Конфликт в Маловодном перекинулся в стены Мажилиса

Обзор прессы

В вышедших сегодня еженедельниках, как и ожидалось, немало места уделяется взбудоражившей казахстанскую общественность теме конфликта в селах Казатком и Маловодное.

Особое внимание этой проблеме уделила “Деловая Неделя” в материале Рафаэля Балгина “Тучи над Маловодным, или По следам конфликта” подробно обрисовав ситуацию, сложившуюся в Енбекшиказахском районе после трагических событий. При этом корреспондент газеты постарался отразить точки зрения всех затронутых сторон. Например, старшего из братьев Махмахановых – Шамиля:

“В бильярдной накануне, по его словам, все было не так, как представляется в официальных сообщениях, — пострадал их двоюродный брат, а Тахир Махмаханов (он назван в официальных сообщениях зачинщиком драки, после которой толпа родственников его визави пошла в Казатком. – “ДН”), наоборот, вытащил его, спугнув оружием нападавших. “У нас в Казаткоме за все эти годы никогда в результате драки даже синяка не было, а сейчас нас хотят представить как бандитов, — говорит Шамиль Махмаханов. – Откуда это название “махновцы”? Первый раз слышу. Я уже говорил, если я бандит, дайте мне справку, а то обвинили во всех газетах…”.

С точкой зрения официальных органов можно было ознакомиться 28 марта на встрече старейшин села Маловодное, подробный отчет о которой выложен в “Деловой Неделе”. Так начальник ДВД по Алматинской области генерал-майор Багдад Майкеев сказал:

“Нами сейчас возбуждено 3 уголовных дела. Первое – в отношении драки между Салимбаевым и Махмахановым, которая переросла в групповое хулиганство. Второе – по фактам применения гладкоствольного и нарезного оружия. Третье – по групповой драке 18 марта. В настоящее время в розыске находится Махмаханов Тахир 1976 года рождения. Нами установлены 5 зачинщиков групповой драки, которые привели 50-70 человек в поселок Казатком. Один из братьев семьи Махмахановых водворен в следственный изолятор Алматинской области, в отношении других проводятся оперативно-следственные мероприятия. В ходе погромов лиц чеченской национальности были задержаны 42 человека. В отношении 15 из них у нас имеются материалы. Следствие нацелено на установление истины. Тут, кроме группового хулиганства, фактов по национальным вопросам не установлено”.

Основная масса выступавших также говорила об отсутствии межнационального фактора в конфликте и согласии между народами. Кроме дяди одного из двух погибших казахов – Искендира Садыкова:

“16 марта конфликт был, его разобрали мирно и все. Казахи тогда бить чеченцев не пошли. Но, когда они машиной давят Бекжана (парень, травма которого послужила поводом для “похода” в Казатком), терпение лопнуло. Теперь, оказывается, что есть вероятность, что его (Бекжана Салимбаева. – “ДН”) будут преследовать правоохранительные органы. Вы говорите (поворачивается и обращается к представителям власти и правоохранительных органов), что правоохранительные органы не виноваты. Тогда, получается, что, виноваты казахи? Вам легче так говорить, чтобы не потерять свое кресло? Если бы в первую ночь стрелявший Махмаханов был арестован, то все было бы спокойно. Теперь я не знаю, как жить. Я умереть даже не боюсь. Вы хвалите основы межнационального согласия. Но почему у нас в школе наркотики продают чеченцы? Почему об этом здесь никто не говорит?”.

Многое из сказанного во время встречи старейшин нашло отражение в речи депутата Мажилиса Серика Абдрахманова, принимавшего участие в урегулировании ситуации в Казаткоме и Маловодном. Деловое обозрение “Республика” сегодня опубликовало интервью с ним, в котором депутат высказал свою точку зрения о причинах, послуживших возникновению конфликта. С ней вы можете подробнее ознакомиться на нашем сайте.

Несмотря на заявления Абдрахманова, газета “Панорама” констатирует, что мажилисмены в очередной раз, продискутировав между собой, решили не обсуждать ситуацию в селах Маловодное и Казатком.

“Обращение Абдрахманова всколыхнуло депутатские ряды. Мажилисмены тотчас “разбились” на два лагеря. Одна часть уверяла, что конфликт произошел на межнациональной почве, другие увидели социальную основу. Первая группа депутатов настаивала на приглашении в парламент для отчета министра внутренних дел. Сторонники “социальной версии” категорически возражали и призывали коллег не “будить лихо”. Рауан ШАЕКИН, согласившись с тем, что министр на парламентской трибуне — действие пока лишнее, все же призвал депутатов “не заводить рака за камень” и не закрывать глаза на подобные инциденты. Подобное уже было, напомнил он, в частности, на стройках с турецкими рабочими, в Чилике — с уйгурской частью населения. “Парламент дистанцироваться не должен от таких вещей”, — подчеркнул г-н Шаекин. Алихан БАЙМЕНОВ, напротив, выступил за приход министра в парламент — чтобы депутаты… получили информацию для выступлений перед прессой.

— Журналисты тоже хотят, чтобы мы прокомментировали, — сказал он, выступая на государственном языке. — Поэтому мы не можем ждать окончания следствия. Мы должны получить информацию, чтобы ее прокомментировать.

Впрочем, последнее слово осталось за спикером Уралом МУХАМЕДЖАНОВЫМ, который поставил точку в споре. Включать отчет министра в повестку пленарного заседания он отказался и заявил:

— Министру отправим письмо. Он ответит по регламенту”.

Другой темой, предложенной сегодня некоторыми изданиями своим читателям, стал судебный процесс по делу инвестиционно-приватизационного фонда “Бутя-капитал”. На этой неделе судебные слушания по этому делу проходили каждый день, в том числе и сегодня. Газета “Эпоха” в статье Мираса Нурмуханбетова “Кто возьмет миллион?” подробнейшим образом рассказывает о том, что происходило в стенах Алмалинского районного суда с понедельника по четверг. Каждый день граждане, до того оформившие исковые заявления против Булата Абилова и других руководителей “Бутя-капитал”, в основном отказывались от своих претензий, либо полностью, либо ограничиваясь лишь требованиями компенсаций. Лишь немногие настаивают на уголовном преследовании ответчиков. При этом продолжают наблюдаться нестыковки, противоречия и прочие казусы и нюансы, сопровождающие показания потерпевших.

“Примечательно, что многие допрошенные в суде люди с трудом припоминают то, что кроме гражданского иска (о материальных претензиях) писали в стенах финполиции (к некоторым даже домой приезжали) заявление о привлечении Б.Абилова и других к уголовной ответственности – эта формулировка была умело спрятана под фразу “прошу разобраться и наказать”. А вот про “амнистию” не могли вспомнить даже потерпевшие с высшим образованием доценты и другие добропорядочные граждане. Только когда судья предъявляла им на обозрение подшитые к делу заявления, дабы удостовериться в подлинности подписи на них, они вдруг припоминали это. Не обязательно быть профессиональным психологом, чтобы поставить в этом случае диагноз “генетическая боязнь полиции”, одним из симптомов которой можно назвать желание побыстрее отвязаться от погононосцев, даже если ты “потерпевший”, подписать практически любые бумаги и забыть об этом”.

С тем, что дело против Булата Абилова никак не “клеится” согласна и Наталья Жданова в статье “Зациклились на миллионе” в сегодняшнем выпуске газеты “Начнем с понедельника”. Автор обращает внимание на тот факт, что потерпевшие, настаивая на своих материальных претензиях к фонду “Бутя-капитал” никак не могут грамотно обосновать суммы своих требований.

“Объяснение все же нашлось. Помогло в этом выступление Натальи Персияновой, единственной, кто сегодня, кроме материального возмещения, поддержал намерение обвинения осудить ответчиков. Оказалось, что Персияновой и ее отцу при положительном для прокуратуры и финполиции исходе дела обещан один миллион тенге(!)”.

Более ситуации в Маловодном и проблем Булата Абилова газету “Караван” занимает историческая победа сборной Казахстана по футболу над крепкой сербской сборной. Этому событию отведено сразу несколько полос издания. Это была первая победа наших футболистов в официальных матчах под эгидой УЕФА. Под общим заголовком “Праздник на нашей улице” опубликованы комментарии различных футболистов и тренеров. К этой эйфории был привлечен даже политолог Досым Сатпаев, который сказал:

“Как показал феномен Бората, любая форма политической раскрутки отражается на внешнем имидже государства. Не зря же страны ведут борьбу за проведение Олимпийских игр. Так что футбольная победа казахстанцев над европейскими соперниками – это наш большой плюс за рубежом. Осталось превратить сенсацию в тенденцию. И это, несомненно, вызовет всплеск уважения в Европе”.

И в заключение еще одна интересная тема, вынесенная на первую полосу газетой “Новое поколение”. Как известно, с 1 апреля все казино и залы игровых автоматов в стране будут закрыты. С этих пор игорный бизнес официально можно будет осуществлять только в двух отведенных резервациях – в Щучинско-Боровской курортной зоне и на побережье Капшагая. Однако если с первым участком все уже определено, то с Капшагаем до сих пор неизвестно, даже где именно будет располагаться участок. Ассоциация игорного бизнеса дважды обращалась к президенту страны с просьбой отсрочить “день Х”, но ответа не получила. А ведь вопрос стоит не только в том, где теперь придется осуществлять игорный бизнес, пока отстраиваются Щучинск и Капшагай, но и в трудоустройстве оставшихся не у дел кадров.

“…Многие из уже фактически экс-работников сферы игорного бизнеса вынуждены будут пройти переквалификацию. Именно на эту “больную точку” и давила Ассоциация игорного бизнеса. Мол, этим людям, белым воротничкам, предлагают работу пекаря, грузчика, швеи… им же соответственно, хочется и деньги получать, и работу иметь аналогично малопыльную”.