Сейтказы МАТАЕВ: “У нас есть выбор!”

Разговоры о том, что в Казахстане пора создавать общественное телевидение, идут уже несколько лет…

Разговоры о том, что в Казахстане пора создавать общественное телевидение, идут уже несколько лет. Что подразумевается под этим термином, более или менее понятно – это телевизионный ресурс, который будет служить в первую очередь обществу, а не чиновникам, Парламенту, отдельным финансово-промышленным группам или Правительству. Но возможно ли в нынешнем Казахстане создать такой телеканал? Какая модель, какая схема финансирования предпочтительнее? В ходе общественной дискуссии была создана рабочая группа по разработке концепции общественного телевидения. О ее деятельности в интервью “НсП” рассказывает председатель Союза журналистов Казахстана Сейтказы МАТАЕВ.

***

— Сейтказы Бейсенгазыевич, основная задача группы – разработка концепции – уже выполнена?

— На сегодняшний день прошло четыре заседания рабочей группы и два круглых стола в Алматы. Недавно мы передали концепцию общественного телевидения депутатам Парламента, и следующая встреча предположительно должна пройти в Астане. Может быть, даже назначат парламентские слушания по этому вопросу. И многое, конечно, будет зависеть от позиции депутатов. Мы в своей концепции предложили несколько вариантов финансирования общественного телевидения. И если в Астане дадут добро, то группа юристов уже готова сделать предварительный законопроект об общественном телевидении.

— К какому варианту финансирования вы больше склоняетесь?

— Реально существует всего три возможных варианта. Мне больше нравится турецкая модель. Там парламент принял закон, согласно которому 2% прибыли от продажи вырабатываемой в стране электроэнергии передается ТРТ (Турецкому радио и телевидению). У нас можно создать следующую схему: выделить 1% от всего объема нефтяного фонда на развитие общественного телевидения.

Вариант, предполагающий стопроцентное субсидирование из бюджета, невозможен, поскольку ставит телеканал в зависимость от государства, и тогда это уже не будет общественным телевидением. Вариант, по которому канал должен содержаться за счет абонентской платы, тоже не подходит. Население в аулах, малых городах не найдет таких денег. Конечно, есть и компромиссный вариант, при котором на 50% общественное телевидение субсидируется из бюджета, остальные 50 приходят из источника, независимого от государства.

Мы изучали опыт других стран, и могу сказать, что наиболее близки к идеалу два примера: это британская Би-би-си и телекомпания Эн-Эйч-Кей в Японии. Там введена стопроцентная абонентская плата и существует наблюдательный совет, который регулирует все финансовые вопросы. А опыт создания общественного телевидения в Грузии, Азербайджане оказался неудачным. Или возьмем Общественное российское телевидение, которое называется общественным, но субсидируется из бюджета. Это, по сути дела, государственный канал.

Если говорить о базе, то техническая база в Казахстане имеется. Допустим, телеканал “Хабар”. Но по данному вопросу должно быть принято политическое решение на уровне Парламента или Правительства.

— То есть создание общественного телевидения будет происходить на базе одного из существующих каналов?

— Да, конечно. Потому что на пустом месте создавать что-то очень сложно.

Я, допустим, не склонен думать, что общественное телевидение появится в ближайшие год-два. Рабочая группа призвана изучить законы и создать законодательную базу для его создания. Но в первую очередь необходимо политическое решение, потому что, если даже брать теле- и радиочастоты, прерогатива по их распределению принадлежит государству. Все это прекрасно понимают. И хотя теоретически свободные частоты есть, нужно, чтобы государство их выделило. Однако нужна ведь еще и техническая база, а это большие деньги.

— Для Вас, лично, какой канал предпочтительнее в качестве базы для создания общественного телевидения?

— Дарига Назарбаева предлагает в качестве такового “Хабар”. Я, в принципе, поддерживаю этот вариант, поскольку у “Хабара” метровая частота, позволяющая охватить 92% территории Казахстана. Но если не будет возможности охватить всю республику, можно провести эксперимент на базе одной области, какого-нибудь местного телеканала. Сейчас я веду переговоры в Шымкенте с одним моим хорошим знакомым, который получил лицензию на частоту. Там большая аудитория, в регионе живет 2 миллиона человек, в основном казахоязычное население, и, может быть, вещание будет вестись стопроцентно на казахском языке.

— Нет опасения, что, создав новое телевидение на базе “Казахстан-1” или “Хабара”, затем трудно будет избавиться от имиджа этого канала?

— Нет, потому что, создавая канал, мы будем стараться привлекать новые кадры, давать новое видение. И многое должно подаваться по-другому. Что мне нравится, допустим, на Би-би-си: на одно событие там дают минимум две точки зрения и нет особых комментариев – выводы зритель сделает сам. Конечно, сразу сделать канал на уровне Евроньюс – невозможно. Существует множество очень важных вопросов: например, должна ли даваться коммерческая реклама? Ведь бизнес-структуры хотят, чтобы их ролики шли в прайм-тайм, а это вряд ли отвечает интересам всего общества. На мой взгляд, на общественном телевидении должна присутствовать социальная реклама государства. Я смотрю Евроньюс, там реклама не столь кричащая, она больше связана с туризмом, ковроткачеством и так далее.

Наша главная задача сегодня – создать общественное телевидение, которое в первую очередь будет служить обществу. Телезритель должен получать весь спектр информации о том, что происходит в государстве, и знать самые разные точки зрения, даже если это не нравится власти. Этому требованию отвечают лучшие модели общественного телевидения. Главным принципом работы канала должны стать объективность, оперативность, отсутствие эротики. Канал должен быть одновременно понятен и школьнику, и пенсионеру, и домохозяйке. При этом программы нужно делать на высоком уровне.

— Однако уже давно высказываются мнения, что у нас в Казахстане общественное телевидение вряд ли возможно.

— Да, я согласен. Но дело в том, что человек всегда ставит перед собой цель и стремится к ее осуществлению, даже если она недостижима. Я не хочу ругать казахстанские каналы. Самое главное то, что в нашей стране есть выбор. Я, допустим, смотрю каналы “Культура”, Дискавери, и у всех казахстанцев, в том числе аульчан, тоже должен быть выбор. Но для этого нужно время.

— Очень сложно создать независимое телевидение, еще сложнее заставить людей в это поверить.

— Конечно, сегодня все СМИ зависимы от учредителя, и любое издание или канал всегда будет оглядываться на потребителя: читателя, зрителя, слушателя. Но еще раз повторюсь: важнее всего – наличие выбора. Невозможно создать общественное телевидение в Туркменистане, Таджикистане или Узбекистане. Из центральноазиатских республик только в Кыргызстане и Казахстане есть предпосылки для этого. В нашем обществе уже появляется средний класс — люди, которым есть что терять, они смотрят спутниковое и кабельное телевидение. То есть у людей есть выбор. Если мне не нравится какая-то газета, я пойду и куплю другую. Я могу привести такой пример: года два назад я летел в Ашхабад и купил в нашем аэропорту кучу газет, прилетел, а в Туркменистане издания посмотрели и не пропустили, изъяли. Правда, когда улетал, мне все вернули в целлофановом мешочке, сказали: “Это ваше”. А там такие газеты читать люди не могут. Там существует всего одна газета, которая называется “Нейтральный Туркменистан”, больше прессы нет, как и телевидения.

И раз у нас есть выбор, почему бы этот выбор не расширять? Говорят: общество не готово к появлению общественного телевидения. Общество давно готово!

— Вы согласны с тем, что монополизация в сфере СМИ, особенно телевидения, негативно влияет на качество телепродукции?

— Да, и самое обидное, что у финансово-промышленных групп, у олигархов телеканал или газета является продолжением бизнеса. На Западе тоже есть примеры, когда крупные банкиры, финансисты владеют СМИ. Но там есть и понимание того, как нужно вести дела в этой сфере, и владельцы практически не влияют на политику газеты, по крайней мере, их влияние незаметно. А у нас оно бросается в глаза. Может быть, Казахстан еще слишком молодая страна, и все это, как болезнь, нужно пережить. Для этого нужно время.

— А кто будет формировать Совет директоров общественного телевидения?

— Наверное, будет создан общественный или наблюдательный совет, а не совет директоров. Это должны быть знаковые в Казахстане люди, которые находились бы на стороне гражданского общества, а не власти. Я могу даже привести несколько фамилий людей, которых хотел бы видеть в совете. Это известный писатель, литературовед Герольд Бельгер, прекрасно знающий нашу страну, наш язык; ученый-культуролог, общественный деятель Мурат Ауэзов; казахский писатель, публицист Ауэзхан Кодар. Было бы неплохо, если бы в совет вошел известный врач Торегельды Шарманов. Журналисты, режиссеры, рекламщики тоже, я думаю, будут представлены в совете. Пусть мажилис и сенат выберут по одному депутату. И представители Правительства тоже должны войти в этот орган. Но чиновников должно быть меньше, чем общественных деятелей.

Наблюдательный совет будет определять концепцию вещания. А технической частью займется исполнительная дирекция. Раз в три года в совете должна происходить ротация.

Однозначно, не должно быть влияния на совет лидеров политических партий, чтобы канал не превратился в трибуну “Нур-Отана”, или “Ак жола”, или “Нагыз “Ак жола”. В идеале у общественного телевидения должны быть функции просветительского характера, а не развлекательного. Важно, чтобы канал не был ангажирован во время политических и выборных кампаний, не должна быть представлена только одна из сторон, как у нас было, например, во время последних парламентских выборов, когда по телевидению шли ролики только двух партий.

— Для производства хороших качественных программ нужны соответствующие кадры…

— Я думаю, для общественного телевидения можно собрать кадры. Общественное телевидение должно стать лучшим каналом в Казахстане, и на лучший канал люди будут стремиться.

— Как Вы думаете, с появлением общественного телевидения отпадет ли необходимость в государственных каналах?

— Пусть государство само решает. Ведь у нас сейчас и так более 70% телеканалов находится в негосударственном секторе, и это нормально. Когда-то я тоже был ярым противником частных газет, частного телевидения. Все мы родом из СССР. Я в советское время работал в партийной газете “Известия”, и мне было непонятно, как можно такое мощное идеологическое оружие отдать в руки частников. Но прошло время, и я понял, что это было необходимо. Сейчас мне кажется, у собственников телеканалов и газет появляется понимание, что издания должны не только обслуживать своих владельцев, но и служить обществу. И только тогда канал станет популярным и уважаемым.

Сегодня мы просто делаем первый шаг, что будет дальше – посмотрим. Я, например, не уверен, что Парламент нас поддержит. В принципе, на круглых столах высказывались разные мнения, кто-то считал, что в Казахстане просто невозможно создать общественное телевидение, и эти люди на второе заседание уже не пришли, остались лишь те, кто намерен бороться. Я в рабочей группе являюсь своего рода посредником между разными политическими силами, частными организациями, хотя у меня лично тоже стопроцентной уверенности, что общественное телевидение будет создано, нет. Но надо двигаться, нужно создавать базу – законодательную, финансовую, техническую, потому что необходимость в общественном телевидении в обществе, на мой взгляд, назрела.

Газета “Начнем с понедельника”

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...