Межнациональная рознь – отвлекающий маневр коррупции

Кто бы мог подумать еще десять лет назад, что Казахстан медленно, но верно начнет превращаться в арену межнациональной розни между коренным населением и этническими диаспорами. О том, что этот губительный процесс уже набирает размах, говорят события последнего времени.

Только за истекшие шесть месяцев случилась кровавая разборка между казахской и уйгурской молодежью в поселке Шелек, прокатился турецкий погром на месторождении Тенгиз. Апогеем в этом ряду распрей, безжалостных и бессмысленных, стала смертоубийственная стычка наших “молодцев” с горячими местными чеченскими парнями в селе Маловодное. По своей жестокости и количеству жертв последнее столкновение превзошло два предыдущих. Его результатом стали убитые и тяжело раненые с обеих сторон.

Пытаясь понять глубинные истоки этих происшествий, о них сегодня много говорят и пишут различные средства массовой информации, эксперты, политологи и государственные чиновники. Особенно большое внимание при этом они уделяют анализу последнего из этих кровавых событий. Одни из этих аналитиков склонны считать повинной во всем “неуставные бытовые отношения”, другие — нерешенные проблемы в межэтнических отношениях. Словом, делается попытка, причем небезуспешная, все свалить на “бытовуху” и проблемы в межнациональном вопросе, о решении которого так много говорили большевики.

Когда я знакомился с обеими из этих версий, у меня возникло немало вопросов, в том числе и довольно крамольных. Вот несколько из них. Почему, когда в какой-нибудь забегаловке устраивают драку два собутыльника разных национальностей, окружающие их разнимают, успокаивают и все кончается миром? Почему в большей части трудовых коллективов или, как сейчас принято говорить, предприятиях различных форм собственности, в обстановке дружбы и взаимопонимания мирно работают представители разных этносов и делая общее дело, даже не подумывают устраивать выяснение отношений методом “стенка на стенку”? И почему выстраивается совсем иная картина, когда организаторами и участниками межличностных стычек становятся лица, за спинами которых стоят уважаемые правоохранительными и другими власть имущими органами мощные силы? Почему в последнем случае рядовая пьяная стычка выливается в кровавую разборку с выстрелами из огнестрельного оружия и поножовщиной, с большим числом участников?

В свете этих и других вопросов, обе вышеназванные версии мне показались банальными, поверхностными и односторонними. При этом назойливо пульсировала мысль: а ведь кому-то очень выгодно, чтобы в воздухе витали именно эти две версии.

А выгодно это, как мне думается, прежде всего, утвердившимся на всех уровнях нашего общества коррумпированности как явлению, и ее процветающим субъектам – коррупционерам. Говоря это, я не открываю Америк. У нас в стране и стар, и млад прекрасно знает, что в Казахстане, как в центре, так и в регионах, под носом у правоохранительных органов, беспредельничают “авторитеты” различных мастей, все еще не перестающие делить между собой сферы влияния.

Один из уровней коррумпированности – семейный клан. Он обычно складывается так. Один из родственников возглавляет организованную преступную группировку, другой — занимает руководящую должность в правоохранительной региональной структуре, третий — высокий государственный пост в Астане или является депутатом.

Такие семейные группировки в большом количестве существуют в каждом регионе и в каждом городе. И всяк в них входящий, чувствует себя как рыба в воде и ведет себя так, как ему заблагорассудится, поскольку всё у них “схвачено” и, как говорится, “крыша” не протекает. А это в свою очередь, порождает у членов таких семей чувство безнаказанности, ибо их взаимоотношения, в том числе и с властными структурами, регулируются не законом, а только по “понятиям”. Именно этими принципами, судя по информации в прессе, и руководствовались участники кровавой бойни в селе Маловодное. И такое поведение членов семейных группировок, конечно же, вызывает справедливое возмущение у простых граждан, не получающих защиту от них — от правоохранительных — органов.

Пример такого поведения, судя по сообщениям той же самой прессы, постоянно демонстрировали члены семьи Махмахановых, один из которых занимает довольно высокий пост в государственных структурах управления, другой – руководящую должность в судебных органах, третий – ворочает криминальными делами. СМИ также сообщали о том, что в их доме нашли большое количество огнестрельного оружия.

Из вышедших в свет выступлений СМИ сложился портрет типичной региональной неприкасаемой семьи, которая под носом у местной полиции чувствует себя совершенно уверенно и безнаказанно. Именно это чувство безнаказанности позволило тому же Тахиру Махмаханову сбить на машине своего земляка-казаха и “пальнуть” в него из пневмо-пистолета, а его братьям обстреливать из боевого стрелкового оружия фактически безоружную толпу разгневанных казахов. И никто из них не думал о том, что они могут быть привлечены к уголовной ответственности. Потому, что все они понимали, что их семья является “уважаемой” и любой полицейский или честный гражданин получит по “башке”, если посмеет посягнуть на ее “честь и достоинство”. Такова уж философия членов “уважаемой” семьи, живущей по “неписаным” правилам коррумпированного общества.

Пожалуй, будет правильным сказать и то, что, по всей вероятности, возмущение казахов было направлено против этой группы чеченцев не столько из-за их национальной принадлежности, сколько из-за их вызывающего поведения, выражавшегося в проявлении ими чувства вседозволенности, безнаказанности, неуважении к закону, что является естественным для продуктов, порожденных той же коррумпированной средой.

И эта среда продолжает разрастаться на всех уровнях нашего общества как раковая опухоль. Именно коррупция сегодня является в Казахстане источником нестабильности, инициирует все больше и больше конфликтов в политической, социальной, общественной и межэтнической сферах.

Преследуя свои корыстные интересы, коррупционеры сегодня буквально раздирают национальную экономику Казахстана. Не вложив в ее развитие ни цента различные митталы, машкевичи, шадиевы, ибрагимовы и их ставленники-менеджеры на государственных постах присваивают себе народные миллиарды.

Им, коррупционерам, есть что терять. Потому, чтобы отвлечь внимание общества от их далеко не праведных дел, они всячески нагнетают социальное напряжение, стремятся внести раздор между этносами. Это их своеобразный отвлекающий маневр. Причина этих потуг понятна: в мутной воде всегда легче ловить рыбу. Да и мешать никто не будет. Все будут заняты тушением пожара межнациональной розни или очередных “бытовых неуставных отношений”.

А как на это смотрит политическое руководство страны? Да никак. Оно само погрязло в коррупции. Посмотрите, что творится в высшем эшелоне власти. Там, как говорится, все схвачено. У каждой мало-мальски доходной кормушки кучкуется определенная семейно-клановая группировка, плюющая с высоты своего положения как на закон, так и на уповающих на него.

В условиях такого общегосударственного беспредела простым казахам ничего не остается, как отстаивать свои интересы собственными силами, нередко совершая при этом самосуд или кровную месть.

Если государственные мужи не поймут, какую угрозу таит в себе эта расползающаяся опасность, не примут необходимых мер для стабилизации ситуации, неровен час, что бедные казахи поднимутся и против коррумпированного казаха, и против своих властей, и против семейно-клановых групп, независимо от их национальной принадлежности. Так что отцу всех казахов пора вспомнить о том, что может случиться, когда верхи не могут, а низы не хотят терпеть эту их импотентность.

Новости партнеров

Загрузка...