Булат Абилов: “Какая прокуратура, таков и привод!”

14 марта продолжилось судебное заседание по делу ИПФ “Бутя-капитал”

Очередное судебное заседание по делу “Финпол и Генпрокуратура против Булата Абилова” получилось одним из самых скандальных. Государственные обвинители в звездных погонах и корпус защиты оппозиционного политика вступили в такую перепалку, что им не хватало только мушкетов и секундантов, чтобы картина дуэли была полной и завершенной.

Дуэлянты сошлись “к барьеру” в том месте судебного поединка, где вопрос коснулся непосредственно поддержки или отказа от собственных (искового и “уголовного”) заявлений каждым из так называемых потерпевших. Забегая немного вперед, следует отметить, что ни один из истцов не то чтобы не производил впечатления волевой и цельной личности, которая знает, чего она хочет, но и не был похож на человека самостоятельно решившегося на “эпопею” c ИПФ “Бутя-капитал”. Тем более, отдающего себе полный отчет, сколько купонов он вложил и сколько намеревается за них “отбить” с учетом инфляции. Впрочем, удручающие портреты казахстанских мещан вереницей тянущиеся через весь судебный процесс против Бути, уже не новость.

Всякий раз перед судьей Исакановой предстают совершенно потерянные люди, которым позвонили как-то вечерком из финпола, и, маня отличной перспективой стрясти с Абилова причитающуюся долю из трехсот миллионов якобы украденных им тенге, предложили подмахнуть, не глядя, образцовый текст жалобного письма. Не зная броду, а точнее сколько же в реале Бутя им задолжал (то ли по миллиону, то ли по тысяче тенге на брата), все без исключения они полезли в воду. А ввязавшись в “драку”, многие из них с неприятным удивлением для себя обнаружили, что стать счастливыми миллионерами им вряд ли удастся и что даже за крохотную тысячу тенге придется распрощаться не с одним десятком нервных клеток, а это того явно не стоит. Посему львиная доля вкладчиков, сознательно проворонивших свое счастье в период раздачи дивидендов фонда в 2004-2005 гг. по причине банальной лени, а может и здравого смысла (не хотели стоять в очередях за “тиынками”) и в этот раз к великому разочарованию прокуратуры от какой-либо активности воздержалась.

Вчера, например, от всех видов претензий к сопредседателю партии “Нагыз Ак Жол” категорически отказалось еще двое из четырех допрошенных: Лилия Портман и Максут Нурбеков. “Упертой” оказалась лишь многодетная мать Наталья Гуреева, твердо стоявшая на своем: “Где мои деньги?!”. Однако настоящее Аныракайское сражение у команды Булата Абилова с государственными обвинителями разыгралось за душу неприметного Владимира Кравцова, которого одни склоняли “умыть руки” в отношении уголовного преследования Булата, а другие подстегивали держать удар до конца. По ходу мастерских уговоров и увещеваний с обеих сторон, а кое-где и угрожающих намеков, обыватель Кравцов, отвечая на вопрос защиты о том, почему он не пошел получать своим деньги в период раздаточной кампании 2004-2005 гг., переспросил: “Это когда ворота ломали, что-ли?! По телевизору так показывали. Ну, так туда бы ни один порядочный человек не пошел бы”…

На это, разумеется, “завелся” сам главный подсудимый и объявил, что все известные телеканалы (последовало перечисление электронных СМИ) принадлежат известному семейному клану и что ни один из оных, даже если Булат Абилов принесет в его редакцию большую сумму денег, ни в коем случае не покажет про него хороший сюжет. На что прокурор Кирияк ни с того ни с сего прокричал: “Это оскорбление!”, не пояснив, однако, кого: Рахата Алиева, Дариги Назарбаевой, телеканалов “Хабар” и КТК или вообще оскорбление в глобальном смысле слова годами лелеемой и пестуемой семейно-клановой политической системы Казахстана. Справедливости ради, не мешает подчеркнуть, что г-н Кирияк пробормотал чуть позже что-то вроде того, что некрасиво втягивать сугубо “социально-экономический” суд с элементами авантюризма в политическую плоскость. Хотя некоторые “пострадавшие” до этого неоднократно и с чувством неподдельного изумления обращали внимание Фемиды на то, что их вклады с таким же успехом покоятся и в ныне как бы здравствующих фондах “Караван” и “Бобек”, но взятки с них, в отличие от ИПФ “Бутя-капитал”, почему-то гладки.

Вообще, прокуратура на вчерашнем заседании нещадно баловала присутствующих “перлами” собственного производства. Тот же заступник известного медиахолдинга, судя по “крупнокалиберным” звездам на погонах человек опытный, допускал тирады, наподобие, цитируем дословно: “Если суд признает их (т.е. Бутю и К) невиновными, то мы откажемся от обвинения”. Выходило, что, невзирая на законодательную теорию и практику, согласно которой надзорный орган всегда играет до конца, обжалуя, если надо решения одной судебной инстанции за другой, прокурор Кирияк тонко намекнул ответчикам, что возможно ситуацию с уголовным прессом Абилова удастся благополучно “разрулить” без его на то Кирияка воли.

Меж тем, гнетущая атмосфера взаимной вражды сторон продолжала оставаться визитной карточкой вчерашнего процесса. Так, уже не владея собой от бесконечно пропускаемых в свои ворота голов, представители прокуратуры через голову допрашиваемого вкладчика начинали кричать, что всем-де известно, Булат Мукишевич, что вы вор! В ответ Булат Мукишевич разил гособвинение: “Нет, это вы украли у народа!”. “Благодаря вам” – следовало железное признание работников прокуратуры.

Самым же блестящим взятием прокуроров “на бедро”, стало выражение Булата Абилова по поводу не обеспечения прокурорами высокой явки “потерпевших” в суд. “Какая прокуратура, таков и привод” – сказал сопредседатель “Настоящего Ак Жола” перед очередным антрактом судебного процесса по ИПФ “Бутя-капитал”…

Но, продолжение, как всегда, следует…