Жив ли Рустам? Документальный детектив

В воскресенье наш корреспондент вернулась из Аркалыка, где в колонии строгого режима должен сидеть Рустам ИБРАГИМОВ, осужденный за убийство Алтынбека Сарсенбаева и двух его помощников

В прошлом номере мы опубликовали письмо в нашу редакцию Ташмухамеда ИБРАГИМОВА, отца Рустама ИБРАГИМОВА, приговоренного к смертной казни за убийство лидера оппозиции Алтынбека САРСЕНБАЕВА и двух его помощников — Василия ЖУРАВЛЕВА и Бауыржана БАЙБОСЫНА (см. “Вместо моего сына сидит двойник”, “Время” от 31.2.2007 г.). В нем Ибрагимов-старший просил газету “Время” командировать в колонию, где должен сидеть его сын, нашего корреспондента.

— За три месяца, что Рустам сидит в колонии, я не получал от него ни одного письма, — пояснил нам Ташмухамед свою просьбу. — Не знаю, что с ним случилось, жив он или нет… Никакой информации из зоны я не имею. Ходят слухи, что его убили… Единственным в нашей семье, кто видел Рустама в колонии, был его младший брат Адик. Он ездил туда в середине декабря прошлого года, почти сразу после приговора Верховного суда. С тех пор о Рустаме ни слуху, ни духу.

Сам Ташмухамед по состоянию здоровья выехать в аркалыкскую зону не может: после вызвавшей немало кривотолков прошлогодней аварии на трассе Талдыкорган — Алматы (Ташмухамед тогда возвращался с очередного заседания областного суда) Ибрагимов старший до сих пор передвигается на костылях. От постоянной тревоги за судьбу сына у него повысилось содержание сахара в крови.

— Я не верю, что мой сын убивал. Его подставили! Но сейчас мне необходимо знать, что с ним! Помогите! — просил он.

Мы с коллегой-журналисткой Анной КАЛАШНИКОВОЙ связались с адвокатом Ибрагимова Нурланом УСТИМИРОВЫМ. Тот решительно поддержал нашу инициативу и пообещал содействие в получении разрешения на посещение колонии у председателя КУИС Кайрата ТАСТЕМИРА. Нурлан даже вызвался поехать в зону вместе с нами и взял авиабилет до Астаны на 26 марта.

19 марта

Мы отправили официальный запрос редакции председателю КУИС с просьбой разрешить посещение колонии, где содержится Рустам Ибрагимов, по факсу, а также заказным письмом экспресс­почтой. Заручившись поддержкой адвоката Устимирова, взяли билеты на самолет до Астаны на то же число, что и он.

25 марта

Во второй половине дня я позвонила Устимирову. Тот сказал мне, что в Астану не полетит: к нему за помощью обратился Шамиль МАХМАХАНОВ один из сыновей главы семьи Эльфа Махмаханова, участников событий в Казаткоме.

Отказ Нурлана присоединиться к нам стал для меня и Ани неприятным сюрпризом. Однако мы все же решили лететь.

Для чего нужна была эта командировка?

Во-­первых, получив письмо Ташмухамеда Ибрагимова, мы не могли не заинтересоваться судьбой его сына, человека, осужденного за организацию и исполнение самого громкого заказного убийства в истории суверенного Казахстана.

Во-­вторых, моя беседа с Рустамом могла пролить свет на обстоятельства гибели Алтынбека Сарсенбаева и его спутников. Очевидно, что установление истины в этом деле важно не только для близких Алтынбека, Бауыржана и Василия, но и для всего общества, большая часть которого со скепсисом отнеслась к приговору по этому делу.

И, наконец, в-­третьих, на кону стояло выполнение Казахстаном своих международных обязательств, в частности, соблюдение моратория на смертную казнь, который действует в республике с 1 января 2004 года. Нужно было убедиться, что Ибрагимов младший действительно жив. В противном случае его отец, гражданин Канады, имел полное моральное право представить ситуацию в мировых СМИ в чрезвычайно невыгодном для Казахстана свете.

26 марта

Итак, мы с коллегой вылетели в Астану, откуда после получения официального разрешения в КУИС намеревались отправиться в Аркалык.

27 марта

Нашему приезду работники КУИС не очень обрадовались. Несмотря на то, что в письме была заранее оговорена дата встречи, председателя комитета Кайрата ТАСТЕМИРА не оказалось на месте.

— Он срочно улетел в командировку, — отрезал дежурный полицейский.

Через пару минут к нам спустился руководитель пресс­службы КУИС Галымжан ХАСЕНОВ.

— Понимаете, начальник сейчас в отпуске, — сказал он. — Подобного рода вопросы решает только Загипа БАЛИЕВА (министр юстиции. Д.А.). Если она даст добро, то мы вам автоматически выпишем пропуск в аркалыкскую зону.

В пресс­службе же Минюста нас заверили: Загипа Балиева к этому не имеет никакого отношения. Оказалось, что Комитет уголовно-исправительной системы вправе самостоятельно принимать решения о выдаче разрешения на посещение заключенных в колониях строгого режима. Однако исполняющий обязанности председателя КУИС Нуржан ИСАКОВ категорически отказался нас принять, передав через пресс­секретаря, что свои доводы он изложит в письме на имя редактора ежедневного выпуска газеты “Время”. (Это письмо в редакции действительно получили по факсу 30 марта, но о нем позже — Д.А.).

28 марта

Согласно Уголовно­исполнительному кодексу РК посещать учреждения, исполняющие наказания, без специального на то разрешения имеют право депутаты парламента. Мы обратились за помощью к мажилисмену Алихану БАЙМЕНОВУ.

— Я думал, что лично вам нужна моя помощь…, — разочарованно протянул народный избранник. — Попробуйте обратиться к депутату ТШАНУ, он как-то выступал с запросом к министру внутренних дел МУХАМЕДЖАНОВУ по этому делу.

Трудно понять логику г­-на Байменова. То ли ему до сих пор не дают покоя прежние размолвки с друзьями, из-за которых некогда единая партия развалилась на две — “Настоящий “Ак жол” и его, байменовский. То ли Алихану Мухамедьевичу сподручнее искать истину с парламентской трибуны, нежели добывать ее в дальних и порой нелегких поездках. А может быть, свежеиспеченный народный избранник успел забыть о том, что кресло, которое он ныне занимает, изначально должно было достаться Алтынбеку САРСЕНБАЕВУ. Сдается, что Алтеке, будь он жив, не побоялся бы принять решение самостоятельно. Ну да Бог вам судья, г­н Байменов…

Более плодотворную на первый взгляд идею нам подкинул Амалбек ТШАН, предложив сначала поднять шумиху в прессе о возможном убийстве Ибрагимова. Только после этого, клятвенно заверил он, у него появится веская причина официально подключиться к поискам Рустама.

— То есть вы хотите поднять собственный рейтинг за счет нашего издания? — на голубом глазу предположила я.

— У меня сегодня вечером билет на самолет, я вылетаю в Алматы по срочным делам. А что касается моей популярности, то я и так известный депутат. Выйди отсюда! — закричал он.

Я вышла из кабинета Тшана, едва сдерживая слезы. Стоявший рядом в лифте пожилой мужчина сочувственно покивал головой. Это тоже был депутат мажилиса Тулеген МУХАМЕДЖАНОВ.

— Наверное, и вы откажетесь нам помочь…

— А что случилось?

Показываю письмо Ташмухамеда Ибрагимова.

— Поедете?

— Нет, ни за что! Понимаете, я вспомнил, у меня появились неотложные дела.

После того как мы опробовали все возможные законные способы попасть в зону “смертников” и получили отказ, нам ничего не оставалось, кроме как отправиться в Аркалык на свой страх и риск.

Алматы Астана Аркалык

(Продолжение в завтрашнем номере).

Газета “Время”

Новости партнеров

Загрузка...