Современный Казахстан, социальные вызовы и общество социальной справедливости. “Царь хорош – плохи бояре”

Два вечнозеленых мифа в заголовке статьи проходят по разряду тысячелетних полунаивных утопий – сказок, бытующих в той или иной форме у любого народа, во все времена. Вера в “царство справедливости”, а также вера в “доброго царя” прошли рука об руку по всей истории человечества и вполне живы и в наше время. Видимо, есть нечто в этих сентенциях созвучное глубинной сущности природы человека, независимо от расы и вероисповедания.

Феномен этих мифов в новейшие времена состоит в том, что, как ни странно, в развитых странах постиндустриального мира эти “утопии” если и не воплощены в жизнь, то в любом случае прочно вошли в арсенал современной политики. Как мы знаем, построение общества социальной справедливости в прямой или опосредованной форме фактически входит в программы большинства ведущих политических партий цивилизованного мира. Даже в названиях партий зачастую фигурирует это слово. Взять, к примеру “Справедливую Россию” или популярное во многих странах название – “партия справедливости”. Или же формула: “царь хорош – плохи бояре”. Разве современная демократическая процедура не есть попытка реализации в позитиве этой формулы? Не дождавшись за тысячи лет прихода “доброго царя” народ как бы берет это дело в свои руки, пытаясь избрать хорошего царя – короля – президента каждые энное количество лет. Хорош – сиди второй срок, плох – пошел вон, давай другого. Не сказать, что выбор всегда хорош, не зря ведь периодически идет возврат к идее монархии, тем не менее, миф продолжает работать, в том числе и у нас в Казахстане. Современную “демократию” явно придумал гений.

Современный Казахстан в плоскости мифологемы – “общество социальной справедливости”

Давайте и взглянем на современный Казахстан в плоскости мифологемы – “общество социальной справедливости”. Разумеется, наш народ не менее любого другого народа хотел бы жить в “справедливом обществе”, но также несомненно, что пока на горизонте ничего похожего не прорисовывается. Впрочем, было бы не реалистично и одновременно комично, ежели бы мы шагнули сразу из “самого справедливого в мире общества” в “справедливое общество” капиталистически. Тем более что в реализме важнее именно сам процесс и скорость продвижения к идеалам “справедливого общества”.

Очевидно, что в современном мире термин “справедливое общество” не подразумевает справедливость с точки зрения какой-то одной социальной группы, одной национальности, одного региона или города и т.д. К такому пониманию “справедливого общества” пришли и приходят не только “продвинутые” страны Запада. Та же Малайзия – цветущая и сверкающая, на которую мы постоянно смотрим, как на образец, пришла к своему “справедливому обществу” через жесткие этнические чистки и ужасающую нищету. Кто бы помнил, что еще совсем недавно ее столица Куала-Лумпур была грязной, зловонной дырой, а на богатых ныне курортах даяки (племя охотников за головами) коптили на кострах свою добычу. Социальный прогресс начался только после того, как страна и общество перешли на современные принципы построения государства, исходя, конечно, из своей специфики. Да, безусловно, так называемое “общество справедливости” по западному образцу еще далеко от идеала и критики всегда найдут за что ущипнуть и куда кольнуть. Но это именно тот случай, когда “в своем глазу бревна не заметишь”. Малайзия действительно могла бы кое в чем служить образцом в нынешнем варианте (без каннибалов, естественно), если бы мы поняли первопричины. К сожалению, практически ни один отечественный комментатор, ссылаясь на пример Малайзии и ее действительно впечатляющие успехи, не пытается проанализировать корни этого социального феномена. Такое впечатление создается, читая наших политиков и экономистов, что Малайзия подобно Афродите вышла из пены морской – прекрасная и совершенная.

С Афродитой все понятно – “красота это страшная сила”. Но вот Казахстану, пожалуй, морской пеной не обойтись. Какие же социальные вызовы брошены нам на пути к обществу социальной справедливости? Они все известны: бедность, коррупция, колоссальное расслоение общества, прежде всего разрыв между бедными и богатыми, а также несправедливость не только в распределении доходов, но и несправедливость возможностей, скрытые и явные проблемы многорасового, многонационального общества… список можно продолжить.

Мы сознательно не включаем в это перечень дежурный вопрос о развитии демократии в стране. И не потому, что считаем нашу страну образцом демократии или вообще являемся противниками “власти народа”. Просто находим, что в современном глобальном мире “демократия” уподобилась новому оружию массового поражения, когда кого-то назначают недостаточно демократичным и начинают “мочить” по этому поводу словесно и ракетами. Беспристрастному человеку, имеющему больше одной извилины, бывает смешно читать и слушать всевозможных отечественных политиков, политиканов, политологов, журналистов и еще целого сонма вещающих от имени демократии и по поводу демократии. Пока в нашем политическом пространстве ничего особо демократичного, кроме “демократической” сшибки кланов не происходит. Пожалуй, стоит согласиться с недавним ответом Рахата Алиева западному информагентству. На обвинения оппозиции в его адрес и адрес “семьи” он ответил: “Как очевидную глупость. В руках оппозиционных политиков и их спонсоров сосредоточено несоизмеримо больше коммерческих, медийных и других активов, и это ни для кого не секрет”, — т.е. вроде того – мол, чья бы корова мычала (комментарий наш). В этом-то и вся соль. Предполагать, что какая-то политическая сила в стране во главу угла, как первоочередную задачу, ставит интересы народа, было бы достаточно наивно. Ни одна партия в стране, ни один политик (разумеется, это не относится к Президенту страны) не говорит правды ни по одному действительно острому вопросу. И в этом корень всех проблем. Разумеется, ожидать от самой власти самобичевания глупо. Природа власти уж такова, что хоть в Европе, хоть в Штатах или у нас власть всегда говорит о своих достижениях и прекрасных планах на будущее. Нет ни одного проблемного вопроса, по поводу которого власть бы не говорила – видим, работаем, боремся, исправим, все под контролем. Странно другое, что представители всех других сил от активной оппозиции до пассивных центристов в сущности беспомощны по части политического конструктива. Но странно это только до тех пор, пока не понимаешь, что элита, в сущности, едина, независимо от принадлежности к тому или иному лагерю, едина в своем отношении к ключевым моментам жизни государства и общества, конфликт существует только вокруг персоналий, но не принципов.

Фактор бедности как источник альтернативной политической активности

Возьмем, к примеру, бедность. Ни для кого не секрет, что львиная доля населения находящаяся в этом секторе – это титульное население. Неказахское население по большей своей части – самозанятое, с большей или меньшей успешностью встроившееся в новые времена, хотя и у него полно проблем. Именно фактор бедности казахской глубинки является источником альтернативной политической активности.

И это не есть злокозненная задумка нашей оппозиции. Так происходило всегда и везде и Казахстан не будет здесь исключением, несмотря даже на пассивность и бездеятельность оппозиции. Увеличение разрыва в доходах между богатыми и всеми остальными нагнетает политическую напряженность, которая рано или поздно получит свое политическое выражение. Тем более что на фоне роста экономики и соответственно роста пирога, который можно делить, усиливается и борьба элит за его передел. Сложение этих факторов и способно создать гремучую смесь.

Но, зададимся вопросом, является ли бедность неизбежной спутницей развития нашего государства?! Мы думаем, что это не так. Вопрос заключается в алчности элит, большая часть которых опять-таки принадлежит к титульной нации.

Значит, задача государства — защитить наиболее ущемленную часть населения от всевластия и алчности собственной элиты. Если обратиться к примеру той же Малайзии, то мы увидим, что в свое время там был принят протекционистский закон, защищающий права титульного населения. Закон на первый взгляд дискриминационный, а посему был осужден мировым демократическим сообществом, но вот внутри страны самая крупная диаспора (китайская) весьма спокойно и даже лояльно отнеслась к этому закону. По сути, в условиях азиатской страны такой закон, являясь по форме дискриминационным, фактически способствует оздоровлению политической и социальной среды внутри многонационального государства. Логика рассуждений лежит здесь на поверхности, одна маленькая несправедливость лучше целой цепи негатива проистекающего из проблемы. Ведь рано или поздно задается вопрос: “Кто виноват?!”, и если почитать комментарии в Интернете, то уже вырисовывается определенная тенденция. Естественно, как всегда, во всем виноваты евреи, но здесь же русские, корейцы и другие инородцы. Разумеется, интернет-сообщество еще не весь народ, тем более что в виртуале полно провокаторов всех национальностей и всех мастей, но тем не менее. Именно на этой почве рождалась кровавая рознь в той же Малайзии. У нас, слава богу, руководство страны ведет очень четкую и жесткую политику в этом вопросе. Но будет ли так всегда?

Природа обострения национального вопроса хорошо изучена и описана. Это сочетание социально-экономического неблагополучия и полиэтнической структуры общества. Именно в таком коктейле жажда социальной справедливости одних может обернуться ненавистью к другим, “чужим” этнически или религиозно. Преувеличиваем ли мы опасность развития ситуации? Вот что по этому поводу говорит небезызвестный Берик Абдыгалиев в газете “Свобода слова”, которая считает его “одним из самых точных аналитиков в среде политологов”: “меня можно смело назвать национально ориентированным ученым… Сегодня накопилось очень много претензий у национально ориентированных казахов к другим нациям. Особенно к этническим русским”. Слабо утешает, что сходные процессы происходят даже в европейских странах. Ведь далее автор добавляет: “Конфликты могут начать не другие народы, а сами казахи, причем казахоязычные казахи!”. Ни убавить, ни прибавить!!

Не беремся быть безапелляционными. Нужен ли современному Казахстану протекционистский закон, защищающий титульное население, или нет, и будет ли он работать? Или есть иные политические решения? Очевидно одно, помимо того, что “бедность есть мать всех пороков”, в недалекой перспективе бедность способна свести на нет любые завоевания независимого Казахстана и заодно взорвать межнациональный мир.

Национальное обособление – путь в никуда

Продуктивна ли в современном мире и в современном Казахстане, в частности, идея “общности по крови”? Как известно, эта идея настойчиво продвигается в титульном сообществе, но при этом, в сущности, является идеей консолидации малых социальных и национальных групп, т.е. это идеология национального меньшинства, но не идеология государствообразующего народа, каковыми сегодня являются казахи. В сегодняшних обстоятельствах это атавизм советского периода, когда казахи были “младшим братом”. И этого никак не хотят или не могут понять многие политики “этнической направленности”. Благополучие народа не лежит, и никогда не лежало на путях национального обособления, это маргинальный путь. Тем более такая идеология не приемлема, если мы все-таки стремимся к обществу социальной справедливости. Т.е. мы находим, что в сфере национальной многие политики руководствуются архаичными подходами, которые контрпродуктивны в современном мире, а главное — дезориентируют титульное население, скрывая от него правду о действительном положении вещей, или в “лучшем” случае просто спекулируя на теме. Очевидным представляется, что кроме президента никто из политиков не имеет четкой позиции по национальному вопросу, отвечающей вызовам времени. Слишком много фальши и недоговоренностей в этой сфере. Политик неспособный дать грамотное решение национального вопроса в интересах всего народа Казахстана не может иметь и перспективы будущего национального лидера.

Коррупция и общество социальной справедливости

Еще одним камнем преткновения в суверенном Казахстане является коррупция. Народ с полным основанием относит коррупцию к одной из самых жгучих проблем, напрямую завязанную с темой социальной несправедливости. По сути своей, это воровство, присвоение богатств народа нечестными людьми. Собственно говоря, коррупция такой же спутник человеческой цивилизации, как и рассмотренные выше мифы. И так же как они, коррупция не проявляет ни малейших признаков увядания. Даже страны Запада, что бы они ни говорили на этот счет, пронизаны коррупцией. Другой вопрос, что у нас коррупция переросла все возможные пределы и стала собственно средой обитания, как воздух или вода. Что говорить, если некоторые эксперты оценивают коррупционный доход в размере бюджета государства. И не зря астрономическую спираль цен на жилье многие связывают все с теми же коррупционными доходами. Посмотрите на цены в бюллетене недвижимости и скажите – какое количество граждан способно приобрести такое жилье на легальные доходы?! Коррупция – это дежурная тема в программе любого правительства, ее невозможно искоренить полностью, но если не обуздать ее до терпимых пределов, то никакого “справедливого общества” нам не видать. Но стоит задаться вопросом – почему наше правительство не в состоянии сделать это?!

Построение общества социальной справедливости – национальная сверхидея!

Стремление Казахстана вписаться в мировой порядок, причем на достойном уровне, очевидно и похвально. Именно осуществляя подобную стратегическую цель, мы способны решить задачу создания “общества социальной справедливости”, способны справиться с существующими социальными вызовами. Но очевидно при этом, что одновременно Казахстан должен принести с собой какие-то национальные фишки и брэнды позитивного плана, способные сформировать в мире комплиментарный образ Казахстана и его народа.

Пример Бората показывает, как в современном мире легко сооружаются мифы, если это делается талантливо и умно. Но, конечно, сколько не делай хорошую мину – “слава”, созданная Боратом для Казахстана — это антимиф. Благой стороной “творчества” Бората является тот момент, что он обозначает тот вакуум, который образовался в сфере идеологий. На “фоне Бората” особенно четко видно, что нам абсолютно необходимы общенациональные мифы в формате определения своей идентичности, ведь собственно любой народ в мире имеет свою национальную мифологию. Такие мифы должны иметь прочную авторитетную фундаментальную базу, быть одновременно популистскими и популярными и ментально воспринимаемые в “цивилизованном мире”. Есть ли вообще у нынешних казахстанцев общенациональные сверхидеи и сверхценности? Мы бы затруднились ответить на этот вопрос. Но вот идея построения “общества социальной справедливости” во всей своей многосложности могла бы стать сверхидеей всего общества, будь на то политическая воля.

Новости партнеров

Загрузка...