Превращается ли Казахстан в пустыню?! Часть 2.

Окончание

Первая часть статьи здесь.

***

Сохранение Балхаша без Или немыслимо

Выступая на пресс-конференции, состоявшейся 13 апреля, известный эколог Мэлс Елеусизов сказал, что обмеление Балхаша может вызвать таяние ледников, питающих водой города в южном регионе страны. Так как в этом случае огромные массы соли со дна озера поднимутся в атмосферу и перенесутся в горы, окаймляющие Казахстан с юга и юго-востока. Такая опасность сейчас реальна, как никогда прежде. Об этом говорит и вышеупомянутый прогноз М.Елеусизова.

Данные ученых-специалистов свидетельствуют о том, что в регионе и без того уже в течение долгого времени складывается ситуация, способствующая уменьшению площади ледников. И связана она с повсеместным, хотя и неравнозначным, потеплением. Прошлые прогнозы, предполагавшие более благоприятное развитие природно-климатической ситуации к настоящему времени, не оправдались. К примеру, раньше прогнозировалось, что с 1967 до 2006 года уровень озера Иссык-Куль поднимется на 1-1,5 метра, а площади ледников Центральной Азии увеличатся на 8,8 процентов. Теперь ясно, что такие представления оказались неверными. Уровень Иссык-Куля не повышается, а понижается. Площади ледников не растут, а сокращаются.

Причем самая сложная ситуация именно в том районе, где расположен крупнейший город Казахстана — Алматы. Имеется в виду то, что на северной периферии Тянь-Шаня, а именно в зоне хребта Заилийского Алатау, уже к 1990 году площадь льда стала меньше на 29,2 процента. То есть – где-то на треть. Процесс этот, кстати, продолжается поныне.

И если к этому теперь прибавится и обмеление Балхаша, можно себе представить, насколько его развитие ускорится.

Да, к сожалению, такая опасность реальна. Балхаш, который пока еще остается одним из крупнейших озер планеты, готовится к повторению судьбы Арала. В справочниках до сих пор пишут, что площадь этого уникального бессточного водоема составляет 16,4 тыс. кв. км. Но это, судя по всему, уже устаревшая информация. Площадь поверхности Балхаша уже, как свидетельствуют новые данные, сократилась более чем на 2 тыс. кв. км. Если это действительно так, есть, видимо, основание говорить, что положение там складывается примерно такое же, какое оно было на Арале во второй половине 70-х г.г. XX века.

Но и это не вся беда. Озеро интенсивно продолжает загрязняться сбросами расположенных на берегу промышленных предприятий, сточными водами находящихся в этой зоне городов и сельскохозяйственных предприятий. Особо следует тут отметить отходы Балхашского горно-металлургического комбината “Корпорации “Казахмыс”.

Сохранение Балхаша немыслимо без реки Или, которая берет начало на территории Китайской Народной Республики. Она дает 73 процента всего водного стока этого озера. 70 процентов этого объема воды формируется на территории Китая.

Имеющее место в последнее время интенсивное промышленное и аграрное развитие Синьцзяно-Уйгурского автономного района КНР, видимо, должно обуславливать дальнейшее сокращение стока вод в озеро Балхаш. Развитие этой тенденции вполне может вылиться в повторение аральской трагедии на озере Балхаш. На экологических форумах, посвященных проблематике Прибалхашья вновь и вновь говорится о нарастании дефицита водных ресурсов по причине перенаселенности в районах по ту сторону казахстанско-китайской границы, где также используют воду из реки Или. В этом Синьцзяно-Уйгурский автономный район повторяет опыт советской Средней Азии.

То есть, в районе Прибалхашья сейчас складывается примерно такая же ситуация, какая она была в 1960-1990 г.г. в зоне Приаралья. Иными словами, формируется аналогичная система причинно-следственной связи. XX век явился веком прорыва Центральной Азии – Западного (бывшего царско-российского, а потом советского) Туркестана — в аграрно-индустриальном развитии и урбанизации. Арал пал его жертвой. Сейчас Синьцзяно-Уйгурский автономный район – Восточный (китайский) Туркестан – идет на повторение опыта Западного Туркестана. Это, в свою очередь, может обернуться для Балхаша повторением печальной судьбы Арала. То есть, ценой аграрно-индустриального прорыва Синьцзяно-Уйгурского автономного района может оказаться гибель второго крупнейшего в Казахстане водоема.

В свою очередь, участь Или может разделить крупнейшая в Казахстане река Иртыш, имеющая огромное значение для нашей страны. Специалисты отмечают изменение внутригодового распределения и повышение уровня загрязнения стока Иртыша вследствие интенсивного использования ее вод. При существующем режиме Иртыш не в состоянии самоочищаться. Требуется оперативное вмешательство с целью сокращения сбросов загрязняющих веществ.

Но главная проблема – это колоссальные гидротехнические планы Китая, связанные с Иртышом. Ведь эта река также берет начало в этой соседней стране. Вот как оценивает ситуацию с теми нашими водными ресурсами, истоки которых находятся в Китае, синолог М.Ауэзов: “Отворот, планируемый китайской стороной, значительной части пограничных рек, грозящий тяжелыми экологическими и экономическими последствиями обширным территориям Семиречья, Восточного и Центрального Казахстана, и есть одна из первых серьезных форм китайской экспансии… Проблему “спорных” участков следовало решать в комплексе с проблемой трансграничных рек. Этого не произошло, и Казахстан лишился сильных аргументов в отстаивании своих интересов” (“История и современность в китайско-казахстанских отношениях”).

Остается лишь Урал…

Из названных 4 главных рек Казахстана относительно благополучным представляется лишь будущее Урала. Эта главная водная артерия Западного Казахстана. Большинство жителей этого региона даже в благоприятные советские времена были сконцентрированы в районе бассейна реки Урал с ее притоками и на побережье Каспийского моря. За последнее десятилетие эта зона стала уже превращаться в место сосредоточения практически всего населения Западного Казахстана. Ибо за ее пределами уже, можно сказать, нет условий для элементарного выживания.

По объему осадков практически весь регион сопоставим если не с самой величайшей на Земле пустыней Сахара, то с ее окраинами (100-200 мм в год). В частности в Актюбинской области в этом смысле положение немногим лучше (125-300 мм), в Атырауской – аналогично (100-200 мм). А вот в Мангыстауской области оно еще хуже, чем на окраинах Сахары, — 100-160 мм. Эта ситуация усугубляется последствиями экологической катастрофы на Арале, с которым регион соседствует непосредственно. По сути, у нас в стране этот регион так же, как и Каракалпакия в Узбекистане, принимает на себя наибольший удар от последствий этой беды…

Нет сомнения, Западный Казахстан был и остается наименее благоприятным или же, говоря по-другому, самым трудным в природно-климатическом отношении регионом республики. Но трудности эти особенно обострились за последние десятилетия, которые сопровождались интенсивным освоением здешних мест нефтегазодобывающими предприятиями и военными организациями. Из всех приречных зон пригодным для более или менее сносного существования остается, по сути дела, лишь бассейн Урала, крупнейшей в здешних краях реки. А таких прежде живительно полноводных и экологически безопасных рек, как Эмба (Жем), Уил и Темир, уже как бы и нет. И, как следствие, на 90-95 процентах территории Западного Казахстана нет практически жизни, а есть только мучительная борьба за выживание, которая означает — продержаться любой ценой до тех пор, пока не появится возможность переселиться в один из крупных административных или индустриальных центров.

Пустеет казахстанский Heartland

Другими словами, внутренняя миграция в Западном Казахстане направлена с юга и востока на север и запад. Люди перебираются поближе к областным центрам региона, районам разработок нефтегазовых месторождений (Тенгиз, Карачаганак и т.п.) и казахстанско-российскому приграничью, где более благоприятные природно-климатические условия. То есть, повторимся, концентрируются в районе бассейна реки Урал с ее притоками и на побережье Каспийского моря. Но то, что пустеют южные и восточные районы Западного Казахстана, — это, с точки зрения интересов целостности страны, всего лишь полбеды.

Подобная же депопуляция происходит и в прилегающих к ним районах Южного, Центрального и Северного Казахстана. Пустеет срединная часть или, если можно так выразиться, казахстанский Heartland.

Оттуда люди уезжают подальше к югу, центру или северу. Таким образом, на стыке Западного Казахстана с остальной страной образовывается нечто вроде полосы отчуждения шириной в 500-800 км. Продолжающееся сокращение протяженности реки Сырдарья и опустынивание Приаралья, похоже, довершат этот процесс. Результатом может явиться превращение Южного Казахстана и Средней Азии для Западного Казахстана в подобие того, чем для Северной Африки является Суб-Сахара. А что же еще может получиться, когда завершится превращение Аральского моря в Аралкум, соединяющего собою Каракумы и Кызылкум?!

Новости партнеров

Загрузка...