Членство в ВТО и глобализация: возможный сценарий для Казахстана

Глобализация – это, прежде всего, взаимная интеграция торговых и финансовых рынков. Но насколько втягиваются в эту интеграцию развивающиеся страны, в число коих входит и Казахстан?

В 90-ые г.г. XX века в США из года в год повторялась одна и та же история. Ставился вопрос о том, чтобы лишить Китай статуса наибольшего благоприятствования по той причине, что там нарушались права человека. Но он всякий раз не проходил. И статус вновь и вновь продлевался. Интересы бизнеса брали верх над принципиальными требованиями американской политики в отношении других стран. Иными словами, побеждали набирающие все больший вес тенденции глобализации.

Термин “глобализация” сделался обиходным выражением в течение 1980-ых г.г. Экономическая глобализация, как считают в МВФ (“Globalization: Threat or Opportunity”, by International Monetary Fund Staff, imf.org), является историческим процессом, результатом человеческой инновации и технологического прогресса. Она проистекает из возрастающей интеграции экономик по всему миру, и особую движущую роль при этом играют торговые и финансовые потоки. Огромную роль в этом призвана играть Всемирная торговая организация (ВТО).

Наша страна на пути к вступлению в ВТО сейчас вышла на финишную линию. Началось же все еще 11 лет тому назад — в 1996 году. Представители ВТО уже при предварительном рассмотрении ее заявки выдвинули 4 условия. Первым в этом списке фигурировало требование, касающееся проведения аграрной реформы.

Конкретизация срока вступления Казахстана в эту организацию вызвало ускоренное продвижение правительством введения частной собственности на землю, а также целого ряда законопроектов. К настоящему времени из них уже принято 33 законодательных документа. Еще 5 пребывают на стадии рассмотрения и обсуждения. Свыше десяти стран-членов ВТО подписали вместе с представителями Казахстана протоколы о завершении переговоров по доступу на рынок. То есть, впереди еще много формальностей, которые надо будет соблюсти, прежде чем состоится вступление в эту организацию.

Но в любом случае задача-минимум, которая была поставлена перед нашим правительством теми государствами, которые определяют правила игры в рамках этой международной организации, давно выполнена. Имеется в виду введение частной собственности на землю и принятие на себя обязательства отказаться от государственного субсидирования сельского хозяйства. И то, и другое сделано. Так что упреков в адрес Казахстана, по большому счету, не будет.

В ВТО стран-членов много. Но первостепенную роль там играют развитые страны. Это — так называемые лидеры ВТО — США и Европейский Союз. Так вот, правительства и предпринимательские круги этих и других развитых государств добиваются от других стран максимальной либерализации в аграрном секторе, сфере услуг и авторских прав.

С последними двумя пунктами для Казахстана все достаточно просто. В названных в связи с ними сферах экономики страны максимальная либерализация уже есть. А вот введение таких же правил в аграрный сектор может обернуться колоссальным социальным потрясением. Ведь мы все еще в значительной мере остаемся сельскохозяйственной страной. Почти до половины населения до сих пор живет в сельской местности. Да и города у нас за последние годы демографически раздулись вовсе не благодаря индустриальному буму, а только из-за прилива туда огромных масс обездоленных сельчан. После того, как Казахстан вступит в ВТО, будет допущена максимальная либерализация в сфере сельского хозяйства и снятие всех препятствий перед аграрным экспортом из-за границы, разорение может настичь миллионы наших сограждан, до сих пор добывающих себе хлеб насущный работой на земле. И тогда станет возможным то самое социальное потрясение, о котором мы говорили выше. Но избежать такой опасности Казахстану явно не удается. Детали переговоров наших представителей по вступлению в ВТО не раскрываются. Но по всем имеющимся данным получается так, что Астана не настаивает на сохранении в стране государственных субсидий для сельского хозяйства и других особых прав по защите интересов национальной экономики. А жаль.

Ведь то, чего добиваются сильные мира сего на переговорах в рамках ВТО, имеет целью укрепление глобального режима либерализации, приватизации и дерегуляции (выведения экономики из-под государственного контроля). А это, в свою очередь, означает усиление контролирующей роли транснациональных компаний в пространствах национальных экономик по всему миру. И ни для кого не является секретом то, что при дальнейшем развитии событий по данному сценарию у местных правительств будет оставаться все меньше и меньше возможностей на то, чтобы предоставлять своим гражданам государственную помощь, чтобы контролировать свои подземные богатства или защищать свои природные ресурсы, устанавливать стандарты здравоохранения, безопасности и экологии. Одним словом, повестка дня нынешних переговоров в рамках ВТО отражает притязания лидирующих там сил на устранение всего того, что не соответствует интересам большого бизнеса в мире.

Лидеры ведущих стран-членов ВТО, очевидно, не подозревают о том, что у нас существует ироничная поговорка, которая гласит “Надо руководствоваться не делами муллы (учителя), а его словами” и является отражением морали тех, кто добивается от зависимых от них самих людей бездумно слепого повиновения. Но их требования вполне в духе этого высказывания.

Казахстан издавна зерна производил гораздо больше своих потребностей. Десятилетиями он был в состоянии вывозить больше половины собираемого урожая за свои пределы.

В 1966-1970 г.г. его валовой сбор зерна в среднем за год составил 20,668 млн. тонн, в 1971-1975 г.г. – 21,662 млн., в 1976-1980 г.г. – 27, 497 млн., в 1981-1985 г.г. – 21,321 млн. По среднегодовому урожаю зерновых на душу населению с ним в бывшем СССР ни одна союзная республика не могла сравниться. В Казахстане он иногда составлял все 2 тонны. А в двух других наиболее зерновых республиках – на Украине и в России – он никогда не достигал и 1 тонны. Еще в 1992-м, то есть в первый год государственной независимости у нас был рекордный урожай. Согласно официальным данным, было собрано более 30 млн. тонн зерна.

За последние пятнадцать лет, в течение которых Казахстан все больше и больше интегрировался в международную экономику, производство зерна у нас значительно сократилось, хотя в мире спрос на него был и остается очень высоким.

Уже к 2001 году площадь пахотных земель, составлявших в начале рыночных реформ 35 млн. га, сократилась до 16,7 млн. га или почти вдвое.

За годы реформ средняя урожайность в Казахстане упала на 40%, в отдельных случаях на 70%. Слой плодородного гумуса сократился на 20-30%. Если до 1991 года сельское хозяйство РК потребляло около 1 млн. тонн минеральных удобрений, то сейчас о таком можно лишь мечтать.

И все же до сих пор объемы среднегодового сбора пшеницы, пользующейся наибольшим спросом на международном рынке зерновой культуры, могут доходить до 14-15 млн. тонн. Внутренние потребности – 7 млн. тонн. Для экспорта высвобождается достаточно солидный объем. Но нам в качестве рынка для экспортирования уступлены южные страны. Там платежеспособность у потенциальных покупателей, за исключением иранцев, низкая.

А вот с экспортом же пшеницы в Европу не все так просто. Аграрное лобби в развитых государствах без колебаний пускают в ход неэкономического характера меры, призванные не допустить вывоз казахстанского зерна на емкие и платежеспособные рынки. К примеру, пять лет тому назад, в 2002 году США и Канада ставил перед Европейским Союзом вопрос недопущения на его рынок пшеницы из Казахстана. Так что наши производители испытывают трудности с реализацией даже значительно уменьшившихся по сравнению с прежними временами объемов урожая.

Однако это вовсе не значит, что наше зерно никому не нужно. Еще как нужно. Проблема голода сейчас на заре XXI века и III тысячелетия стоит как никогда остро. Сейчас в мире голодают почти миллиард человек, а еще 2 млрд. людей хронически недоедают.

Отгадка парадокса, заключающегося в отсутствии спроса на наше зерно в условиях, когда нуждающихся в нем становится из года в год все больше и больше, состоит в том, что такая ситуация искусственно поддерживается развитыми странами в своих собственных целях. Один из самых главных инструментов в данном случае – это ресурсы ВТО. А процесс, который главным образом обуславливает такую ситуацию, — это глобализация по сценарию играющих ключевую роль в этой организации стран. Такова данность. Развитые государства вполне могут мириться с перенесением промышленных производств в развивающиеся страны, где дешевая рабочая сила. Но они никогда не согласятся с тем, чтобы отдавать туда же свою продовольственную независимость. При нормальных экономических правилах в аграрной сфере ситуация складывалась бы примерно так же, как и в сфере производства промышленных товаров массового потребления. То есть центр тяжести стал бы перемещаться туда, где дешевая рабочая сила. То есть – в развивающиеся страны.

Но для их выживания вопрос продовольственной безопасности столь же важен, сколь и вопрос оборонной безопасности. Поэтому в этом вопросе так же, как и военном вопросе, сообщество развитых стран никогда не уступит стратегического верховенства. С точки зрения интересов сохранения такой ситуации излишки сельхозпродуктов в Казахстане, не входящем ни в число развитых стран, ни в мощные политические блоки, — это досадное недоразумение, подлежащее устранению. Сформировавшаяся уже давно реальность такова, что обычная развивающаяся страна не тягается с индустриально-аграрными гигантами на рынке экспорта аграрной продукции, а наоборот, сама нуждается в ней.

Казахстан, по всей видимости, тоже должен стать таким после того, как вступит в ВТО…

Новости партнеров

Загрузка...