Новости из Актобе

Роскошь, а не средство передвижения?

В Актобе в ближайшее время могут установить едва ли не самые высокие цены за проезд в общественном транспорте. Руководство “Автопарка” недвусмысленно намекнуло, что виноват в этом городской акимат.

Ровно год назад цены на проезд в актюбинских автобусах и “ГАЗелях” местный антимонопольный комитет уже повышал — до 25 тенге в крупногабаритных автобусах и 35 — в маршрутках. В начале февраля 2007 очередная заявка вновь легла на стол местного главы “антимонополистов”. Аппетиты увеличились ровно на 10 тенге для каждого вида транспорта.

Как пояснил Ербол Адилов, финансовый директор кампании “Емшан” (монополист в системе городского общественного транспорта Актобе), на этот шаг их толкнули цены на ГСМ (в среднем повышение на 25 тенге за год), подорожавшие запчасти к немецким “МАНам” и текущий ремонт транспорта.

— Горожане жалуются на перегруженные автобусы и очереди на остановках. Но вот вам простой расчет. Мы бесплатно возим сегодня несколько категорий граждан, в том числе пенсионеров, инвалидов, детей до 15 лет и студентов. Две последние группы оплачивают свой проезд лишь на пятьдесят процентов. При этом недополучаем из бюджета причитающееся кампании денежное возмещение за провоз льготников.

По словам Адилова, городской акимат недоплачивает в среднем треть от необходимой суммы. Так что фактически цена проезда оценивается специалистами “Емшана” на уровне 15 тенге с человека. Чтобы выжить в такой ситуации, компании остается заимствовать нужную сумму из кошелька пассажиров.

В пресс-службе акимата разъяснили, что в прошлом году из казны было выплачено 273 млн. тенге транспортному монополисту, в этом году обещают 375 млн. Но с учетом того, что число льготников теперь увеличилось за счет участковых медсестер и врачей, средства из бюджета будут поступать по мере наполнения казны.

Учитель наш на все горазд…

Разборки подростковых группировок в Шалкаре – районном центре Актюбинской области, ставшие предметом обсуждения в местной прессе, принудили власти районного центра пойти на крайние меры по отношению… к учителям. Преподавательский состав семи шалкарских школ несет теперь ежедневную вечернюю вахту на вокзале, в кафе и на улицах города.

По словам учителя школы №5 Ильяса Резванова, волонтера Бюро по правам человека, возглавляющего местную комиссию по трудовым спорам, узнать и доказать, кто именно из районного начальства загрузил по полной программе учителей практически невозможно. Письменных приказов, как, впрочем, и расписок, на такое дело никогда не отдается.

— Я объясняю нашим учителям незаконность подобной нагрузки. Вылавливать малолетних хулиганов по ночам – не наша забота. На то есть полиция и родители. Это, кстати, очень хорошо разъясняется и в законодательстве. Но тут срабатывает рабский менталитет, боязнь потерять работу. Ситуация очень напоминает картину с подготовкой к ЕНТ. Каждому учителю у нас вменяется в обязаловку подготовить пару-тройку учеников к национальному тестированию. Подготовкой занимаются, естественно во внеурочное время.

Властям стало особенно легко требовать сверхмеры после так называемого повышения зарплаты бюджетникам. Лично я получил только восемь тысяч надбавки, а не 60 тысяч как нам обещали. Поэтому считаю повышению полным надувательством, — говорит Резванов.

Шалкарская комиссия по трудовым спорам работает уже лет восемь и, кажется, не имеет аналогов ни в других райцентрах, ни в самом Актобе. На счету Резванова выигранные дела по возвращению долгов учителям и несколько мировых соглашений с районо.

Символ дружбы – речка-вонючка

Актюбинские экологи бьют тревогу. С наступлением весны обостряются международные отношения между руководством Актюбинской и Оренбургской областей. Соседям не нравится ни запах, ни цвет, ни состав воды в трансграничной реке Илек. Во время паводка благодаря возможностям АО “Акбулака” река на несколько недель превращается в речку-вонючку, в которую спускают миллионы кубов воды с городскими фекалиями.

Характерный запах отгоняет от Илека не только актюбинцев, но и скот. Коровы из пригородных сел отказываются пить речную воду. Жители крупнейшего поселка Курайли, стоящим вниз по течению недалеко от Актобе, шутят, что жить без противогазов у них нельзя. Но это свои коровы и свои жители, с ними, если и не договоришься, то можно просто не замечать их проблем.

Городские очистные сооружения сдавались в эксплуатацию 26 лет назад, и уже тогда они не соответствовали ряду нормативов. Сегодня они очищает от силы лишь 25 процентов фекальных вод, остальное “добро” Илек несет в дар братьям-соседям. А если учесть три маловодных года и особенно снежную нынешнюю зиму, дар обещает оказаться особенно вонючим. Отсюда тревога экологов.

Кстати, на реконструкцию очистных требуется четыре миллиарда тенге. Сумма неподъемная для областного бюджета. Хотя экологи ежегодно собирают в так называемый “Зеленый фонд” до пяти миллиардов. Но на восстановление экологии тратится от силы пять процентов из этой суммы. Таково решение актюбинского маслихата.

Между тем аким области Елеусин Сагиндиков на недавних встречах с народом пообещал заняться проблемой пограничных с Россией сел Мартукского района. А именно выделить средства из бюджета на благоустройство территории бывших мартукских колхозов. Интересно, что приятней соседям-россиянам — цветущий вид казахстанских поселков или чистые воды в реке?

Алиеведы всех стран, соединяйтесь!

Студенты актюбинского пединститута будут изучать подвиг Алии Молдагуловой на спецкурсе в течение 18 часов. Такое решение принял ректор института по просьбе ведущего алиеведа Актюбинской области г-на Байдербеса.

Курс лекций в среде будущих учителей-гуманитариев — не единственное достижение Галимжана Байдербеса. На его счету открытие школьных музеев, поездки по местам боевой славы Молдагуловой в России, а также выпуск пяти книг, посвященных героическому подвигу знаменитой хобдинки.

В 1975 году образ Алии настолько поразил молодого секретаря совхозного парткома, что это определило дело всей его жизни. В самые тяжелые годы в середине 90-х Байдербесу приходилось содержать на собственные средства совхозный музей, выплачивать натурой (в виде картошки и валенок) зарплату экскурсоводу. А в более спокойные и сытые времена доказывать злым языкам, что он не был любовником Алии (и такие шутки ходят среди обывателей). За все страдания самый известный алиевед современности получил не так давно новую квартиру от акима области.

Но на студенческих лекциях речь пойдет, конечно, не об этом. Материалом для них послужит, скорее, содержание байдербесовских книг.

“Алия — наша гордость”, “Девочки, ставшие легендой”, “Подвиг длиною в жизнь” и другие исследования сегодня просят перевести на русский язык даже администрация московской школы № 891, которая носит имя нашей землячки, — рассказывает автор, — к сожалению, этих книг нет в актюбинском музее имени Алии Молдагуловой. Его руководство со мной в последнее время враждует.

Актюбинская область богата героями – 45 человек получили звание Героев Советского Союза во время Великой Отечественной. Таким букетом знаменитостей не может похвастаться никакая другая область Казахстана.

— Но, этих людей (кроме Алии Молдагуловой) мало кто помнит. А ведь они отдали Родине не меньше. Мне обидно за своих героев. Их истории – это колоссальная тема для патриотического воспитания. Вот я и предложил года три тому назад актюбинскому музею Алии пополнить список героев. Конечно, им удобней и спокойней заниматься только Алией. Но даже Молдагулову нынешнее поколение детей называет порой первой победительницей конкурса красоты и в этом наша вина, не рассказали, не донесли…

Еще в 2001 году Галимжан Ермагамбетович написал письмо в министерство образования. Откуда известили, что отныне во всех казахстанских гуманитарных колледжах в качестве факультатива вводится спецкурс по Героям Советского Союза, главным образом по Алие Молдагуловой и Маншук Маметовой.

— Через время я пошел узнавать, как же преподается этот предмет в нашем актюбинском колледже, может, им нужна помощь алиеведов? Оказалось, ничего подобного они не внедряли и не собираются делать. Министр к тому времени уже сменился, а новый глава ведомства, видимо, и не знал об обещаниях своего предшественника.

В прошлом году ректор актюбинского педагогического института согласился с необходимостью чтения лекций на первом и втором курсах филфака. Весь курс рассчитан, как и предлагало Министерство на 18 часов. Первое занятие состоялось в начале февраля, в аудиторию пригласили ближайших родственников Алии, ее родных сестер. Алие-тану как официально называется этот курс лекций, будут читать и другие алиеведы и преподаватели вуза.

Байдербес тем временем добивается новых высот. С этого года медицинский колледж Актобе будет носить имя Маншук Маметовой.

Истории этих девочек очень схожи, — говорит Галимжан Ермагамбетович. – Обе остались сиротами, обеих воспитали дядя и брат, они ушли на фронт добровольцами и лежат в русской земле, буквально в 60 километрах друг от друга. Музей Алии и Маншук я помогал открывать в 27 средней школе Актобе. Материала за многие годы накопилось достаточно. Поймите, создать музей невозможно одним росчерком пера, для этого нужно время. К примеру, я начал собирать материал по воинам-афганцам еще 20 лет назад, и теперь в Хобдинском районе, на родине Алии, есть экспозиция по воинам-интернационалистам.