Ненаписанное либретто, или Почему рассыпается кампания против “Бути”?

Вчера в Алмалинском районном суде…

Вчера, в Алмалинском районном суде Алматы продолжилось заседание по делу под кодовым названием: “Финансовая полиция против Булата Абилова”. И продолжилось с очередного прокола стороны обвинения: еще один вкладчик ИПФ “Бутя-Капитал” отказался от своих претензий к руководству фонда. По всем статьям, начиная с призыва привлечь оппозиционного политика к уголовной ответственности за якобы экономическое правонарушение и заканчивая требованием возместить потенциальные денежные потери. В общем, несмотря на бесчисленное множество томов уголовного преследования сопредседателя партии “Нагыз Ак Жол”, которые заполонили целый угол в зале судебного заседания, финпол и рьяно помогающая ему прокуратура “сыплются” на процессе.

Возможно, что причина некоторой растерянности наших “законников” кроется в банальном незнании, как быть и что делать дальше, царящем в высоких кабинетах Астаны. То ли раскручивать проект “Ходорковский.kz” с прежним усердием, то ли отпустить Булата Мукишевича на все четыре стороны. Против второго варианта поведения играет огромное “собрание сочинений” финпола, которое кто-то ведь писал, а значит, надеялся и верил, что его труды не пропадут даром. Так или иначе, но неуверенность обвинителей, их неуклюжесть в контроле над ситуацией очевидна: на каждое разбирательство является минимум “потерпевших”, подавляющее большинство из которых либо наотрез отказывается от претензий к “Буте”, либо снимает их уголовную часть, оставляя лишь требование выплатить набежавшие дивиденды.

\"Алексей

Аналогично протекал и вчерашний процесс. Вначале, “в отказ” пошла “потерпевшая” Гульдархан Абдакимова, полностью сняв все, что у нее было предъявить Абилову. Затем половинчатыми мерами ограничились еще два вкладчика: пенсионеры Алексей Сабадашев и Полина Иванова, заявившие, что не хотят видеть Булата Мукишевича на зоне, ибо он и его деньги нужны им на свободе. К тому же, сопредседатель “Настоящего Ак Жола” гарантировал расплатиться со всеми “обиженными” его фондом сразу по окончании суда. Хоть и заметил, что “расплата” будет небольшая. Однако на многое старики и не претендуют, теряясь в догадках, сколько же им вообще причитается от приватизационных сделок начала 90-х.

Как выяснилось, практически всем истцам по делу ИПФ “Бутя-Капитал” в Агентстве по борьбе с экономической и коррупционной преступностью “вплотную” помогали составлять заявления на оппозиционера, играя на простоте и наивности акционеров: дескать, накатаете на Абилова “телегу” – вернете свои денежки.

Всплыл и нелицеприятный для финансовых полицейский эпизод с реестром вкладчиков фонда (свыше 2 млн. человек), что записан на специальный диск. По словам главного подсудимого, запрос на данный реестр, как и его предоставление финполом, совпали в один день, что якобы говорит о заранее сфабрикованном списке. Другими словами, Агентство даже не потрудилось создать видимость долгой и тщательной подготовки к ответу на запрос.

Справедливости ради, следует отметить, что Булат Абилов представлен в суде мощным корпусом защиты – адвокатами Розенцвайгом, Мусиным и Калиевым. Тогда как за прокуратуру отдувается совсем молодой человек с напарником постарше, задающим пенсионерам вопросы, наподобие: “Вот посудите, если вам на заводе не выдали зарплату, то, кто тогда виноват: директор завода или завод?”. Этот “прикол” вызвал у политика довольно брезгливую реакцию: а вам-де кто деньги платит, прокуратура или сам Генпрокурор?

Судья же Исаханова не в пример своим коллегам, рассматривающим дела с политической “начинкой”, ведет себя степенно, если не сказать объективно. Может быть, только пока…

Пока кто-то еще не совсем определился с судебным либретто?