Программа “Назарбаев — 2030”

“На кухне”

Если кто помнит, мы с Рахатом Мухтаровичем стали первыми идейными монархистами в Республике Казахстан. В смысле, — он эту смелую идею в одиночку выдвинул, а я к ней смело присоединился. Невзирая на малочисленность наших рядов, допускаю, что в нашем демократическом государстве есть еще и Кто-то Еще, тоже придерживающийся монархических убеждений, но вслух (кроме нас двоих) такого пока никто не высказывал.

Точно также я (опять – единственный!) поддержал и смелую идею депутата Мадинова начет того, что действующий Президент должен править нами бесконечно. В смысле – до самого конца. В смысле… вот как раз насчет этого самого конца (который у каждого – свой собственный) нам и стоит поговорить.

Честно сказать, явное наше монархическое меньшинство лично меня нисколько не смущает: намного опережающее свое время идеи всегда были уделом не признаваемых и не любимых современниками провидцев, ниспосланных для предвосхищения грядущего.

Впрочем, чуть скромности нам тоже не помешает, а потому скажу, что никаких сверх потусторонних способностей для обоснования “бесконечности” президентства Нурсултана Назарбаева не требуется. Существующий не зависимо от нашего сознания и данный нам в ощущение материальный факт: созданная Первым Президентом экономическая и политическая (приоритеты идут именно в таком порядке) система к существованию без него не приспособлена, и не готова.

Конечно, современные строительные технологии развились до такой степени, что вполне можно представить себе конструкцию, которая, пока возводится, вся опирается-нанизывается не единый несущий стержень, а по окончанию строительства этот стержень из нее удаляется, от чего она, не теряя прочности, приобретает только дополнительную гибкость и способность к движению.

Но это – мертвая теория, живая же действительность такова, что “выдергивание” Первого Президента из собственного режима личной власти пока, без обрушения конструкции, невозможно. Вернее, я, неверно, расставил приоритеты: как раз из режима политической власти ее персональный носитель удаляется относительно безболезненно – занять кресло всегда кому найдется. Из чего наш Ел басы принципиально не удаляется, так это из… экономики.

Ой, я, кажется, поневоле сказал какую-то двусмысленность, поэтому (чтобы все меня правильно поняли), попытаюсь разобраться в только что сказанном.

Впрочем… если разбирать описываемую нами экономическую конструкцию на ее основные составляющие, любая из них очень просто может стукнуть по голове. По этому давайте оставим все как есть.

Отойдя же на безопасное расстояние мы можем констатировать, что отдельные этажи-секции уже выстроенной бизнес-государственности пока еще очень не равновесны и очень плохо “притерты” друг к другу, чтобы сохранять баланс самостоятельно. И им попросту еще нужно время, чтобы каждая из несущих секций достроила бы у себя недостающие точки опоры, сгладила сопряженные углы и нарастила взаимные сцепки-противовесы. “Организм”-то, живой, и если ему дать достаточно времени, то тот несущий стержень, на который он сейчас нанизан, сам может в нем расслоиться-раствориться.

/Теория относительности: если на кол садиться достаточно медленно, его можно успевать переваривать/.

Сразу оговорюсь: если сейчас начать расшифровывать мысль насчет того, что еще нашим, уже состоявшимся, олигархиям необходимо добавлять-достраивать, то только этому придется посвятить и эту статью, и пять подряд следующих. Потому что осталось… “начать и кончить”.

Вот, например, троица (прошу прощения у верующих) “евразийцев”. При всем том, что она контролирует до трети национальной экономики, рядовые (не очень рядовые, и совсем не рядовые — тоже) массы граждан дружно их… не симпатизируют, короче. А ведь такое отношение (независимо от того, осознает ли это своей личной проблемой Ал. Антонович) является проблемой и государственной: это ненормально, когда общество без должного пиетета относится к жизненно важной экономической части национального организма.

Сами посудите: что может случиться с человеком, который вдруг начнет активно не любить, например, собственную задницу…

Или г-н Ким, к примеру, — тоже не решенная проблема государственного уровня. Этот человек из всемирного списка “Форбса” является как бы лицом весьма и весьма существенной части национальной экономики, но при этом – совершенно безлик в гражданском, политическом и общественном смыслах. И это – тоже не нормально.

Что уж тут говорить о тех административно-промышленно-банковских группировках, которые еще только-только оформляются. Вот, например, карагандинская (она же – астанинская) — при всем своем быстром становлении, ей тоже еще нужно много времени, чтобы явить себя казахстанцам уже во всей красе…

Опять же, много “строительного материала” еще не оприходовано процессом захвата и раздела основных властных, финансовых и экономических ниш между несколькими главными олигархиями. Тот же, скупивший пол Караганды, Валют-Транзит-банк, к примеру (заметьте, — это уже совсем другой пример): взмывал себе все выше гордым соколом, думая, что можно порхать “сам по себе”. Пока крылья-то и не наткнулись на… “пустоту”.

Короче, поскольку процесс трансформации моно-президентского режима в поли-олигархический идет хотя и живо, но… слабо управляемо, времени для естественного вызревания чего-то внутренне устойчивого уже и без своего основателя ему требуется еще много, очень много.

Поэтому те предстоящие нам в 2008 году конституционные реформы, после которых мы будем выбирать новый Парламент уже с расширенным партийным представительством и как бы с расширенными полномочиями, — они, на самом деле, преследуют еще одну, и основную, цель – продлить пребывание с нами Первого Президента.

Ромин ли Мадинов что-то такое предложит добавить в пакет конституционных поправок, или в решающий момент его опередят менее стремительно мыслящие представители правящей партии, или, вообще, этот вопрос доверят не мажилису с сенатом, а всенародному референдуму, — здесь есть варианты. Но вот сам “третий” срок – он безвариантен.

И, конечно же, вот этой ультимативно высказанной просьбе со стороны либо 100% парламентариев, либо 91% участников референдума, наш Президент не сможет не подчиниться…

Другое дело, как долго, на самом деле, Нурсултан Абишевич сможет не покидать нас…

Что касается физического долголетия, то как раз с этим – проблем меньше всего.

Человек, благополучно переваливший за все мушели, обретает как бы почти бессмертие. После семидесяти организм “подсыхает”, адреналин не выплескивается, холестерин не добавляется. Удовольствия уже не так манят, опасности – не так пугают, страсти – не столь волнуют. Работоспособность – сжимается, зато жизненные процессы – растягиваются, и даже какая-нибудь роковая болезнь, при которой в 45-55 и двух лет не протянешь, может тянуться годы и годы. А если ничего такого нет, зато есть возможность регулярно и тщательно проверяться, если открыт прямой доступ к самым дорогим и последним достижениям в области омоложения и всяческого стимулирования, — тогда медицинское продление жизни где-то до 2030 года (посмотрите на Фиделя!) можно считать не только вероятным, но где-то даже и гарантированным. Хотя бы, на 91%.

Еще один, кроме физических кондиций Ел басы, параметр “бесконечного” правления, это финансовое “здоровье” выстроенной им экономической системы. Уж не знаю, всех ли обрадую таким утверждением, но экспортно-сырьевой несущий стержень, — это тоже “всерьез и надолго”.

Конечно, всякие правильные слова об уменьшении сырьевой зависимости, нахождении собственных высокотехнологичных ниш на мировом рынке, научно-технических прорывах, и т.п. наш Президент всегда говорил, говорит и будет (всегда) говорить. И какие-то кусочки чего-то несырьевого то тут, то там как бы вводятся. Но дело в том, что сам уже принципиально состоявшийся тип экономики: продажа сырья и завоз извне почти всего потребительского ассортимента, — его никакими “уговорами” не переделаешь. Вот эта схема, когда только половина нашего небольшого населения хоть как-то задействована в управленческих и экономических процессах, или получает хоть что-то от них, а другая попросту выведена за штаты закрытого АО “Государство Казахстан”, когда сырьевая валютная выручка откладывается на зарубежных частных счетах или в бесполезном, на самом деле, Национальном фонде, или замораживается в административно-элитном строительстве, или идет на закупоривание Алматы и Астаны сверхдорогими иномарками – она самоподдерживающаяся и самовоспроизводящаяся.

Один только пример на этот счет.

Всего-то два года назад президент поставил перед правительством и акимами задачу строить массовое жилье стоимостью не выше 350 долларов за квадрат. И тогда это не казалось такой уж фантастикой. Теперь же рядовой квадратный метр в столицах идет вдесятеро – от трех с половиной тысяч и выше. Фактически, это диверсия против самого рынка жилья и против банковской жилищной ипотеки, которые могут быть долгосрочно устойчивыми только в случае наличия именно массового потребителя. На самом же деле рынок жилья стал фактически рынком земли, а из потребительского сектора то и другое переведено в сектор валютного накопительства. Теперь уже не граждане (у которых нужных денег фактически нет), а сами банки продолжают финансировать жилищный бум, все ближе подводя его к зацикливанию самого на себя. Последствия могут быть печальными для всех, но процесс удорожания строительства не только не сдерживается со стороны властей – он фактически и подстегивается ими…

Конечно, даже и среди самих гос- и бизнес-олигархов есть люди, недовольные (напуганные, опечаленные) сырьевой и антисоциальной направленностью экономики, и что-то такое, со своей стороны, они пытаются предпринимать. Патриоты ведь и среди них имеются. Но “невидимая рука рынка” как раз гребет в другую сторону, и здесь нужна либо целенаправленная государственная воля какого-то нового реформатора, либо серьезный катаклизм мировой сырьевой коньюктуры.

Между тем, исторический шанс на реформаторство авторитарного типа мы уже использовали. Сам Назарбаев, разумеется, уже ничего не может поделать с созданной им системой, а всякий, кто унаследует его власть, будет объективно озадачен только одним – как ее вообще удержать.

Новый этап реформаторства, направленного на реализацию именно национального интереса, связан теперь с оформлением такого парламентаризма, который будет способен реально представлять страну и ее электорат. Но здесь перспектива – еще в тумане.

Все мы сейчас с некоторым чувством превосходства взираем на события в Украине. Вот, дескать, до чего довели разные “оранжевые революции”. Между тем, при всей драматичности размежевания Украины на Запад и Восток, раздела ее между Президентом и Премьером, при всей неопределенности и рискованности перманентного парламентского кризиса – там это уже начинающие работать механизмы согласования интересов различных элит, регионов и групп населения. Без прохождения такого этапа строительство “внеперсонально” устойчивой государственности попросту невозможно. Сегодняшняя смута в украинской Раде и администрации их Президента, — это наша историческая перспектива, до которой еще надо дожить…

И не факт, что доживем хотя бы также “благополучно”…

Что же касается кризиса системы из-за обрушения сырьевых цен, то здесь ее столпам тоже особо тревожиться нечего. Потребность мирового рынка в черных и цветных металлах – она будет только возрастать. С нефтью, — сложнее. В своей столетней истории рынок нефти последовательно был то рынком Потребителя, то рынком Производителя. Соответственно, мировая биржевая планка то опускалась до стоимости добычи и закачки в танкеры легкой приморской нефти, то поднималась до затрат на ее извлечение и транспортировку с самых удаленных и труднодоступных (Сибирь, Каспий и… Аляска!) месторождений.

Сейчас мы имеем уже почти десятилетний цикл прямо-таки апофеоза рынка Производителя, и перелом, по всей видимости, не так далеко. Политический аспект нефтяного рынка обсуждать не будем, — он слишком сложен и неоднозначен. Зато вот технико-экономический – достаточно понятен. Для того чтобы цену на нефть опять стал определять Покупатель, достаточно создать альтернативу бензину хотя бы на 15-20% потребления. И это, конечно, произойдет в ближайшие лет 10. Стартовые технические решения уже все имеются: это и электрические, и водородные и этаноловые автомобильные двигатели. Пока “притормаживает” только инфраструктура – слишком большие деньги нужны на переналадку автопроизводства, создание новых заправочных сервисов на дорогах. Но процесс уже пошел, и он сам себя будет ускорять.

Что интересно: нашу экспортно-сырьевую экономику такие “антинефтяные” тенденции не только не подорвут, но даже и дадут новые импульсы. По углю, превращаемому в электроэнергию хоть для электролиза водорода, хоть непосредственно для автозаправки – мы в десятке самых конкурентоспособных государств. Атомные электростанции, — у нас и уранового сырья, и места для их расположения, и для могильников – тоже “с запасом”. Производство кукурузы для автотоплива – земли и солнца тоже более чем…

Одним словом, Нурсултан Абишевич, действительно, имеет все возможности оставаться нашим президентом хотя бы до 2030 года.

Это – с одной стороны, с другой же – есть кое какие и гораздо более краткосрочные факторы. Впрочем, и о них мы еще успеем поговорить…

Новости партнеров

Загрузка...