Жив ли Рустам? Документальный детектив

Продолжение

Начало в №№ 31.03 и 2.04.2007 г.

29 марта

Утром на поезде мы с коллегой Анной КАЛАШНИКОВОЙ прибыли в Аркалык. В небольшом провинциальном городишке найти гостиницу не составляло труда. Их всего две. До одной из них, “Космоса”, ранним утром достучаться не представилось возможным: железные ворота были наглухо закрыты увесистым дверным замком. Разместившись в дешевом номере гостиницы “Арай”, мы стали разрабатывать дальнейший план действий.

После нашей неудачной попытки проникнуть в зону “смертников” официально один знакомый подсказал иной путь: нужно подъехать к окрестностям тюрьмы и присмотреться к людям. По его словам, среди них находятся те, кто устраивает незаконные свидания родственников с заключенными.

Наняв таксиста, мы двинулись в сторону аркалыкской зоны. Никаких людей поблизости не оказалось. Немного покружив около администрации УК 161/12, мы хотели было повернуть назад. Но разговор неожиданно завел сам водитель.

— Девушки, а вы кого тут разыскиваете?

— Одного знакомого, сидит в этой колонии. Разрешение на свидание с ним не получили в Астане, вот и решили ехать наобум: авось повезет.

— Хорошо, я постараюсь вам помочь. Но мне точно нужно знать, кто вы на самом деле и к кому приехали.

Врать было бесполезно. “Высвечиваем” свои журналистские корочки.

— Хорошо, сейчас я вас повезу к моему старому знакомому. Может, он вам и поможет.

Знакомого не оказалось дома. Взяв наши координаты, таксист пообещал выйти на нас в течение часа. Через некоторое время в гостиницу номера постучался высокий мужчина.

— Вы меня искали? Меня зовут Казбек (имя изменено. Д.А.). Чем могу вам помочь?- поинтересовался он.

— Нам нужно выйти на одного человека, заключенного под стражу в аркалыкской зоне. И если можно, организуйте с ним встречу. Его зовут Рустам Ибрагимов. Он приговорен к смертной казни.

В одиночной камере и за ее пределами расположена система
видеонаблюдения. Раньше видеокамеры контролировались исключительно зоной
, — рассказывает Казбек. — Но после смены руководства в декабре прошлого года за всем стали наблюдать чекисты. Ежедневно они просматривают видеозаписи Рустама Ибрагимова. Если бы не это, мы могли бы вам организовать с ним встречу глубокой ночью… А так связаться с ним будет очень нелегко, но попробовать можно. Что бы вы хотели узнать?

— Нас интересует, жив ли Рустам.

Ждите скорого ответа, я сам на вас выйду, — услышали мы в ответ.

Через час “куратор” действительно пришел в гостиницу.

Рустам жив­здоров, ничего с ним не случилось. Пусть его отец не волнуется, мы будем помогать Ибрагимову, — сказал он. На этом он с нами попрощался, но, как вскоре оказалось, ненадолго.

Около полуночи в дверь гостиничного номера кто­то тревожно постучался.

Девчата, — вбежал в комнату Казбек, — вас взяли “под колпак”. Будьте осторожны! Если понадобится моя помощь обращайтесь. Если хотите, могу прислать своих ребят в качестве охраны. А так не звоните мне больше. Ко мне приходили люди, угрожали, предупредили насчет вас. Сотрите номер моей сотки я сам вас найду. Будьте осторожны. И сегодня никуда не выезжайте и не открывайте двери.

От такого шокирующего заявления спать совсем расхотелось, и мы скурили последнюю пачку сигарет. Затем решили рискнуть выйти из номера за куревом в ближайший ларек. Едва приоткрыли дверь, как в коридоре показался молодой человек лет 25. Оглядев его с ног до головы, закрываемся в комнате. Через 10 минут решаем повторить попытку. И снова в коридоре, как из-под земли, появился таинственный незнакомец. На сей раз прятаться нам уже не имело смысла.

Слушай, все равно нас “пасешь”, может, составишь компанию и сходишь с нами в ближайший магазин? — предложили ему мы. Такого наблюдатель от нас совсем не ожидал. Ему ничего не оставалось делать, как согласиться…

Вернувшись в гостиницу, ложимся спать. Глубокой ночью послышались тихие стуки в дверь. Вскочив с кровати, подкрадываюсь к двери: “Кто там?

В ответ посыпались тяжелые удары кулаком в дверь. Бужу Анну: “Вставай, Калаш! Кто-то ломится в дверь! Что делать?”

Что-то простонав в ответ, Аня поворачивается на другой бок и засыпает мертвецким сном. Той ночью мне так и не удалось уснуть. Незваный пришелец, постучав еще пару часов, удалился прочь…

30 марта

Утром мы отправились в колонию.

УК161/12, или в просторечии зона смертников, расположена в пригороде Аркалыка.

В 2004 году эта колония строгого режима прославилась на всю страну фактами жестокого избиения четырьмя надзирателями десятерых заключенных, из-за которого подало в отставку все руководство уголовно-исполнительной системы РК.

Подсудимый по этому делу тюремный охранник Дархан ОМАРОВ приговорен к шести годам лишения свободы. Суд признал, что это он отдал приказ бить осужденных и тайно снял побоище на видеокамеру. После чего запись попала в СМИ и разразился скандал.

Тогдашний председатель Комитета уголовно-исполнительный системы Нурлан СМАГУЛОВ и двое его заместителей Бахытжан БЕКЕТАЕВ и Сергей ТИМОХОВИЧ подали заявление об отставке. Кроме того, были освобождены от занимаемых должностей начальник управления уголовно-исполнительной системы по Костанайской области Василий КЛИМЕНТЬЕВ, его заместитель Сергей ГРОМЧЕНКО, а также начальник аркалыкской колонии строгого режима УК 161/12 Марат ЖЕТМЕКОВ и его заместитель Жан ХАМИЕВ.

Со сменой руководства в августе прошлого года в колонии кое­как удалось навести относительный порядок.

Примерно в это же время в степях Костанайской области, по дороге из Аркалыка в Атбасар, без вести пропал главный куратор зоны (“смотрящий”) криминальный авторитет по кличке Бек. Уголовному розыску Аркалыка так и не удалось разгадать тайну исчезновения “смотрящего” и двух его попутчиков. Его автомобиль бесследно пропал вместе с пассажирами.

В декабре 2006 года начальником зоны назначают Сергея Громченко, ранее освобожденного от должности замначальника областного УИС из-за нашумевшего скандала.

Стоит отметить и то, что аркалыкская колония так называемая “черная зона” в Казахстане. В отличие от “красных зон”, где порядки устанавливаются администрацией, здесь заключенные жили по воровским законам и имели влияние даже на администрацию.

До 2004 года в этой тюрьме отбывали наказание почти 600 человек, совершивших самые страшные преступления. Сейчас здесь около 180 человек, 12 из которых приговорены к смертной казни. Среди них значится и Рустам ИБРАГИМОВ.

Но жив ли он? С этим и другими вопросами мы обратились в администрацию.

Ну что я могу вам сказать? — говорит замначальника по воспитательной работе УК161/12 Дуйсенбек БАЙДЕШЕВ. — Рустам Ибрагимов жив­здоров.

— Вы можете официально это подтвердить на диктофон?

— Нет, ни за что.

— То есть вы можете отказаться от своих слов в любой момент?

— Конечно, откажусь.

Так жив Рустам или нет? Полной уверенности в этом у нас нет. Криминальный авторитет уверяет, что да. Администрация зоны тоже, но официально это не подтверждает. Комитет уголовно-исполнительной системы предпочитает молчать. Но что кроется за этим молчанием? Пока остается загадкой.

1 апреля

Возвращаясь домой, мы долго думали, что сказать отцу Рустама: ведь нам не удалось ни увидеть его сына, ни поговорить с ним. Ранним воскресным утром прибываем в Алматы. На вокзале нас встречают младший сын Ташмухамеда Ибрагимова — Адил, его племянник Руслан и наш фотокор Володя ТРЕТЬЯКОВ.

В полдень того же дня с нами встретился Ташмухамед. Мы рассказали ему все, что удалось узнать о судьбе его сына.

Сердце мое подсказывает, что Рустам жив, а оно, поверьте, меня никогда не обманывает! — говорит Ташмухамед Ибрагимов. — Через несколько дней из Канады прилетит моя жена, и мы вместе с ней отправимся в Аркалык. На свидание с ним нам выделили всего два часа. Больше в этом году мы с ним не увидимся.

— А где сейчас жена Рустама? Неужели она не поедет вместе с вами?

Она с детьми сейчас далеко за пределами страны. И уже не вернется в Казахстан. Когда мы с ней прощались в аэропорту, она сказала мне, что, несмотря ни на что, будет ждать Рустама всю свою жизнь. И спросила меня, могу ли позволить ей всегда называть меня папой…

От редакции:

Мы не считаем свою миссию выполненной и просим руководство Комитета уголовноисполнительной системы представить редакции газеты “Время”, а через нас и общественности ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ доказательства того, что Рустам ИБРАГИМОВ жив. Эти доказательства будут означать, что Казахстан продолжает соблюдать мораторий на смертную казнь.

Алматы — Астана — Аркалык

***

Политическая среда Виктора Верка

Мандатоносцы

Как мы сообщили вчера (см. “Жив ли Рустам?”, “Время” от 2.4.2007 г.), 30 марта редакция получила официальный ответ на свой запрос руководству КУИС за подписью и.о. начальника комитета Нуржана ИСАКОВА, где мы просили официального разрешения на встречу корреспондента с Рустамом Ибрагимовым. В ответе есть такой пассаж: “Согласно пункту 4 статьи 21 УИК (Уголовно­исполнительного кодекса. В. В.), производство кино, фото и видеосъемок осужденных, их интервьюирование… осуществляется с согласия самих осужденных”. Но мы-то получили от Ибрагимова­старшего письмо с просьбой командировать в колонию корреспондента, чтобы выяснить, жив ли его сын. Если жив, то кто донесет до Рустама нашу просьбу о встрече? Если “нет”, как мертвый может дать согласие? Ответов на эти вопросы в письме из КУИС не было. Отправляя Дилярам АРКИН в эту командировку, мы, честно говоря, рассчитывали, что чиновники нашей самой гуманной в мире уголовноисполнительной системы предоставят ей возможность встретиться с Рустамом ИБРАГИМОВЫМ, чтобы успокоить его отца и опровергнуть слухи о том, будто Казахстан нарушил мораторий на смертную казнь. Они могли помочь, но не сочли нужным. А вот аркалыкские “смотрящие” и “кураторы” на зоне УК161/12 вызвались помочь Диле. Воистину, парадокс: там, где государственные мужи, за которыми авторитет власти и которые обязаны в первую голову заботиться о престиже государства, “соскакивают”, а на помощь приходят криминальные авторитеты. Понятно, ведь эти “смотрящие” с “кураторами” никогда не заседали в нашем самом демократическом парламенте. Иначе даже им пришлось бы краснеть за некоторых избранников народа, вроде депутата БАЙМЕНОВА. Во время обсуждения вопроса, в какую позицию должен встать мажилис в связи с трагическими событиями в Казаткоме и Маловодном, Алихан Мухамедьевич изрек: “Журналисты тоже хотят, чтобы мы прокомментировали. Поэтому мы не можем ждать окончания следствия. Мы должны получить информацию, чтобы ее прокомментировать”. Вот слова не мальчика, но мужа! Теперь понятно, почему он и двое его коллег-мандатоносцев отказались ехать с нашей Дилей в Аркалык, хоть и имели полное депутатское право беспрепятственно проникнуть в зону смертников. Точно так же никто из депутатов, кроме Серика АБДРАХМАНОВА и Уалихана КАЛИЖАНА, не отправился в Казатком и Маловодное. Не царское это дело самим добывать информацию. Вот если б от кого-нибудь ее получить, чтобы потом прокомментировать…

Газета “Время”

Новости партнеров

Загрузка...