Неженское дело

Reflexio








По данным ООН во всем мире каждая пятая женщина становится жертвой изнасилования или покушения на изнасилование во время ее жизни. Каждая третья женщина, вероятно, подвергается избиению, принуждению к совершению полового акта или подвергается какой-то другой форме надругательства, обычно со стороны членов семьи или знакомых.








Северная страна – место, где царят суровые мужские нравы. Если ты женщина – пощады не жди.

Критики, утомленные постановкой феминистической проблематики в западной культуре, уже назвали фильм Ники Каро “Северная страна” предсказуемым и нравоучительным, очередной вариацией в кино на производственную тематику. Но нашему зрителю, живущему в обществе далеком от постановки проблем такого рода, рассказанная в картине история покажется смелой попыткой и потревожит чье-то ханжество. Сценарий к фильму написан Майклом Сайцманом по мотивам книги Клары Бингхэм и Луры Лиди Ганслер “Иск группы лиц: Судьбоносное решение, которое изменило закон о сексуальном домогательстве”. Героиня фильма Джози Эймес (Шарлиз Терон), мать с двумя детьми, бежит от периодически избивающего ее мужа. Оказавшись в доме родителей, она слышит от своего отца упреки в том, что должна сама обеспечивать детей и жить отдельно. Работая на классической “женской” работе – парикмахершей, она не может заработать таких денег. Выход подсказывает ей подруга Глори (Фрэнсис Макдорманд) – устроиться на работу в шахту. Она сама там неплохо зарабатывает, крутя баранку самосвала. На шахте уже работают несколько женщин. Все они терпят издевательства коллег-мужчин: сексуальные игрушки в контейнерах для еды, оскорбительные надписи на стенах раздевалки, грязные ругательства и приставания. Все это происходит под прикрытием и тихим одобрением администрации рудника. Но Джози Эймес не желает сдаваться, да и выхода у нее нет – или опять безденежье (получив первую зарплату и взяв кредит, она и дети только смогли зажить достойно). Когда терпеть уже невозможно – Джози подает в суд.

Приходилось ли вам сталкиваться с половым шовинизмом? Если вы не женщина, то ответ: конечно – нет. В нашем обществе чаще поднимаются вопросы на националистическую тематику. К гендерным же проблемам относятся с иронией и нескрываемым раздражением, считая их надуманными. Попробовав поднять вопросы такого рода в своей социальной микросреде (на работе, или в семье) вы, в лучшем случае, будете осмеяны. Эти проблемы у нас предпочитают не замечать. Да, и в самом деле их не видят, прямо как по Фрейду, топя в глубинах коллективного бессознательного. Цвет кожи, разрез глаз, национальность, половая принадлежность в понимании наших людей формируется на биологическом, генетическом уровне и представляют собой природную необходимость, закон на подобие закона тяготения, со всеми вытекающими из этих биологических признаков естественными последствиями. Всего лишь столетие назад рабство и расизм тоже были чем-то естественным. Сейчас передовое человечество считает их преступлением, но они до сих пор распространены на земном шаре. Не удивительно, что гендерная политика равноправия многим все еще кажется поветрием моды бесящегося с жиру Запада.

Для традиционного мифосознания испокон веков мир делился на верх и низ, белое и черное, мужское и женское. Сильный утверждается за счет слабого, господствующий — за счет подчиненного. Одна сторона оппозиции, как заметили философы-постмодернисты, доминантная, а другая рецессивная. Шовинизм – не просто набор частных случаев (муж бьет жену, учитель насилует ученицу, шахтеры издеваются над шахтерками), он основан на системе маскулинной патриархальной культуры. И простая замена мужчин на женщин не всегда может изменить ситуацию: в фильме адвокатом, взявшимся защищать с особым цинизмом интересы горно-рудной компании, оказывается именно женщина. Понятие женской солидарности и гуманизма ей не знакомо. Иногда в фильме более шокирующее впечатление производят не столько поступки мужчин, совершаемые ими под воздействием грубого стадного инстинкта, сколько женщин, подпавших под его же влияние. Женщин, от которых ждешь поддержки, но вместо этого они готовы всадить нож в спину. Таковы коллеги Джози, шахтерки, которые сначала напуганы и боятся потерять работу, потом начинают рассуждать как мужчины и обвинять во всех бедах Джози: напросилась – сама виновата. В случае с изнасилованием по патриархальным традициям насильника пытаются оправдать за счет жертвы, якобы спровоцировавшей насилие. Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!

История Северной страны рассказана со всей глубиной и аналитичностью. В ней описан не просто первый прецедент в истории судебной практики – иск о сексуальном домогательстве, а трудный путь достижения справедливости закона, борьбу за свои права, когда, кажется, приходится идти против всего мира. Джози, чтобы добиться законного решения, преодолевает не только дикие нравы посторонних, но и близких ей мужчин – отца и сына. Поэтому эпизоды в суде, сменяющиеся картинами из жизни, выглядят не просто как расследование, а как психоанализ. При поддержке Глории и двух хороших парней (вернувшегося из Нью-Йорка адвоката Билли Уайта и мужа Глории Кайла) героине удается сдвинуть с места, кажется, совсем безнадежную ситуацию. Картина по-американски заканчивается хэппи-эндом. Люди понимают свою неправоту, в них пробуждается присущий демократическому мышлению гуманизм. Возможно, здесь кино проигрывает своей верностью стереотипности жанра. Но картина снята на основе документальных событий. И закон, защищающий права работающих женщин, был принят. Это своего рода документальный исторический хэппи-энд. Документальность фильма заключается не только в этом, а в типичности рассказанной жизненной истории, ценностях, оценках и нравах. Во время просмотра это очень хорошо почувствуют те, кто имел сходные проблемы и сталкивался с половым шовинизмом. За лучшую женскую роль в фильме Шарлиз Терон была номинирована в 2006 году на “Оскар” и “Золотой глобус”.

Еще сложнее преодолеть мужской шовинизм в патриархальном восточном обществе и объяснить, что психологическое давление является насилием по отношению к женщине. В провинциальных сельскохозяйственных районах суверенных центрально-азиатских государств в условиях социально-экономического кризиса, падения уровня образования насилие против женщин является обычным явлением, где до сих пор распространен, например, такой средневековый обычай, как кража невест, который фактически может быть приравнен к изнасилованию. Никто, от простого крестьянина до высокого чиновника, не считали избиение жены мужем или брак по сговору родителей без согласия невесты и кражу невест насилием против женщины, нарушением прав человека. Только смерть женщины от рук мужа могли вызвать возмущение общины.

Если сегодня в Северной стране (особенно в странах северной Европы) решение вопросов гендерного равенства – одна из насущных политических и социальных проблем общества и государства, то в нашей Южной державе деятельность в этом направлении носит пока в основном фасадный, образцово-показательный характер. Проводимые в этом направлении мероприятия, начиная от семинаров типа “Гендерно-чувствительный руководитель” до пресс-конференций и учреждения пары-тройки женских общественных организаций рассчитаны на международных наблюдателей и призваны служить доказательством активной деятельности государства в этом направлении. О реальном же положении дел говорят не официальные отчеты, а обыденные рассуждения, которые можно встретить хотя бы на том же сайте Zonakz.net в комментариях в статьях – нередко представляющие собой прекрасный социологический материал, дающий социальный срез мнений казахстанцев. Особенно, если учесть, что Интернетом регулярно могут пользоваться далеко не бедные люди, работающие в организациях, способных обеспечить регулярный трафик. Наблюдая за довольно высокой активностью постоянных посетителей сайта, имеющих свои ники и оставляющих объемные и пространные комментарии и обычно в рабочее время, невольно приходишь к выводу об их хронической незанятости.

Кто может так долго прохлаждаться в сети, оставляя там продукты своей зачастую мало интеллектуальной деятельности? Те, у кого “работа — не волк” и, конечно, “солдаты”, у которых государственная служба идет. С состоянием нравов воинственно настроенных комментаторов (а это в подавляющем большинстве мужчины) можно ознакомиться, прочитав комментарии, например, после статей с такими провокационными названиями как: “Способствует ли смешанный брак успеху в карьере? Или, быть может, преуспевающие люди тяготеют к заключению межнациональных браков?” или “Решит ли китайский мужчина проблему незамужних женщин в Казахстане” и т.д. Обилие комментариев демонстрирует повышенный интерес местных пользователей к национальным и половым вопросам. Пока последние не так популярны, как первые. Но осознание и тех и других происходит примерно на одном и том же уровне первобытности и дремучести. Ведь многие из них всерьез полагают, что пол и национальность имеют врожденную, сугубо биологическую, природу, а обсуждения часто протекают в русле поговорки “курица – не птица, женщина – не человек”, “у негра – черная ж..” и пр.

Несомненно, что половой и национальный вопросы имеют ярко выраженную политическую окраску. Поэтому не удивительно, что когда речь идет о власти и психологическом самоутверждении за счет Другого, многие рассуждают в духе: не пяди женщине или представителю другой национальности. Всегда проще утвердиться и почувствовать свою значимость с помощью уже готовых, наработанных столетиями механизмов политического угнетения: расизма, национального и полового шовинизма. Особенно если на другие формы поведения кроме агрессии и подавления такой индивид не способен. Разум в фаллологоцентрической (термин постмодерниста Ж.-Ж. Деррида, между прочим, мужчины, кто не в курсе) концепции мира такое же орудие подавления и агрессии (идея агрессивна, война идеологий) как кулак, булыжник или автомат. Пока такие понятия как пол и национальность для многих имеют болезненно-апористический характер, половой шовинизм и национализм по-прежнему будут частью патриархально-националистического уклада жизни таких вот озабоченных своей (половой или националистической) значимостью казахстанцев.