Москве и Астане все трудней находить общий язык

В ходе освещения недавнего визита главы нашего государства в Москву и его встречи со своим российским визави комментаторами неоднократно приводились следующие данные. В 2006 году эти два президента встречались 13 раз. А товарооборот между их странами составил 13 млрд. долларов против 10 млрд. в предыдущем 2005 году. И та, и другая цифра впечатляет. Между тем реальный итог прошлогодних казахстано-российских связей, с точки зрения перспектив их развития, представляется проблемным. Складывается впечатление, что Москва и Астана, продолжая обмениваться любезностями, в сфере внешних экономических сношений зачастую принимают подрывающие интересы друг друга решения.

Почти год назад, в апреле состоялась очередная российско-казахстанская встреча на высшем уровне. Там говорились такие же проникновенные слова о дружбе и братстве народов двух этих стран, какие говорились и нынче в марте. Но, видимо, в то время атмосфера встречи была иная, чем сейчас.

Как бы то ни было, тогда у большинства наблюдателей сложилось впечатление, что Москва добилась небывало серьезного успеха в своих попытках влиять на решения Астаны по маршрутам экспорта энергоносителей из Казахстана. Помнится, то, как же об этом писал в своей статье с характерным названием “Россия одерживает важную победу в борьбе за энергоресурсы Каспия” Сергей Благов, независимый эксперт по СНГ, живущий и работающий в Москве: “Трехдневный визит президента Нурсултана Назарбаева в Россию завершился обещанием серьезно увеличить экспорт казахстанской нефти через Россию и выражением поддержки руководимого Москвой Евразийского экономического сообщества. Российское руководство расценивает двойное заявление Назарбаева как крупную геополитическую победу. В то же время это ставит под вопрос участие Казахстана в эксплуатации трубопровода “Баку-Тбилиси-Джейхан”, за которым стоят США” (Eurasianet, 06.04.2006 г.).

После нынешней мартовской встречи у наблюдателей в целом сформировалось уже совсем иное, чем тогда, мнение. Приведем в качестве иллюстрации цитату из материала Аркадия Дубнова с характерным опять-таки (но уже по-иному) заголовком “Российско-казахстанская прохлада. Назарбаев переделает ГУАМ в ГУАК”: “После почти двухчасовых переговоров следов явного удовлетворения от взаимного общения оба президента не выказывали” (“Время новостей”, 20.03.2007 г.). Отсюда можно, думается, сделать вывод, что нынче противоречий между сторонами куда больше, чем при прошлогодней апрельской встрече. Особенно разочарованной, судя по наблюдению А.Дубнова, выглядит сейчас официальная Москва. Оно, пожалуй, и понятно.

То, на что в Москве надеялись тогда, большей частью не оправдалось. В прошлом году С.Благову казалось, что трехдневный визит главы Казахстана в Москву и итоги его переговоров с российским руководством “ставит под вопрос участие Казахстана в эксплуатации трубопровода “Баку-Тбилиси-Джейхан”, за которым стоят США”. Сейчас же ясно, что такого рода выводы оказались преждевременными.

Правда, до мая 2006 года ощутимого продвижения в вопросе участия нашей страны в эксплуатации трубопровода БТД вроде бы не наблюдалось. Вместе с тем, в то время Астана подверглась беспрецедентному открытому давлению со стороны Вашингтона, добивавшегося от него подключения к этому проекту. Тогда в марте министр энергетики США Сэмюель Бодмэн призвал Казахстан ускорить переговоры по этому вопросу. В начале мая прилетел в Казахстан, как писали тогда западные СМИ, с миссией убеждения президента Н.Назарбаева к принятию обязательства по БТД сам вице-президент США Д.Чейни.

Поначалу тут ждали самого президент Дж.Буша. Видимо, ставки были настолько высоки, что возможность такого визита тоже не исключалась. Но вместо ожидавшегося президента прилетел всего лишь вице-президент. Было это 6 мая. То, в чем же суть миссии Д.Чейни, было ясно даже для непосвященных. Поэтому, наверное, президент РК Н.Назарбаев на пресс-конференции после встречи с ним постарался так же, как в Сангачале, сделать акцент на желании Астаны проявить максимальную самостоятельность в вопросе выбора маршрутов для экспорта своей нефти. Он дал понять, что Казахстан будет идти своим собственным путем, невзирая на то, что об этом подумают США. Отечественные СМИ распространили такие его слова: “Нам всем надо свыкнуться с тем, что каждое независимое государство решает свои проблемы и имеет определенную политику. Эту политику всем надо научиться уважать”.

А именно в это время тогдашний премьер-министр Д.Ахметов, отправившийся с визитом в Баку, говорил о готовности Казахстана уже в июне 2006 года подписать договор о своем участии в БТД. Это изрядно диссонировало с тем, что озвучивал президент Н.Назарбаев. Наблюдатели говорили так: в том, что касается перспектив участия Казахстана в проекте “Баку-Тбилиси-Джейхан”, Д.Ахметов зашел дальше всех других представителей Астаны. Внешне все эти дела и слова напоминали то, что называется “кто в лес, кто по дрова”. Но они, разумеется, не могли объясняться так просто.

Однако и после этого внешне ситуация продолжала оставаться неопределенной. Даже американские аналитики, взявшиеся комментировать итоги поездки Д.Чейни в Астану, выводили заключение, что “все же нет никакой уверенности, что в июне соглашение будет действительно подписано”. То есть заверения Д.Ахметова их явно не убедили. Все ждали, что скажет президент Н.Назарбаев.

Но до того, как глава РК внес наконец-то ясность в этот вопрос, слово взял глава Белого дома. В письме, которое было зачитано 6 июня на конференции по вопросам энергетики, состоявшейся в Баку, президент США Дж.Буш лично обратился к Казахстану с призывом присоединиться “к этому трубопроводу”. Спустя 2 дня, 8 июня Н.Назарбаев, выступая на открытии III казахстанского
инвестиционного саммита, сказал то, что от него так долго и с нетерпением ждали. А именно – назвал конкретный срок подписания договора о присоединении к БТД. Президент РК постарался преподнести эту новость самым будничным образом, называя ее едва ли не самой последней в ряду аналогичной информации. Он сказал буквально так: “Кроме того, в этом месяце мы подпишем с Правительством Азербайджана соглашение о подключении Казахстана к трубопроводу “Баку-Джейхан”.

Но именно эта, как бы между прочим брошенная фраза, вернее, ее содержание в мгновение ока обошло все крупнейшие информационные агентства и газеты мира, попутно обрастая комментариями, суть которых сводилась к тому, что-де не Моксва Вашингтону, а Вашингтон Москве утер нос в борьбе за каспийскую нефть. Э.Бломфилд, московский корреспондент британский газеты “Телеграф”, уже на следующий день, 9 июня, пропечатал в своем издании статью, которая начинается так: “Вашингтон одержал важную победу в своей борьбе с Москвой за влияние в Центральной Азии вчера, когда Казахстана согласился начать качать нефть на Запад по трубопроводу компании “Бритиш Петролеум”, который обходит стороной Россию и Иран” (“US bypasses Russia with BP pipeline”, 09.06.2006 г.).

Далее он утверждал, что “сделка, которая стала возможной во многом благодаря состоявшемуся в прошлом месяце личному визиту вице-президента Соединенных Штатов Дика Чейни в Казахстан, вероятно, вызовет ярость у Кремля”. Так-то оно так. Но тогда обращал на себя внимание вот такой факт.

Глава РК Н.Назарбаев за тот месяц с небольшим, который прошел со времени приезда Д.Чейни до подписания договора о присоединении Казахстана к БТД (с 6 мая до 16 июня 2006 года), трижды — 20 мая в Сочи, 15 июня в Шанхае и 16 июня в Алматы — встречался с российским президентом В.Путиным.

В том числе дважды – один на один. И, что самое примечательное, последняя их такая встреча состоялась в тот же день, когда подписывался договор о подключении Казахстана к БТД. Более того, на другой день они вместе отправились в Байконур с тем, чтобы присутствовать при запуске первого казахстанского спутника в космос. Все это не очень-то вязалось с той предполагаемой яростью, которую у Москвы должно было вызвать заключение вышеназванного договора.

Если раньше интрига заключалась в теме о том, присоединится ли Казахстан к БТД или нет, то после подписания соответствующего договора любопытство стало вызывать совсем другое. Вопрос о том, на каких условиях удалось сохранить добрые отношения с Москвой, если договор, который должен был вызвать у нее ярость, уже заключен.

Ситуация становится более или менее ясной только теперь. Комментаторы российско-казахстанской состоявшейся 19 марта встречи на высшем уровне сходятся во мнении о том, что в весьма теплых прежде отношениях между Москвой и Астаной стала сквозить прохлада. Причем есть повод для недовольства не только у Кремля, но и также и у Ак Орды (резиденции президента Казахстана). Вот как пишет об этом А.Дубнов: “Характерной была реакция Нурсултана Назарбаева на заключенное на днях в Афинах соглашение между Россией, Болгарией и Грецией о строительстве нефтепровода Бургас-Александруполис (БА). Президент Казахстана в интервью российскому телевидению заявил вчера, что без подключения Казахстана к этому проекту он не будет экономически эффективным. Однако пока российские нефтяные компании, являющиеся главными акционерами БА, не спешат пускать своих коллег из “Казмунайгаза” в консорциум по строительству балканской трубы”.

Понять главу Казахстана можно. Еще в 2002 году он публично заявлял о том, что Казахстан хотел бы принять участие в строительстве нефтепровода Бургас-Александруполис. Но при проведении переговоров по этому проекту в прошлом и нынешнем году Астану проигнорировали. Договор был заключен с участием президентов России, Болгарии и Греции. Предполагается, что по будущему нефтепроводу можно будет ежегодно перекачивать до 50 млн. тонн нефти. Какая-то часть этого объема, по-видимому, должна будет поступать из Казахстана. Ибо проект БА (Бургас-Александруполис) – это своего рода продолжение маршрута КТК Тенгиз-Новороссийск.

В ответ на то, что Москва пошла на заключение соглашения по трубопроводу БА без участия Казахстана, Астана, кажется, готова рассматривать вопрос своего участия в проекте продления нитки украинского нефтепровода Одесса-Броды до польского города Плоцк. А.Дубнов пишет об этом так: “Речь идет об анонсировании участия президента Назарбаева в энергетическом саммите, который состоится в мае этого года в Польше. Ожидается, что там встретятся президент Польши и лидеры четырех стран СНГ — Грузии, Украины, Азербайджана и Казахстана”. Похоже, завязывается схватка интересов двух новых проектов — Бургас-Александруполис и Одесса-Броды-Плоцк. На кону – опять-таки казахстанская нефть.