Новости из Актобе

Не садись на горшок! Не ешь пирожок!

По мнению руководителя Актюбинского общественного объединения одиноких матерей “Ару Ана” в Актобе сегодня одна из самых высоких плат за детский сад по республике. Алима Абдирова считает, что это — результат недостаточного финансирования местным бюджетом программы материнства и детства, а также полной непрозрачности финансовой деятельности руководства отдельных детских садов.

В среднем ежемесячная оплата достигает в актюбинских садиках 10-12 тысяч тенге. А в день около пятисот тенге. И цена за услуги обещает только расти. Если вспомнить, что родителям приходится выкладывать из кармана еще от 13 до 20 тысяч тенге, чтобы устроить ребенка в тот или иной детсад, картина коррупции налицо.

Немаловажную роль в сложившейся ситуации играет и катастрофическая нехватка детсадов. Хотя городской акимат обещает вернуть в лоно управления образования здания бывших садов, но реально пока удалось освободить лишь два из них. Здания освобождает городская СЭС и институт повышения квалификации учителей. Нет в этом списке ни водочных кампаний, ни нефтяников, ни юстиции, ни военной полиции…

Отдельная тема — санитарное состояние действующих садов. Так, в одном актюбинском саду малышам в течение года запрещалось ходить на горшок “по большому”. Для этого детей специально не докармливали, причина непедагогического поведения объяснялось просто — сад был отключен от подачи холодной воды, а мыть детские попы кипятком — до этого даже актюбинские воспитатели не додумались.

Городской акимат в лице заместителя акима Акимгерея Кушербаева, обещает мысленно потрудиться и найти выход из положения. Возможно, будет использован опыт педагогов из других областей Казахстана.

Коррупционеры найдены!

После известных слов президента Казахстана в адрес коррупционеров, незаконно получающих жилье по госпрограмме, представители Актюбинской прокуратуры обнаружили сорок семь преступников, по мнению прокуроров получивших квартиры неправильно.

В так называемом списке для Генпрокуратуры по Актюбинской области присутствуют сорок семь нарушителей закона. Правда, среди них почти нет чиновников. Госслужащих в список затесалось всего двое.

В незаконные обладатели жилья по государственной программе попали инвалиды, матери-одиночки, пенсионеры.

Директор ТОО “Жана уй Актобе” Нурлан Иманалин заявил в актюбинской прессе: “У нас нет грубых нарушений! Поступки членов жилищной комиссии, которые разрешили выдавать квартиры из гуманных соображений, теперь расцениваются как коррупционные правонарушения”.

Сам господин Иманалин “за гуманность” получил строгий выговор. Его подчиненные уволены.

Один из попавших в прокурорский список сейчас грозит совершить самосожжение перед зданием местного акимата. Габит Тулегенов проживал с женой и двумя детьми в маленькой комнате общежития. Но даже эта жилплощадь им не принадлежала: их пустил жить дальний родственник. Жена Габита работает уборщицей в акимате. Это и помогло семье Тулегеновых приобрести квартиру на льготных условиях. Однако бдительные прокуроры выяснили, что жена Габита госслужащей не является, следовательно, семья Тулегеновых не имеет право на жилье по государственной программе.

В компанию с Тулегеновыми попали инвалиды-колясочники Ольга Черкасова, Маргулан Жетесов и Гульнара Куртаева, медики тубдиспансера, заболевшие туберкулезом на работе, многодетные матери и опекуны сирот.

Последнее китайское предупреждение?

Китайская нефтяная инженерно-строительная группа (КНИСГ) вызвала шквальный огонь недовольства актюбинских властей. В случае невыполнения договоренностей областное руководство еще несколько месяцев назад пообещало позаботиться о прекращении деятельности компании. Судя по всему, дело движется именно к такому печальному исходу для китайских строителей: этот вопрос обсуждали на последнем заседании комиссии по расследованию деятельности иностранных кампаний на территории Актюбинской области.

А ведь, по сути, отношение к казахстанскому рабочему как к последнему рабу, которое местная исполнительная власть с удивлением вдруг обнаружила на КНИСГе, сегодня установилось в иностранных кампаниях повсеместно. И положа руку на сердце, скажем, что властьимущие знали о вопиющих нарушениях прав казахстанских рабочих на китайских предприятиях и два, и три года назад.

КНИСГ — не единственный урод на этом подиуме под названием нефтяной бизнес. Если копнуть шире и глубже, то подобные же факты, как-то разница в оплате труда у китайцев и казахстанцев, отсутствие условий труда и отдыха и т. д. можно обнаружить в любой компании с иностранными инвесторами.

Так в чем же провинилось руководство КНИСГ? Видимо, не сложились отношения у руководства инженерной группы и областного акимата. А может, КНИСГ выбрали в качестве козла отпущения. Напомним, дело КНИСГа впервые всплыло осенью этого года, аккурат, когда стали бастовать карагандинские шахтеры против Миталла, и кроваво побуянили наши рабочие на Тенгизе.

Председатель профсоюза КНИСГа Адилхан Калдыбаев на фоне этих событий выглядел как та спасительная звезда в ночи. Человек дельный, он явился местным СМИ с папкой документов, готовый к труду и обороне, и что немаловажно, он еще в сентябре прошлого года подал иск на руководство родной компании. От китайцев Адилхан требовал выполнения условий коллективного договора.

А вот мнение председателя объединенных рабочих профсоюзов “Защиты труда” Ивана Булгакова, которое он сообщил корреспонденту нашего издания. Товарищ Булгаков пытается сегодня организовать по всей республике сеть независимых рабочих профсоюзов.

— Я вообще-то сторонник самостоятельной работы профсоюзного движения. Хотя сегодня без какой-либо поддержки провластных или оппозиционных партий прорваться в Парламент или Правительство нам невозможно. В ближайшее время, надеюсь, решится вопрос с финансированием. Только когда будет создана сеть независимых профсоюзов в каждом регионе Казахстана, дело пойдет. Что касается нынешнего положения мелких профсоюзов, не думаю, что их пытаются перекупить, переманить власти. Им выгоднее всего использовать и задавить эти ростки профсоюзного движения.

Один из действенных рычагов давления на работодателей, по мнению Булгакова, это солидарность всех профсоюзных движений. Ведь почему справедливые требования рабочих в той же Караганде или на Тенгизе ни к чему позитивному не привели? Не было поддержки рабочих из других регионов страны.

Муза в суде

Во время минувших праздников актюбинский поэт Мыркымбай Акатов провел несколько поэтических выступлений для своих поклонников. Поэт читал личные произведения на ступеньках городского, а затем и областного суда.

Свой демарш он объясняет просто: господин Акатов работает сейчас над поэмой “Муза в суде”. Для вдохновения ему необходимо почувствовать сам объект творчества:

— Я верю, что возле храмов правосудия витают днем и ночью аруахи справедливости, охраняющие души наших биев от шайтанов ложномыслия!

Мыркымбай уверял собравшихся почитателей своего таланта, что его новые стихи укрепляют дух и ныне живущих, и еще не родившихся представителей правосудия. Запомнились следующие строки:

“Итак, начинается утро.
А утром в суде – Камасутра!
Влекомый другими людьми,
Врываюсь я в царство Мами.
Вот громко пускают метан,
Натужно читают Коран.
Превратно закон излагают
И власть, соответственно, хают.
Здесь думы о сроках и взятках,
Здесь куча ментов для порядка.
В суде вас осудят без слов
Портреты великих биЁв!”

Мыркымбай Акатов заявил, что для издания новой поэмы он надеется на получение гранта от Верховного Суда Казахстана. Но даже если просто случайно его изберут присяжным заседателем, он возражать не будет.

Пропавший героин

Двадцать килограммов героина исчезло из камеры вещественных доказательств у актюбинских полицейских.

Наркотики подлежали уничтожению, но перед этим полицейских проверяли прокуроры, которые и обнаружили пропажу.

Уже выяснилось, что в камеру хранения вещдоков имеет доступ ограниченный круг лиц. Пломбы на мешках с наркотиками не повреждены. К тому же, вся площадь камеры находится под видеонаблюдением и ее охраняют автоматчики.

По факту пропажи наркотиков возбуждено уголовное дело. Подозреваемые в краже выдвигают свою версию: наркотики могли пропасть во время экспертизы. Как недавно выяснилось, эксперт, проверявший этот героин, сам был наркоманом.

Между прочим, это далеко не первый случай, когда у актюбинских полицейских пропадают конфискованные в качестве вещественных доказательств наркотики. Два года назад неизвестные заменили в ДВД области несколько килограммов героина обычной содой. Тогда преступники не были найдены.