О Центральной Азии и Казахстане — на Гавайских островах

Формированию превратных представлений о нас способствует не один только Борат Сагдиев

Наши сведения об Азиатском континенте, о странах расположенных там очень скудны, так как мы ей не очень-то интересуемся. Кое-какой интерес к Малайзии пытаются пробудить такие наши соотечественники, которые там побывали или поработали, да и то потому, наверное, что там коренное население мусульманское. Очень много политических и деловых контактов с китайцами, но своей синологии у нас как не было, так и нет до сих пор. Такую проблему раньше часто поднимал Мурат Ауэзов — один из, наверное, первых казахских китаеведов. Теперь то же самое делает и Константин Сыроежкин (к примеру, его интервью в газете “Начнем с понедельника” от 9 марта 2007 года целиком, можно сказать, посвящен этому вопросу).

Правда, некоторое время назад объявлялось, что готовится казахское издание многотомного исторического труда по нашей истории, издавна имеющего хождение в Китае. И то, что называется, хорошо.

Да, китайцы знают нас так хорошо, как не знает, наверное, ни один другой народ в мире. Но Китай – это еще не весь Дальний Восток и не вся Азия. Следует сказать, что в остальных тамошних государствах тоже есть изрядный интерес к изучению нашего региона и конкретно нашей страны. Особенно в свете последних общественно-политических перемен в Афганистане и экономических открытий в районе Каспийского моря. Но чем дальше такое государство от нас отстоит, тем скудней их знания о нас. А кое в чем они даже курьезные.

Мы привычно рассуждаем так: чем дальше уходит в прошлое время распада Советского Союза, тем лучше мир узнает нас – Казахстан и центрально-азиатский регион. А так думают не только у нас.

В СМИ даже очень далеко от нас расположенных стран часто встречаются примерно такого содержания фразы: “С 1991 тех пор, как в 1991 году Союз Советских Социалистических распался, термин “Центральная Азия” используется в сфере международных отношений все чаще и чаще”. Но одно дело быть наслышанным о каком-то регионе или стране, другое – иметь однозначные и ясные представления о них. В этом смысле, то есть с качественной точки информированность людей в дальнем зарубежье применительно к нашему региону оставляет желать много лучшего.

Подобная постановка вопроса особенно актуальна сейчас, то есть после того, как, по словам известной российской журналистки Марианна Максимовская (выпуск еженедельной информационно-аналитической программы “Неделя” от 17.03.2007 г.), в мире имел оглушительный успех фильм про небезызвестного Бората Сагдиева, являющего собой пародию на казаха или, если взять шире, на казахов. Как бы то ни было, превратных или просто ошибочных представлений о нас за рубежом много. И это факт.

Попробуем проиллюстрировать такой вывод одним конкретным примером.

В филиппинском издании “Philippine Daily Inquirer” опубликована присланная из столицы американского островного штата Гавайи статья Белинды А. Акино под весьма подходящим для нашей темы названием “Где эта самая Центральная Азия?”. Ее автор читает лекции по политологии и азиатским исследованиям в Гавайском университете и одновременно является директором Центра по филиппинским исследованиям.

Толчком к написанию такого материала явился следующий случай из ее преподавательской практики: “Когда я повторила моей аудитории содержание переданной недавно в новостях Национального публичного радио информации о том, что Усама бен Ладен мог скрываться в горах Центральной Азии, передо мной вскинулся лес рук, как бы подразумевающих вопрос: “Где эта самая Центральной Азия?”. И впрямь почти вся эта аудитория не имела представления о том, где названная часть Азии находится. И это при том, что большая часть присутствовавших студентов или сами являются азиатами, или имеют азиатское происхождение!”.

Далее, Белинда А. Акино пишет, что нашелся-таки один человек среди ее американских студентов, который спросил: не то ли это место, Центральная Азия, откуда вышел Чингис-хан? По ее признанию, аудитория была еще больше озадачена, когда она в ответ на этот вопрос сказала, что Чингис-хан происходит из Внешней Монголии, которая сейчас классифицируется как “Внутренняя Азия”, и что был не мусульманином, а буддистом.

Что и говорить, удивляет своей превратной осведомленностью применительно к нашему региону не только студенческая аудитория г-жи Б.А.Акино из Гавайского университета, но и также она сама, взявшаяся, как я понимаю, в качестве представляющего Азию человека, устранить пробел в знаниях своих американских студентов по Центральной Азии.

Но, наверное, все же надо отнестись с пониманием к допущенным ею неточностям и быть благодарным ей за этот порыв. Ведь Филиппины, откуда она родом, тоже не близкий свет. И вряд ли там имеется научная школа по изучению Центральной Азии. Едва ли в сопоставительном плане у нас знают о Филиппинах и Тихоокеанском регионе больше, чем г-жа Б.А.Акино и ее соотечественники – о Казахстане и Центральной Азии. Но и они, и мы – это одна Азия. И ее порыв, ее обиду за студентов-азиатов в Америке, которые имеют весьма смутные представления о той части Азии, где находимся мы, надо, видимо, нам тут воспринимать с пониманием.

Ясно, что сама Б.А.Акино специально не занималась изучением нашего региона. Особенно это касается ее знаний по истории. Чингис-хан не был ни мусульманином, ни буддистом. Он был тенгрианцем. Во всяком случае, курултай, на котором его провозгласили императором, проходил по тенгрианскому обычаю. Монголы же стали буддистами, вернее, ламаистами много позже. Б.А.Акино, похоже, провела простейшую параллель между современными монголами и жителями Внешней Монголии времен Чингис-хана и вывела свое заключение о религиозной принадлежности этого великого завоевателя.

Другая допущенная ей неточность следует сразу же за возмущением, которое у нее в статье выражено так: “…с той поры, как в 1991 году распался Союз Советских Социалистических Республик, термин “Центральная Азия” в сфере международных отношений все чаще находит применение. Однако для студентов, некоторые из них даже не знают, откуда берет свое начало Азия, это все равно что говорить о планете Марс\». Далее она этим студентам, а также другим столь же несведущим людям предлагает следующее: “Хороший ключ к запоминанию Центральной Азии — это то, что названия всех ее титульных наций заканчиваются на “тан”: Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан, Узбекистана и Туркменистан”.

Но название этих стран (а не их титульных наций, кстати) заканчивается не на “тан”, а на “стан”, что в переводе с персидского как раз и означает “страна”. Такая специфика свойственна не только нашему региону. Она знакома всему мусульманскому миру и применяется в названиях стран на огромном пространстве от Татарстана и Башкортостана на севере до Пакистана на юге, от Курдистана на западе до Уйгурстана на востоке.

По нашей стране у Б.А.Акино в этой страноведческой статье допущена такая неточность. Она полагает, что Казахстан, “будучи в первый раз завоеванной Россией в XVIII веке, была аннексирована Советским Союзом (то есть присоединена к нему) в 1936 году”. Но наша республика находилась в составе СССР с момента его возникновения 80 лет тому назад, с декабря 1922 года, в качестве входящего в РСФСР (Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику) автономного образования. А в 1936-м был лишь повышен до уровня союзной республики ее статус. Такие тонкости, видимо, трудны для понимания даже ученого люда в краях, которые расположены очень далеко от нас.

Но взгляд из такой дали на нас, надо полагать, должен быть ценен тем, что он практически не сопряжен с причастностью к нашим сегодняшним делам. То есть он достаточно беспристрастен. И поэтому нам, видимо, следует не пренебрегать им, а наоборот, попытаться использовать его для пополнения наших знаний о себе. К примеру, вот в таком вопросе. Некоторое время назад в казахстанской прессе разразился спор на тему о том, как следует оценивать Чингис-хана, его войска и деяния по отношению к казахам. Поэт-дипломат и позже поэт-парламентарий М.Шаханов выступал с той точки зрения, что их следует рассматривать как величайшее зло в истории нашего народа. Его оппоненты возражали ему, говоря, что нельзя так однозначно подходить к этому вопросу.

А вот у Б.А.Акино в связи с этой темой сказано следующее: “казахи – смесь тюркских и монгольских кочевых народов, которые начали свое переселение в этот регион (Центральную Азию – А.Т.) в XIII веке”.

Согласно ей получается, что вышеназванный спор бессмысленный, так как мы и есть тот народ, который пришел сюда вместе с Чингис-ханом в качестве его войска. Если бы такая точка зрения являлась оригинальным выводом одной лишь Б.А.Акино, можно было бы, наверное, пропустить ее, так сказать, мимо ушей.

Но такой взгляд на происхождение казахов является типовым во всем мире за пределами бывшего СССР и нынешнего СНГ. Он присутствует даже в таком солидном источнике, как CIA World Factbook (Мировой страноведческий сайт ЦРУ): “Казахи, смесь тюркских и монгольских племен, мигрировавших в регион в XIII веке, редко когда бывали объединены в единую нацию”