Легко ли быть президентом?

Нурсултан Назарбаев дал откровенное интервью испанской журналистке

Надо признаться, я живой человек, и у меня есть пороки. Иногда завидую. В последний раз завидовал женщине и коллеге, более того, хорошей подруге и даже испанке. Ее зовут Пилар Бонет, она шеф московского бюро испанской газеты “Эль Паис”, я бы сказал, дуайен иностранного журналистского корпуса в Москве. Она впервые приехала сюда еще в советскую столицу в 1984-м, когда в стране правил последний кремлевский старец Черненко, а затем искренние и честные репортажи Пилар о горбачевской перестройке стали откровением для испанцев и, вообще, для европейцев.

А моя зависть к Пилар имеет прямое отношение к Казахстану. На днях она сделала замечательное интервью с президентом Назарбаевым. Там были честные вопросы и довольно откровенные ответы. Настолько, насколько может позволить себе это глава государства. Например, когда Нурсултан Абишевич говорит, что “мы хотели бы расширить права человека и увеличить роль партий и гражданского общества”. Или про свою президентскую работу, которой он не хочет заниматься “пожизненно”, потому что она не так проста, как у монархов. Мне кажется, это самое замечательное место в интервью, и, надеюсь, испанский монарх Хуан Карлос, которого президент Назарбаев “очень уважает” и с которым “давно дружен” не обидится на эти слова.

Очень интересный и, мне кажется, честный ответ дал Нурсултан Абишевич на заданный ему в лоб вопрос про недвижимость в Испании. Выяснилось, что у президента Казахстана “нет никакой собственности за границей” потому, что “нет на это денег”. Если только “дети владеют такой собственностью”, честно заметил президент. Действительно, если в Испании и говорят, что у Назарбаева там, на морском побережье, в местечке с необычным для этих мест сухим климатом под названием Лоррет-де-Мара есть фешенебельная вилла, то не утверждают, что она записана на его имя. Об этом мне и сама Пилар Бонет говорила.

Я вот думаю, как бы отвечал мой президент, Владимир Владимирович Путин на такие вопросы? Ну, с “пожизненным президентством” он бы справился быстро — ссылка на неизменность конституции (кстати, по этому вопросу Нурсултан Абишевич почему-то не стал ссылаться на конституцию…), намекнул бы, что к этому вопросу можно вернуться после 2012 года, когда станет ясно, захочет ли он вернуться в президентское кресло после того, как отдохнет четыре года от “непростой работы”… А вот смог бы так же искренне, как Назарбаев, ответить Путин про свою заграничную недвижимость или про то, что “денег на это нет”, не уверен.

Поэтому я и считаю, что интервью, которое дал президент Казахстана моей испанской коллеге, останется непревзойденным образцом журналистской работы в Центральной Азии. Именно это и делает его предметом моей зависти. Ведь мне довелось встречаться и брать интервью у всех президентов этого огромного региона, включая Афганистан. Некоторых из них сегодня уже нет с нами… Другие — просто не у дел.

И только один лидер не стал со мной встречаться — Нурсултан Назарбаев. Причину этого я не знаю. Может быть, это объясняется тем, что я много раз встречался и брал интервью у главного политического оппонента президента, экс-премьера Акежана Кажегельдина. Вряд ли. Ведь отказано мне было в интервью с ним в первый раз еще в середине 90-х, когда Кажегельдин был еще премьером, а я с ним был не знаком.

Теперь же, думаю, и подавно, надеяться мне не на что. И не в моей персоне дело, я серьезно говорю. Дело в другом. Боюсь, что после интервью с Пилар Бонет Нурсултан Абишевич еще долго не будет встречаться с иностранными журналистами. Как не встречался с ними до сих пор (интервью, данные, скажем, британской газете “Файнэншл Таймс” не в счет, они были посвящены исключительно технологичности Казахстана в качестве ресурсной державы, но не технологии власти). И теперь это интервью станет базой для пристального изучения, скажем, Восточно-Казахстанского университета, где на днях провели четвертый Областной научно-практический семинар “Основы имиджелогии на примере первого президента РК”. Об этом сообщил Казинформ. Как указывается в сообщении, “идея проведения семинара на нестандартную тему принадлежит ректору университета, академику НАН РК Арыстану Газалиеву”.Очень много разных специалистов, “ученые и практики в области построения и развития имиджа, культурологии, психологии, педагогики, политологии, филологии” получат от испанской журналистки пищу для работы. На семинаре в Усть-Каменогорске, еще до встречи Назарбаева с Бонет они “представили грани имиджа первого Президента Казахстана с точки зрения ученых, госслужащих, депутатов и других социальных групп”.

Я вчера звонил Пилар, она сейчас в Киеве, там кризис, там президент Украины Виктор Ющенко, можно сказать, — лидер оппозиции, а его оппонент Виктор Янукович – лидер правящего большинства и премьер-министр. Пилар уже взяла интервью у Ющенко (с оппозицией всегда легче в этом смысле) и ждет встречи с Януковичем. Я сказал ей, что буду писать про свое восхищение ее работой в Казахстане. Она застеснялась и ответила в том смысле, что мы, журналисты, всего лишь отражение реальности, и если результат ее работы адекватен реальности, то ей это приятно… Еще она сказала, что с радостью обнаружила очень высокий профессионализм назарбаевской пресс-службы, по ее мнению, более высокий, чем в Кремле. А вот что ее сильно обескуражило, так это то, что в Казахстане очень стараются затушевать, “замолчать” характер конфликтов на межнациональной почве, как это произошло в Маловодном. Оказывается, пока Пилар почти две недели ждала в Казахстане встречи с президентом, случилось это кровопролитие, и она съездила в Маловодное…

Я сначала поразился ее удивлению, вроде писали об этом в Казахстане достаточно много, а потом обнаружил косвенное подтверждение словам Пилар. После разговора с ней выяснилось, что на русский язык оказалось непереведенным ее авторское послесловие к интервью с президентом Казахстана под названием “Зона высокого напряжения”. Там она как раз о том, что “официальная версия событий скрывает этнический характер столкновений”. Еще Пилар писала о неопределенном будущем Казахстана после Назарбаева, о том, что “ни одни проведенные до сих пор выборы в стране не соответствовали критериям ОБСЕ, особенно – президентские в 2005-м году, когда Назарбаев получил 91 процент голосов”, о том, что “оппозиция и критическая пресса находятся в подавленном состоянии”.

Но я думаю, что Пилар писала это для своего испанского читателя, а русский и казахстанский и так обо всем этом знает. И я не стал ее расстраивать и снова звонить в Киев, отвлекать от работы…

“Новая газета – Казахстан”, № 13 (101)

Новости партнеров

Загрузка...