Холостой ход, или Как унтер-офицерская вдова сама себя высекла

Nota bene

Снова гром и молния метались на очередном заседании Совета безопасности.

Несмотря на заявленную помпезную повестку дня (“очередная Стратегия нацбезопасности”) главной информационной начинкой стало обсуждение конкретных фактов коррупции и злоупотреблений.

Несомненно, искоренять коррупцию надо (кто же против?). И сколько было шумных кампаний объявлено за эти годы?! Кто назовет их конкретные итоги? А коррупционный воз и ныне там!

Более того, за это время коррупция из Исключения из Правила превратилась в это самое Правило. Исключение составляют, наверное, отдельные чиновники (к счастью, совестливые не перевелись еще). К тому же неимоверно выросли аппетиты сегодняшних “хлестаковых”. Да и сама коррупция, как явление, адаптировалась к нынешнему состоянию экономики и бизнеса. Стала многоликой и менее уязвимой в плане выявления и наказания. Тем более, законы это вполне позволяют.

И я задаюсь вопросом: “можем ли мы старыми микстурами излечить не менее старую болезнь?”.

Ведь система, ориентированная на одного человека (в стране – на президента, в регионе – на местного акима), давно дала сбой и показала свою полную неспособность бороться с коррупцией. Скажу больше, это, скорее, не неспособность, а абсолютное нежелание вести такую борьбу. Ну, кто же будет рубить сук, на котором так хорошо устроился? И все эти кампании напоминают мне машину на… холостом ходу: шумит, урчит, а движения-то нет.

Президент в сердцах воскликнул: “Где контроль на местах? Где акимы областей и городов, которые призваны это пресекать? Почему эти факты не предаются гласности в самих областях?”.

Общество давно знает ответы на эти вопросы.

Контроля нет, так как не может вышестоящий чиновник быть объективен и беспристрастен к нижестоящему коллеге, которого… сам назначает. Причины разные, в том числе и коррупционные.

К тому же, как новое явление, за эти годы на местах сформировались устойчивые организованные бюрократически-правоохранительные группировки (ОБПГ). Имена и фамилии их главных участников известны каждому мало-мальски сведущему жителю областного центра. Все знают, “кто с кем”, чья ОБПГ против чьей. К тому же пресловутый командный принцип подбора и расстановки кадров усугубляет ситуацию и провоцирует создание таких “удельных княжеств”.

Акимы областей и городов зачастую сами интегрированы в эти ОБПГ. Не хочу обвинять всех поголовно, но ни для кого не секрет, что без подобной интеграции любой аким становится белой вороной, эдаким чужаком среди своих. И век его на этом посту будет соответственно недолгим. Таково влияние этих ОБПГ на Астану, где находится главный Отдел кадров.

А по поводу того, почему эти факты не предаются огласке… Какая может быть критика, если почти у всех СМИ во рту большой мининформовский кляп. Практически все региональные СМИ находятся под пятой местного акима. Чиновничья цензура похлеще внутренней (не зря же и идеологически-надзорные структуры в акиматах именуются “Управлениями внутренней политики”). “От греха подальше”, вот что начертано на первых полосах этих газет.

Если не изменить ситуацию в целом, то подобные заседания Совбеза будут проходить с неизменно повторяющимся нулевым результатом. Да хоть каждую неделю заседай и сотрясай воздух! Будут называться на тот момент неугодные фамилии. Ведь всем известна избирательность и тенденциозная направленность этих критических стрел. И Совбез (впрочем, как и вся власть) всегда будет напоминать известную унтер-офицерскую вдову, которая сама себя время от времени прилюдно высекает.

“Для борьбы с коррупцией у нас есть Закон, необходимая законодательная база”, – говорилось на заседании Совбеза.

Да, в ряде законов предусмотрена ответственность чиновников. Но практика показывает, что невозможно одними угрозами и выговорами исправить зарвавшегося коррупционера.

Нужна система, которая бы заменила существующую. Для эффективной борьбы с тотальной коррупцией необходим тотальный контроль со стороны всего общества над госаппаратом. Только избираемые (и потому подконтрольные избирателям) акимы не будут столь продажны. Только избираемые на честных и конкурентных выборах депутаты смогут по-настоящему контролировать исполнительную власть. И только свободные от диктата местной власти СМИ будут в состоянии писать о фактах коррупции, не опасаясь за свою судьбу.

Вот рецепт, который выработало человечество за многовековую историю борьбы с проворовавшимися наемными служащими. И Казахстан, видимо, не может (и не должен) быть исключением.

“Борьба с коррупцией и мздоимством – дело всего казахстанского народа. Только правоохранительными органами, силами госслужбы и контролирующих органов мы этот вопрос не решим. Весь народ должен участвовать в этом процессе”, – сказал президент.

Полностью согласен! Дайте только этому народу соответствующие полномочия, оформленные демократическими законами.

И он сам наведет порядок в своей стране!

Амиржан Косанов,
который считает, что
коррупционеры не могут бороться… с коррупцией

“Тасжарган” № 08 (36) от 1 марта 2007 г.