Дорогу осилит идущий

Разговор с Умным Человеком

\»Тот, кто говорит, что что-то невозможно сделать,
не должен мешать тем, кто это делает\».

Мудрость дао

Сегодня вопрос имиджа нашего государства за рубежом очень актуален. Корпорация ZERE организовала Республиканский конкурс на лучшее решение проблемы “Портрет Казахстана за рубежом”, МИД решает создать специальную группу для решения этой задачи. Элита страны понимает, что если сегодня рост экономики обеспечен продажей нефти и других природных ресурсов, то завтра устойчивость нашей экономики будет зависеть от несырьевого экспорта. Но на зарубежных рынках наши товары и услуги ждет жесткая конкуренция, где имидж страны решает не меньше, а может даже и больше, чем качество самого товара. Если поставить рядом два телевизора, SONY и LG, и закрыть логотипы, почти невозможно различить их по качеству изображения, но “японец” всегда дороже “корейца”. Имидж, однако. В том числе и страновой.

“Китай не обкитаить, Корею не обкореить”

По этому поводу (имидж страны, несырьевой экспорт и все-все-все) у меня состоялась короткая беседа с одним Умным Человеком. Диалог получился больше в форме монолога, потому что мой собеседник не выразил желания на полноценный формат дискуссии и в этой статье я попытался обосновать свою позицию в ответ на его обозначенные возражения.

Ум. Чел.: Какой имидж государства?! Какой несырьевой экспорт?! О чем ты?! Это все слова, понимаешь, просто СЛОВА… Оглянись по сторонам, зайди в магазины – ты видишь казахстанские товары? То-то же… А я словам не верю, я верю своим глазам, когда я увижу что-то, тогда я поверю, а так…

ЕС: Казахи говорят: істеп бай істеп, 10 лет назад в коммерческих киосках продавались в основном турецкие кексы, “Марс”, “ЗУКО”, “Распутин”, “Амаретто” и тому подобный импорт. Сегодня на полках супермаркетов и магазинов почти все продукты питания местного производства. Почему через 10 лет ситуация с другими товарами должна остаться такой же? Ведь в принципе потихоньку все движется в лучшую сторону. “Быстро только кошки родятся”. Это во-первых.

Во-вторых.

а) Производство очень многих товаров в Казахстане невыгодно по причинам очень маленького рынка и дорогой рабочей силы. Ситуация такова, что в Китае, Вьетнаме, Бирме и им подобным странам, в силу бедноты и менталитета населения, выгодно размещать “потогонные” конвейерные производства и конкурировать с ними по категориям “цена+качество” невозможно. Российская “Глория джинс”, лидер рынка джинсовой одежды, переводит свое производство из Китая в соседние страны с более дешевой рабочей силой, потому что в связи с ростом экономики китайские рабочие не соглашаются на низкую зарплату. Заметь, что вопрос о производстве в России не стоит, потому что товар будет неконкурентен по цене. И поэтому производить только ради производства – это тупиковый путь.

б) В сегодняшней экономике производство товаров – это вчерашний день. “Если вы видите, что швейцарский банкир бросается в окно – бросайтесь вслед за ним”. Если мы видим, все развитые страны вынесли производства в страны третьего мира (в США вообще не производятся местные телевизоры), почему у нас голова должна болеть о производстве товаров?! Все равно “Китай мы не обкитаем и Корею не обкореим”. Да и не надо, пусть каждый занимается тем делом, которое у него лучше всего получается. В экономике завтрашнего дня мы должны найти свою нишу.

Плашек три восьмых дюйма нет, а еще экспорт хотят развивать!

Ум. Чел.: Ты говоришь о несырьевом экспорте, ну, и какие казахстанские товары будут продаваться за рубежом?! Ведь сегодня кроме сырья мы ничего за рубеж не продаем.

ЕС: “Ничего не продаем” — это неточно. Можно обратиться в статисточники или другие: около 30-40 позиций товаров (не сырье), а может и больше, РК худо-бедно, но все-таки, экспортирует.

А вот скажи, на твой взгляд, что мы должны производить на продажу за рубеж или может, ты сам какой-либо экспортный товар делаешь или хочешь делать? Говоришь, это не твой бизнес? Тебе это не интересно? Понял. Пожалуйста, не обижайся, но сегодня есть такая позиция: “Я не знаю, что надо производить на экспорт, я ничего не хочу производить на экспорт, но я точно знаю, что у казахстанского бизнеса в этом направлении ничего не получится. Просто знаю и все”. И аргументируют все это так: “А ты видишь весь этот бардак в БТИ, а рейдерство, а коррупция, а кумовство? Да и вообще, не ту страну назвали Гондурасом”.

Спорить с: “Плашек три восьмых дюйма нигде нет, а трамвай собираются пускать” можно: “Чан Кай Ши, член одной из триад, превратил Тайвань в высокотехнологичное государство, Южная Корея после диктатора Пак Чжон Хи стала “тигром” высоких технологий, Индии существующая нищета, бюрократизм и коррупция (с которыми они борются), тем не менее, не помешала стать мировым лидером в экспорте программирования”. Но не нужно.

Алматы – наш “Гонконг”

Товары классической политэкономии “топор-деньги-топор”: табуретки, компьютеры, автомобили, гвозди и т.п. – это тоже неплохо, тоже надо пробовать. Если вы производите какой-либо товар и есть желание продавать его за рубеж, то государство может вам помочь: сейчас в рамках Экспортной Стратегии разрабатывается конкретная программа и, обратившись в один из институтов развития, пройдя экспертный совет, реальный товаропроизводитель может получить маркетинговую, денежную и иную поддержку.

На мой взгляд, примеры уже существующего экспорта казахстанского интеллектуального продукта показывают главное решение вопроса будущей устойчивости нашей экономики. Продажа услуг и технологий – вот направление главного удара.

Экспорт – это не только сколотить, упаковать, отвезти на “сорочинскую ярмарку” и продать, когда “заморские гости” приедут к нам покупать услугу – это тоже экспорт. И экспорт уровнем выше коробок с товарами.

Британские банки лондонского Сити получают миллиарды долларов прибыли, обслуживая иностранных клиентов. Зарплаты их юристов, экономистов, аудиторов etc. растут, превращая Лондон в один из самых дорогих городов мира. Кстати, в свое время их соседи-ирландцы не заплакали “горючесмазочными” слезами: “Где уж, нам уж, там уж замуж”, а сделали свой Дублин (450 км от Лондона!) региональным финансовым центром, где открыли свои представительства и филиалы около 400 иностранных банков.

Работающий проект Алматы-РФЦА должен локомотивом мультипликаторно вытащить туристическую, строительную отрасли, рынок ценных бумаг, венчурный бизнес и так далее, не говоря уже о высокооплачиваемых рабочих местах работникам финансового сектора, СМИ, рекламы.

Пуркуа па?

***

В заключение хочу сказать, что мой оппонент является руководителем одного из СМИ – лидера в своей нише. Он производит конкурентную продукцию, которая пользуется устойчивым спросом у потребителей. Также можно добавить, что развивая свой брэнд, мой собеседник самым непосредственным образом работает на становление Казахстана как современное, устойчивое государство.

Вот такая диалектика.