Новости из Актобе

Аким отказался быть дедом Мазаем

Городской акимат впервые за последние годы озаботился судьбой четырехсот семей, проживающих в дачных массивах Актобе. На разгулявшееся дачное строительство, которое поднимают переселенцы из бедных сельских районов, акимат несколько лет закрывал глаза. Поднять веки пришлось в связи надвигающимся паводком. Подействовала и угроза синоптиков: столько талой воды в Актобе не было в последние 15 лет, уверяют специалисты.

Для начала придумали выпустить в свет брошюры с подробным описанием, как спасать себя и ценное имущество от весенних вод. К слову, вода в пригородных дачных массивах Актобе может погнать волну высотой метр-полтора. От такого наводнения частенько страдали садовые насаждения, разваливались ветхие домишки дачников.

Но в последний момент, — объясняют в городском отделе по ЧС, — от книгоиздания решили отказаться, — это слишком затратное дело. Будем объезжать дачи и на словах передавать угрозу наводнения.

Пугать людей наводнением будут на территории 62-х дачных коллективов, расположенных в районе между рынком “Шыгыс” и Кривым озером. Почти в каждом коллективе сегодня проживает от пяти до десяти семей переселенцев. В акимате предполагают, что сельских дачников насчитывается сегодня около четырехсот семей. Понятно также, что часть людей разъедется по родственникам, но большинство остается на свой страх и риск. Вот как видит эту картину председатель городского общества садоводов Валентина Дынник

По сути, это маленькие аулы в черте города. Люди пренебрегают опасностью наводнения, потому что им некуда деться. Они — заложники. У многих нет света, воды, газа. Их дети не ходят в школы. Но купить жилье в более безопасных районах люди не могут.

В первые мартовские дни была создана комиссия, главной целью которой стала не только пропаганда, но и перепись “дачников”. Последняя задача переложена на плечи председателей дачных кооперативов.

Мы приглашаем председателей коллективов на собрание в акимат, ведем разъяснительную работу, объясняем, что вертолетов у актюбинского противопаводкого штаба нет, и не предвидится, — рассказывает Валентина Даниловна. — Вся надежда на погоду. Если столбик термометра будет повышаться постепенно, авось сильного наводнения не будет.

Люди расслабились… Не надо расслабляться, нужно готовиться к паводку, — напомнил председателям заместитель акима город Архимед Мухамбетов.

Кстати, на этом же собрании выяснилось, что акимат вряд ли будет предоставлять временное жилье спасающимся от паводка беженцам. Со слов господина Мухамбетова, глава города Серик Нокин по уже заведенной традиции посоветовал людям покинуть опасную территорию. Куда деваться семьям переселенцев – головная боль утопающих.

На снег надейся, а сам не плошай

Актюбинские землепашцы впервые за последние три года готовятся к Большому урожаю. Хотя последний джут изрядно почистил ряды тех, кто строит свой бизнес на зерне, надежда на возрождение угасает последней.

Актюбинская область считается зоной рискованного земледелия. Без дополнительных субсидий из государственной казны фермерам не выжить. Да и эта долгожданная помощь зачастую не спасает мелкие хозяйства. А неурожай на актюбинских полях длится с 2005 года.

По данным актюбинского департамента сельского хозяйства в области сегодня насчитывается 5574 агроформирований, из них 5206 – крестьянские хозяйства, остальные – ТОО, ПК и тому подобные “сельхозмонстры”.

Несмотря на благоприятный прогноз синоптиков (в январе и феврале выпало сверхнормативное количество осадков, так что глубина снега в степи достигала 70-80 см), посевные площади сокращаются. Официальная причина — прошлой осенью в закрома родины смогли засыпать лишь 43 тысячи тонн семян, вместо обычных 55. Недостающие 12 тысяч тонн сейчас перекупаются и завозятся из Кустанайской и Западно-Казахстанской областей.

Вопреки этим досадным отступлениям, согласно официальным расчетам чиновников, в нынешнем году в Актюбинской области будет засеяно не менее 550 тысяч гектаров земли. Для примера в 2006 году хлеб сеяли на 750 тысячах га.

Финансовое положение зерновых хозяйств области сегодня очень тяжелое, — говорит специалист департамента сельского хозяйства Зоя Бойко, — но люди надеются на хороший урожай. Отсюда и всеобщее оживление.

А вот независимая Ассоциация крестьянских и фермерских хозяйств дает несколько иную картину. Последний джут по силе может сравниться с неурожаем тридцатых годов, считают его представители. Долгая зима 2004-2005 гг. (180 дней вместо привычных 120) вынудила крестьян пустить под нож половину крупнорогатого поголовья. Последующая за этим засуха вогнала в неимоверные долги все мелкие хозяйства области. Государственная помощь зачастую не доходила до них, поэтому победную цифру в пять тысяч агроформирований сегодня запросто можно уменьшать на 70 процентов. Как пример — Темирский район. Из 160 хозяйств на плаву здесь осталось не больше сорока. И так повсюду.

Кроме того, нынешняя зима, богатая на снежные заносы, еще не гарантирует большого урожая, считают крестьяне. При условии дождливой весны этой влаги хватит лишь на всходы и первый вегетационный период созревания семян. Для хорошего урожая нужны летние дожди. А их появления не могут гарантировать ни синоптики, ни чиновники.

Страх обуял крестьян, люди бояться отдавать земле последние крохи, — рассказывает представитель независимой ассоциации фермеров, заместитель руководителя Актюбинского филиала ОСДП Сарсенгали Шакибаев. – На помощь государства, которая не доходит до этих людей, никто уже не надеется. А как выжить со старой техникой, если только за замену одного тракторного коленвала нужно заплатить 60 тысяч тенге, две коровы, считай. При таком избранном финансировании, выживут только крупные сельхозформирования, у них и связи, и льготные кредиты, и ГСМ по заниженным расценкам. Хозяева ТОО и ПК получают миллионы тенге прибыли, крестьяне по 8-10 тысяч тенге зарплаты. Остальное хозяева умудряются вычитать из их кармана за корма и муку.

Запасайся, кто может!

Женский праздник 8 Марта во многих селах актюбинской глубинки прошел в этом году весьма скромно. Отрезанные от мира снежными заносами, жители обменивались продуктами питания, но главное — страдали от нехватки водки за праздничным столом.

Отвыкшие от дефицита спиртного, многие впервые за много лет сожалели о заброшенном самогоноварении. Цена на главное украшение стола — русскую водку выросла в несколько раз. За бутылку самой дешевой сорокоградусной давали по тысяче тенге.

Отвыкли мы запасы делать, видно, зря. Ни конфет, ни сахара. Даже стирального порошка в нашем селе нет, — рассказывает корреспонденту “Zonakz” жительница бывшего колхоза “Коммунист” Алгинского района Галина Копущу, — с полок магазинов уж давно все подчистили. Дороги были закрыты недели две. Так что бабы друг у друга занимали продукты, а мужики рыскали по поселку в поисках водки. Председатель снарядил в город трактор КА-700. Требовалась срочная медицинская помощь женщине, мучившейся от колик в животе. Так они добрались до областного центра лишь через двое суток. Вручную пробивали каждый метр дороги. А как быть на Наурыз?

Кстати, по официальной информации управления по ЧС, на 8 Марта все дороги Актюбинской области считались открытыми. Жалоб от населения по информации “ЧСников”, не поступало.

Группа крови на рукаве или приказ 392

Актюбинские медики настолько бояться повторения шымкентских событий заражения ВИЧ, что намеренно уменьшают список показаний к переливанию крови. В результате центр крови вынужден был сократить число активных доноров.

И я боюсь, и все боятся, — пояснил заместитель главного врача по лечебной части больницы скорой медицинской помощи Марат Мурзалин. – мы берем письменное согласие у пациентов согласно приказу 392. В октябре прошлого года пережили большую проверку Минздрава, которая не вынесла нам никаких замечаний.

По его словам, об опасности переливания крови сегодня чаще всего вспоминают свидетели Иеговы.

— Несколько раз к нам попадали приверженцы этой веры и уже заранее объявляли о своем отказе. Мы придумали следующий выход. Приглашаем их главного представителя на беседу, после чего он идет на переговоры с отказником. Паре иеговистов таким способом перелили чужую кровь. Остальные — в глухой обороне…

Главный представитель иеговистов в Актобе Сергей Ткаченко в этот весенний период обеспокоенный традиционно натянутыми отношениями с властями (с наступлением тепла иеговисты активизируют свою пропаганду, а это очень не нравится многим горожанам) оттого и высказывается весьма осторожно.

Мы не пропагандируем отказ от переливания, просто живем по заповедям библейским, в которых не рекомендован этот опасный метод лечения. Все разумные люди отказываются от переливания, даже сами медики боятся использовать это глупый способ. Лично убедился, — говорит он.

Замза Хайруллина заместитель главного врача железнодорожной больницы пояснила, что на больных большое влияние оказывает информация о том, что плазма из актюбинского Центра крови “прошла полную карантизацию”.

— Выдержав шестимесячный карантин, любая инфекция в крови выявляется. К тому же переливания мы проводим теперь настолько редко, что у человека просто не остается иного выхода. Или он пан или пропал.

В отделении гематологии, что относится к областной онкологии, случаи отказа от переливания даже не обсуждаются, таковых просто нет, — уверяет Мажит Кузбаков заместитель по лечебной части клиники Медицинской академии.

Настороженность в коллективе большая, — говорит зам. главного врача областной детской больницы Самигулла Досмагамбетов, — используем только одноразовые шприцы, иглы, системы. Даже список показаний к переливанию крови намеренно снизили.

В актюбинском центре крови на протяжении полугода с августа по январь был зафиксирован спад забора крови у самых активных доноров. По словам директора Центра г-на Куздембаева, количество заготовленной крови за этот период снизилось на восемь процентов. Правда, какая категория доноров проявила осторожность, Серик Куздембаев сказать не смог.

— Скорее, это сами медики, потому что забор крови делается исходя из потребности больниц.