что отчет акима будет проходить в акимате, а в 9 утра бюджетников автобусами привозят во Дворец Республики, в 9.30 наглухо закрывают двери, а в 10 часов начинается отчет. На встречу с акимом хотели попасть многие, но выступал Тасмагамбетов только перед перепуганными бюджетниками, снабженными заготовленными вопросами. Другую публику на встречу не пустили. Карикатура, а не встреча с горожанами. И хватит обманывать народ.

В скором времени ожидается запуск нового, третьего в Казахстане GSM-оператора. С одной стороны можно только порадоваться такой новости. Но все же, сколько бы мы не искали, а информацию о проведенном тендере на частоту нигде не нашли. Может, у вас есть какая-то информация по этому вопросу?

— Информации о тендере на частоту GSM нет ни у кого. Поскольку у нас, как всегда, приняли очередное решение – под столом. Частота – это государственный ресурс, ее обязаны были выставить на открытый аукцион. Недавно газета “Время” написала, что эта частота каким-то образом оказалась у одного из приближенных к кругу семьи, и этот человек за 200 миллионов продал частоту Казахтелекому. И теперь Казахтелеком запускает третью частоту GSM. Но ведь такой серьезный лот можно было продать за гораздо большие деньги, и они поступили бы в бюджет. А так по левой схеме деньги достались частному лицу. 10 лет назад в той же Турции на аукцион была выставлена частота, и одна компания купила ее в открытой борьбе за 2,5 миллиарда долларов! Аукцион шел в прямом эфире. Любой турок мог по телевизору наблюдать за ситуацией, быть в курсе всех событий. Что может быть проще и правильнее? А у нас все делается закрыто. С этим нужно бороться, и мы боремся. Вот для чего нужны реформы и изменение всей системы власти в стране.

Завершила свою работу заключительная сессия Госкомиссии президента Назарбаева по разработке и конкретизации программы демократических реформ. Оппозиция по понятным причинам не принимала участие в ее работе. Напомните вкратце о главных причинах вашего отказа участвовать в Госкомиссии и каковы ваши ожидания по обещанным президентом реформам в Казахстане?

— По указу президента Госкомиссия должна была закончить свою работу в декабре. Но у нас в стране нарушается все, даже указы президента. Госкомиссия не собиралась ни в ноябре, ни в декабре, ни в январе. И вот собирается в феврале. Она даже формально – не работала. Тем более, что представителей оппозиции там не было. На Госкомиссии по демократизации обсуждается все, кроме демократизации. Ведь демократия начинается с самых простых и необходимых вещей – с честных и справедливых выборов, свободных СМИ. Ни закон о Выборах, ни закон о СМИ на Госкомиссии не обсуждался. Поэтому мы вправе считать, что Госкомиссия занималась не тем. Конечно, неплохо, что она подводит сейчас какие-то итоги и заявляет о программе реформ. Но все это надо было делать раньше. Много лет назад. Тогда не было бы в стране такой коррупции, чиновничьего беспредела, олигархов, презирающих народ. И неправда, что народ не был готов. Был! Это власть не хотела. И вот мы получили результат. Когда в декабре отказали в председательстве в ОБСЕ, власти реально в присутствии всего цивилизованного мира поставили жирный неуд за все, что мы имеем.

По итогам Госкомиссии президент заявляет о создании рабочей группы, которая займется разработкой конкретных предложений по внесению изменений в основной Закон. В ее состав планируют ввести представителей различных госорганов, депутатов, ученых, юристов… И ни слова о представителях политических партий! Опять нежелание подключать к процессу оппонирующие политические силы, поскольку мы от власти – не зависим. А те, кого соберут в эту рабочую группу, напишут такой проект, какой нужен. Очень мягкий, очень гибкий, мало что меняющий. Этим все и закончится. Нынешняя власть понимает, что как только начнутся настоящие демократические процессы и пройдут честные выборы, она своих позиций не удержит.

Газета “Свобода слова”

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...