Где стреляет похищенное оружие?

На уральском заводе “Металлист” неизвестно - кто, неизвестно - в каком количестве, скупил огнестрельное оружие

Отлаженная система по краже большого количества стрелкового оружия действовала на заводе продолжительное время. Этот факт выяснился в прошлом году на судебном процессе над двумя офицерами пограничных войск Комитета национальной безопасности, обвиненными в незаконном обороте оружия. Но судом была дана оценка незаконному приобретению лишь четырех пистолетов, а следствие тихо похоронило факт перехода в руки, возможно, киллеров и экстремистов, целых партий стрелкового оружия.

Пистолеты на день рождения

На скамью подсудимых попали начальник войсковой пограничной части № 2029 полковник Бахыт Уразалинов и его заместитель Данияр Бекмухамбетов. Летом 2004 года Бекмухамбетов по согласованию со своим командиром приобрел на заводе “Металлист” за наличный расчет два пистолета “Кобальт” в качестве подношения на день рождения своему начальству – генерал-майору Т. Уажанову и полковнику Ш. Утяпову. Оба являлись заместителями директора Пограничной службы КНБ РК.

Уразалинов и Бекмухамбетов были осуждены за незаконное неоднократное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку огнестрельного оружия по предварительному сговору группой лиц. Уразалинова приговорили к лишению свободы на срок один год и шесть месяцев, он был освобожден из-под стражи в зале суда. Судья военного суда Актюбинского гарнизона Г. Карабалин не лишил полковника ни звания, ни права занимать определенные должности. Между тем прокурор просил для него меру наказания семь лет лишения свободы, как и Бекмухамбетову.

С последним суд обошелся намного строже – его приговорили к 7 годам лишения свободы и лишили воинского звания.

Деньги на стол — и “Кобальт” в кармане

На командиров пограничной части, ходивших на “Металлист” покупать пистолеты, словно хлеб в соседнюю булочную, вышел сам департамент КНБ в июне 2005 года. Комитетчики обнаружили, что воинская часть, которой руководили Уразалинов и Бекмухамбетов, неоднократно приобретала с завода стрелковое оружие. Для воинских частей оружие закупается в централизованном порядке, а тут часть 2029 самоснабжается десятками единиц пистолетов “Кобальт” и пистолетов-пулеметов ПП-90, предназначенных для спецподразделений.

На судебном процессе открылась неприглядная картина. Оружие на “Металлисте” можно было купить без всяких документов, если найти общий язык с начальником военного представительства минобороны Владимиром Новиковым. По показаниям Уразалинова, он от Бекмухамбетова узнал, что на “Металлисте” свободно можно приобрести оружие.

Как рассказывает сам Бекмухамбетов, когда ему от командира части поступило распоряжение приобрести оружие в качестве подарка начальству, он направился на завод и на проходной встретил Новикова. Тот сообщил, что достаточно письма из части за подписью командира. Уразалинов такое письмо подписал. Далее Новиков самолично провел Бекмухамбетова к себе в кабинет. Там, на столе Новикова, тот оставляет деньги – 40 тысяч тенге — и безо всяких документов получает револьвер. Таким же образом он приобрел и второй “Кобальт”.

Начальники погранотряда не скрывали, как приобретали “Кобальты”. На суде они лишь оспаривали количество приобретенных ими пистолетов. Бекмухамбетов утверждал, что он лично принимал участие в выносе с “Металлиста” только двух “Кобальтов”, но суд вменил ему и его начальнику незаконное приобретение четырех пистолетов и двух пистолетов-пулеметов.

Неизвестно сколько, неизвестно кому

Из материалов обвинения следует, что оружие уходило с “Металлиста” по поддельным документам из других воинских частей. На заводе были изъяты письма от имени и на фирменных бланках регионального пограничного управления “Солтустик”. На некоторых из них стояла почему-то подпись Уразалинова, командира части, одной из многих, входящих в это управление. Сотрудники финотдела воинской части 2029 на суде не узнавали своих и командира подписей на доверенностях, оттисков на них печати родной части. Оформлялось приобретение учебного оружия, а приобреталось боевое.

Предварительное следствие обнаружило факты отпуска с завода “Металлист” множества единиц огнестрельного оружия, как известным, так и неизвестным лицам. Вот один из эпизодов, выделенных следствием в отдельное производство, которое затем было тихо “похоронено” в недрах КНБ.

В феврале 2005 года офицер регионального управления “Астана” войсковой части 77070 МО РК майор Наймушин приобрел два пистолета-пулемета ПП-90. Подпись командующего войсками регионального управления “Астана” в письме, адресованном конкурсному управляющему завода “Металлист”, подделана, а исполнители письма Шармуханов и майор Наймушин в войсковой части 77070 службу не проходили.

Не завод, а ружейная лавка

Работники “Металлиста” сообщили суду, что в 2004 году с завода было “много” отпущено пистолетов ТКБ-0216 и пистолетов-пулеметов ПП-90. Торговля оружием началась при Алиби Ахмеджанове (в 2001 году он с командой менеджеров с алматинской компании Гидромаш-Орион пришел на завод по контракту с правительством), когда он был назначен конкурсным управляющим завода, показал суду бывший юрист предприятия. Бойкий менеджер, Ахмеджанов поставил перед своими подчиненными задачу: распродавать не нашедшее сбыта стрелковое оружие – им все склады были забиты до крыши. На заводе широко привечали экскурсантов, руководство лично их провожало в тир для показательных стрельб, вручало красочные буклеты заводской продукции. Военпред В. Новиков сообщил на суде, что начальство едва ли не навязывало гостям идею приобрести оружие.

Сам Новиков, судя по материалам дела, тут же подхватил идею своего начальства. Его функцией был контроль качества выпускаемого оружия, однако, по показаниям бухгалтера и кассиров завода, он действовал больше как продавец в ружейной лавке – зачастую самолично оформлял за воинские части документы на приобретаемое оружие, ездил в гарнизон ставить на них подписи, принимал от покупателей деньги и самолично выносил им оружие на проходную. По показаниям свидетелей, не менее активную роль в незаконной распродаже оружия выполнял еще ряд работников “Металлиста”: Г. Лукманов — начальник финансово-сбытового отдела Западно-Казахстанской машиностроительной компании (преемника активов “Металлиста” после банкротства предприятия владельцами алматинской фирмы “Гидромаш-Орион”), Н. Кабанова — менеджер этого отдела. Однако их действия, как и действия Новикова, так и не были по достоинству оценены следствием и судом.

Фигуры заместителей председателя КНБ РК Уажанова и Утяпова, незаконно приобретших и хранивших огнестрельное оружие, следствие и вовсе с почтением обошло молчанием.

“Свобода моего командира куплена ценою денег”

Бекмухамбетов не согласился с приговором. Коллегия по уголовным делам Военного суда однажды отменяла приговор, найдя нарушения законности в действиях судьи Карабалина, и направляла дело на новое рассмотрение в ином составе суда. Но новый судебный процесс вынес Бекмухамбетову ту же меру наказания – 7 лет лишения свободы. На прошлой неделе Верховный суд поставил точку в этом деле, оставив в силе приговор.

Бывший замначальника пограничной части прислал к нам в редакцию письмо. Осужденный офицер пограничных войск КНБ жалуется на “жестокую несправедливость” судебного разбирательства.

“Я не обеляю свои действия, — пишет Бекмухамбетов. — Я лишь исполнял приказ своего командира, ведь у военных приказы не обсуждаются.

Уразалинов хвастался, что у него имеются обширные связи в Астане. Он мне говорил: “Мой старший брат вышел на нужных людей, и они запросили за мой выход 35 тысяч долларов США. Обещал, что судья применит к нам обоим условную меру либо ограничится отбытым сроком. При этом Уразалинов говорил, что я не в коем случае не должен распространяться в отношении генералов Утяпова и Уажанова.

У меня нет связей и высоких знакомых, я верил Уразалинову, и считал, что раз он сам меня втянул в это дело, то пусть и вытаскивает из этой ситуации.

24 августа 2006 года судья военного суда Актюбинского гарнизона Г. Карабалин вынес в отношении нас обвинительный приговор, по которому мне назначили 7 лет лишения свободы, а Уразалинова отпустили из зала суда, сохранив ему звание и право занимать должности.

28 августа 2006 года Уразалинов приходил ко мне на свидание в учреждение РУ-170/1. Пришёл в военной форме, при погонах полковника, довольный собой. Сказал, что необходимо для моего освобождения собрать деньги – 25 тысяч долларов США. Я сказал, что у меня нет таких денег.

Утяпов отделался легким испугом, Уразалинов купил себе свободу, а я отбываю за них наказание. Я не могу с этим согласиться…”.

Кроме этого, Бекмухамбетов пишет, что ему доподлинно известно, что десятки единиц огнестрельного оружия незаконно приобретались с завода “Металлист” начальствующим составом и сотрудниками ДВД, ДКНБ, ДБЭКП по ЗКО, а также рядом частных лиц. “По этому поводу не ведется следствие и соответствующие оперативно-розыскные мероприятия. Где сейчас это оружие, кто его хранит и где оно используется?” — задает он вопрос.

P.S.

О торговле оружием с “Металлиста” в УРАЛЬСКЕ говорят давно и упорно. Неожиданную активность Комитета нацбезопасности, вдруг взявшегося расследовать утечку оружия с завода, многие объясняют случившимся в мае 2005 года убийством Заманбека Нуркадилова. Киллеры застрелили его из “Кобальта”. Есть ли связь с “металлистовскими” пистолетами, фигурирующими в деле о краже оружия с завода, осталось неизвестным.

В каких еще громких и оставшихся нераскрытыми преступлениях стреляли из пистолетов “Металлиста”? Но можно не сомневаться, что украденное оружие, которое следствие не стало искать, нацелено еще на чьи-то жизни.

Опубликовано в западноказахстанской газете “Уральская неделя” 22 марта 2007 года.