Новости из Актобе

Китайские шпионы, Гагарин и Бог. А вот студенты железнодорожного колледжа, маршируя, клянутся в верности Аллаху и старшине. Такая у них речевка…

Шпионы там, шпионы здесь…

Как недавно выяснилось, еще 16 марта 2007 года вступило в силу решение специализированного экономического суда г.Актобе о признании вины компании “СНПС-Актобуменайгаз”. Китайская компания была обвинена в шпионаже. Разглашение казахстанских госсекретов было оценено в 29 миллионов 770 тысяч тенге. Почти два месяца потребовалось актюбинским прокурорам, чтобы китайцы согласились выплатить названную сумму.

Как сухо разъясняют в городской прокуратуре, в конце прошлого года в суде начался закрытый уголовный процесс о шпионаже в пользу китайской компании. На скамье подсудимых – двое сотрудников “СНПС-Актобемунайгаз”, оба — казахстанцы. Одному предъявлено обвинение по статье двухсотой, часть первая и вторая (“Незаконное получение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну”), второму – ст. 172, ч. 4 уголовного кодекса республики Казахстан (“Незаконное разглашение государственных секретов”).

Подробности уголовного процесса в прессе не освещались. Городская прокуратура выдала информацию только после завершения второго, уже гражданского дела. Неизвестно даже, какая именно структура выиграла первое дело (ДКНБ Актюбинской области свое участие в процессе пока не подтверждает). Так что, кто именно из сотрудников СНПС был осужден, выяснить сложно, и какое наказание понесли шпионы, тоже замалчивается.

Известно лишь, что в ходе проверки некой структуры в акционерном обществе СНПС “Актобемунайгаз” были обнаружены материалы (топографические карты – прим. авт.) с указанием запасов месторождений нефти, газа и конденсата РК, которые были признаны государственной тайной. В законном порядке эти сведения китайцам не предоставлялись.

Руководство китайской компании на суде следующим образом объяснило появление этих материалов в своей компании, — говорит старший помощник прокурора г. Актобе Жанна Жулдызова, — начальство не было в курсе, откуда подчиненные черпают информацию. Поэтому иск о нанесении ущерба к компании предъявлять нельзя.

Но мы считаем, поскольку работники использовали эти данные, то ущерб государству налицо, компания должна платить, — говорит г-жа Жулдызова.

Размер ущерба установила экспертиза еще во время первого уголовного дела. Судья претензии прокуроров поддержал в полном объеме.

По мнению бывшего главного геолога Жанажольской экспедиции, а ныне актюбинского пенсионера Ивана Дальяна, степень секретности материалов сегодня очень сложно определить. Многие материалы государственной важности разглашаются и бесплатно раздаются на международных семинарах. Их можно получить из Интернета, почерпнуть в журналах и газетах.

Меня поражает, что с каждым годом иностранные компании, которые начинают работать на территории области, знают все больше и больше о наших ископаемых, — говорит Дальян. – Карты, составленные со спутника, помогают увидеть любой колодец, деревце и скважину в нашей степи. В свое время мы подписывали бумаги о неразглашении этих сведений, еще в конце 90-х годов ко мне под разным предлогом обращались люди, готовые заплатить энные суммы за эти сведения. Сейчас о наших полезных ископаемых китайцы знают всё…

Старый геолог рассказывает, что все запасы полезных ископаемых на территории Актюбинской области были разведаны еще во времена Советского Союза. Иностранные кампании пришли на готовое: данные, наработанные в прежние времена, хранились в архивах областной администрации, в Комитете Национальной Безопасности и в геологическом управлении, впоследствии преобразованном в китайскую нефтяную кампанию.

Откуда именно иностранные экономические шпионы крадут документы, представляющие государственную тайну, официального ответа от представителей компетентных органов получить не удалось.

Верил ли Гагарин в бога?

Ко Дню космонавтики сотрудники актюбинского планетария приурочили сразу несколько дат. В этом году исполняется 100-летие со дня рождения Сергея Королева, 150-летие — Константина Циолковского и 50 лет со дня запуска в космос первого спутника Земли.

В Актобе у памятника Виктору Пацаеву прошел традиционный митинг, на который пригласили школьников и студентов. А у бывших “противников” советской космонавтики – в русской православной церкви вся нынешняя неделя — Светлая Пасхальная.

После 12 апреля 1961 года на церковь пошла новая волна гонений, — рассказывает настоятель актюбинского храма св. князя Владимира — Дмитрий Соловьев. — Главный упрек выражался так: Гагарин в космос слетал, Бога там не увидел! В Крыму в то время жил епископ Лука. Он был видным ученым-хирургом, его знаменитый труд по гнойной хирургии до сих пор востребован у медиков. Так вот епископ отвечал на подобные упреки следующим образом: “Я часто делаю операции на голову, но ума я там ни разу так и не видел”. Это два разных мира, две категории бытия: материальная и духовная. Они существуют порознь и только в человеке соединяются. Без духа человеческое тело — лишь плоть бездыханная.

Отношение же к 12 апреля у церкви положительное, космонавтика как наука приветствуется. И даже особый род войск космический церковью почитается, как и всякое воинство, как и любая защита Отечества.

Многие из тех, кто стоял у истоков советской космонавтики, были верующими людьми, — рассказывает отец Дмитрий. – Доподлинно известно, что Сергей Павлович Королев был именно таким человеком. При помощи других людей он даже выделял деньги на храмы, помогал страждущим. Есть такие воспоминания. К сожалению, ничего подобного не известно о Гагарине. Не думаю, что Королев искал в космосе следы присутствия Бога. Это была лишь идеологическая ширма, за которую можно было уцепиться. Цели были иные — научные.

“Славим Аллаха и старшину!”

В городских школах и колледжах на этой неделе началась практика тактической подготовки. Школьники и студенты маршируют, учатся развертываться в боевые порядки, изучают военную топографию на местности. 7 мая страна отпразднует 15-летие собственной армии. Но у армии помимо старых, всем известных проблем, есть и новая, например, нехватка песенного репертуара.

До начала следующего учебного года Министерство обороны проводит конкурс на лучшую песню, марш, речевку. Информацию об этом, между прочим, распространяет и департамент образования. Призы, как обещают чиновники, будут щедрыми.

Что же поют сегодня в стройных армейских рядах? Конечно, патриотические песни, типа “Менин елим” Калдаякова. Но самым популярным поэтом признается Абай.

Это наш самый патриотический поэт, — объясняет Талгат Такабаев главный специалист департамента образования. — Остальные песни большей частью советские. Подыскать сегодня строевые, маршевые, четкие и ритмичные с темпом 120 шагов в минуту сложно.

Поэтому каждая воинская часть, батальон, рота стремятся придумать свой собственный репертуар. Увы, оценить его знатоки в погонах могут редко. Приходится в основном жителям близлежащих домов.

— Наши солдаты поют больше патриотичные марши на казахском языке, либо на русском “Серую шинель”, “Марусю”. Но любят и попсу, например, “Лейлу”, уж как они под нее маршируют, одному богу известно, — рассказывает Гульбахор Турланова, жительница военного городка, что вблизи полка МВД.

А вот студенты железнодорожного колледжа, маршируя, клянутся в верности Аллаху и старшине. Такая у них речевка.

Заместитель облвоенкома по воспитательной работе Роберт Лукманов сначала не очень поверил в существование подобных текстов, а затем твердо выразил надежду, что армия-де все исправит.

— Что за отсебятина! Кто автор? Речевок у нас быть не должно. Казахстан – государство светское, армия тем более. Поэтому солдаты маршируют под патриотические лирические песни о Родине. За этим строго следят командиры и воспитатели.

Школяры “в законе”

На территории Актюбинской области расположено пять учреждений исполнительной системы. Влияние тюремной системы на детскую преступность в Актобе признают и прокуроры и полицейские.

Официально считается, что подростковая преступность не увеличивается. Но лишь потому, что в оперативную сводку юные создания попадают, только при условии, если будут задержаны полицейскими. Своих “макаренковых” земля актюбинская пока не родит.

Вымогательство среди школьников — одно из самых распространенных преступлений. При этом оно носит явно латентный или скрытый характер. Характерно главным образом для средних школ Жилгородка, 8-го микрорайона, улицы Тургенева… “На счетчик” ставятся подростки в возрасте от 12 до 17 лет. Самая большая сумма, которая фигурирует по оперативной информации полицейских, 40 тысяч тенге – это стоимость сотового телефона, который требовали учащиеся со своего одноклассника.

Из почти семидесяти школ Актобе только 33 школы находятся под надзором инспекторов по делам несовершеннолетних. На уроки к детям периодически приходят 17 сотрудников инспекции, больший штат работников ДВД на эти цели выделить не в состоянии.

Нехватку людей правоохранительные органы предлагают решить кардинально: городским властям пора открывать в Актобе школу для детей с так называемым девиантным поведением. То есть для тех, кто уже получил закалку таразской спецшколы, побывал в ЦВИАРН, не раз убегал из детских домов. В общем, полное перевоспитание с оттенком реабилитации.

Таким способом полицейские надеются избавить обычные средние школы от влияния криминальной среды. Предложение высказывается не в первый раз. Но акимат пока сохраняет молчание.

Новости партнеров

Загрузка...