Пропала журналистка, нашедшая связь между Маловодным и “Казахмыс”

В среду президент Фонда защиты свобода слова “Адил соз” Тамара Калеева и председатель правления Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев обратились к журналистской общественности по поводу пропажи нашей коллеги – журналиста выходящей в Астане газеты “Закон и правосудие” Оралгайшы Омаршановой (Жабагтайкызы). Последний раз ее видели в Алматы 30 марта, когда в середине дня она села в неизвестный джип. Больше никаких вестей о ней не было…

Тамара Калеева: Ситуация, как вы понимаете, чрезвычайная. На кону жизнь человека, здоровье. Мы вчера уже пытались обращаться ко многим нашим телеканалам, как республиканским, так и городским, с тем, чтобы дали фотографию Оралгайшы, чтобы сообщили, что пропала журналист. Есть очень серьезные основания подозревать, что это – расплата за профессиональную деятельность. Но, спасибо телеканалу “Рахат”, он один единственный понял ситуацию правильно и проявил журналистскую солидарность. Мы сейчас очень попросили бы всех забыть о таком понятии как эксклюзив, как здоровая конкуренция и т.д. Все это очень хорошо, но бывают ситуации, когда солидарность гораздо важнее.

Основания полагать, что исчезновение Оралгайшы Омаршановой напрямую связано с ее профессиональной деятельностью есть, и не малые. Работая директором антикоррупционного департамента газеты “Закон и правосудие” она регулярно проводила журналистские расследования во многих городах Казахстана и публиковала материалы на острые темы, не опасаясь, что может задеть чьи-то интересы. По свидетельству ее брата Жаната, она редко бывала дома дольше, чем день-два. Все остальное время Оралгайшы уделяла работе и бесконечным командировкам по следам громких коррупционных преступлений.

Жанат Омаршанов: В газете она очень много пишет на острые темы. Например, в Усть-Каменогорске по трамвайному парку. Или же в Степногорске по “Казахалтыну”. Там тоже очень острые темы были, и она спускалась в шахту, с местным населением работала. А в последние месяцы она вплотную работала с Джезказганом, именно по делу Шакпутова. И взаимосвязь получила уже здесь с Маловодным и с Махмахановым…

Несмотря на то, что Сейтказы Матаев во время пресс-конференции попросил не делать преждевременных выводов, то обстоятельство, что Омаршанова пропала в то время, когда занималась взаимосвязью между конфликтом в Маловодном и убийством Сагита Шакпутова в Джезказгане, дает основания предполагать, что это совпадение неслучайно. Тем более что, как свидетельствует коллега Оралгайшы — корреспондент газеты “Закон и правосудие по Алматинской области Мухит Искаков, именно после того, как она взялась за эту тему, в ее адрес стали поступать угрозы.

Мухит Искаков: Начиная с 25 февраля, мы работали вместе с Оралгайшы в Джезказгане, Караганде, Маловодном. В это время, 28 февраля вышла статья Оралгайши “Где кроются корни коррупции”. 7 марта вышла статья “В чем связь между убийством инвалида и хищениями в корпорации “Казахмыс”?”. А 26 марта появилась статья “Кровавый беспредел, или Кто стоит за братьями-“махновцами”?”. 28 марта мы выехали с ней из Астаны сюда в Алматы. Сняли квартиру. Она осталась там. И 30-го в обед последний раз я ее встретил, и больше мы не виделись. Именно после статей из Джезказгана начали звучать угрозы ей по телефону. Мы даже в Караганде ружье купили. Разрешение было у нее.

Так что же было в тех статьях, за что, возможно, поплатилась Оралгайшы? Даже если отстраниться от мыслей, что конкретно это расследование Омаршановой послужило причиной ее исчезновения, выводы сделанные ею в этих статьях, в том числе и в последней – “Кровавый беспредел, или кто стоит за братьями-“махновцами”?” — интересны сами по себе, и позволяют взглянуть на события в Маловодном совсем по иному.

О том, что произошло в бильярдной села Маловодное Алматинской области, сейчас знают все, кто хоть немного знакомится с информацией в наших СМИ. Но последовавшая вслед за тем расправа над братьями Махмахановыми в версии Омаршановой не выглядит как столкновение на межнациональной почве или месть за обиженного сельчанина Салимбаева. Вот, что журналистка написала об этом в своей статье:

“…Друзья Салимбаева нам пояснили, что местные сотрудники полиции дали ему указание заявления на Махмаханова не писать, а сказать, что он получил телесные повреждения при падении с лошади.

На следующий день он рассказал родственникам о случившемся. Жители в количестве более 30 человек казахской национальности поддержали Салимбаева и направились к дому Махмахановых. Как нам рассказала гр-ка поселка, около магазина она услышала, как сотрудник полиции С.Ж. звонит по мобильному телефону. Он звонил в дом Махмахановых и предупредил их, что “человек триста разъяренных казахов идут к ним с разборками”.

Как видно, Омаршанова сразу указала, что Махмахановы имели влияние на полицейских. Как пояснили Оралгайшы сельчане, они неоднократно обращались в органы с жалобами на действия братьев Махмахановых, но безрезультатно. И не только у правоохранительных органов пользовались братья особым расположением. Далее Омаршанова пишет:

“Один из братьев Хаджимурат работал в Администрации судов РК, другой – Шамиль занимается нефтебизнесом, третий – Амир имел непосредственное отношение к корпорации “Казахмыс”, Нажмитдин был сотрудником прокуратуры г.Алматы. Имеются связи у семьи и в правоохранительных и судебных органах”.

Таким образом, далеко не с простыми людьми отправились разбираться жители Маловодного. Были ли у них изначально мысли о расправе над Махмахановыми? Сейчас об этом трудно судить, но, как известно из различных сообщений по поводу ситуации в Маловодном, конфликты между чеченцами и казахами случались и раньше, но всегда заканчивались либо мирным путем, либо без особо тяжелых последствий. Почему же в этот раз все закончилось кровью? Вот что произошло у дома Махмахановых по версии Омаршановой:

“Когда безоружная толпа подошла к дому, их встретили братья Махмахановы, вооруженные огнестрельным оружием. Как оказалось, оружейному арсеналу, находящемуся в доме Махмахановым, остается только позавидовать. Имея его, можно держать круговую оборону не один день. В результате стрельбы на месте погибло два человека, около десяти человек было ранено. Тогда разъяренная толпа, отобрав оружие, избила Махмахановых. Трое из них от побоев скончались в больнице… Несмотря на то, что в поселке проживает около четырехсот лиц чеченской национальности, за них никто не заступился”.

Далее журналистка задается вопросами: “Почему в отношении Махмахановых ранее не принимались меры реагирования? Почему в небольших поселках полные дома огнестрельного оружия и это остается незамеченным? Кто стоит за этой семьей, откуда у них такая безграничная власть?”.

И действительно, почему до сих пор Махмахановы, на связи которых с криминалом указывала не только Омаршанова, но и другие журналисты и свидетели, не имели особых проблем с органами? В этой связи весьма интересны параллели, которые Оралгайшы Омаршанова проводит в этой же статье между ситуацией в Маловодном и положением в корпорации “Казахмыс”:

“Говоря о братьях Махмахановых, следует отметить, что с этой семьей мы сталкиваемся не впервые. Ранее мы писали об убийстве в г.Жезказгане инвалида 1 группы Сагитта Шакпутова, который якобы являлся криминальным авторитетом, занимаясь со своими друзьями поборами, вымогательством и хищениями материальных ценностей на предприятиях корпорации “Казахмыс”. По подозрению в совершении данного преступления был задержан Вита Махмаханов. Однако после двухмесячного ареста прокурором города Жезказган М.Наурызбаевым санкция изменена на домашний арест, причем с направлением в г.Алматы, хотя следствие вело ДВД Карагандинской области. Возникает вопрос: это произошло в результате чьей-то заинтересованности или непрофессионализма?.. В настоящее время от органов следствия поступило ходатайство перед прокурором о продлении меры пресечения в виде домашнего ареста до 28 апреля 2007 года с проживанием в г.Караганде… Непонятно, какие сомнения у следователя, если все свидетели опознают Махмаханова и подтверждают свои показания на очных ставках”.

Действительно, странное отношение к главному подозреваемому. В то время как люди подолгу томятся в СИЗО по подозрению в совершении куда менее тяжких преступлений, Вито Махмаханов располагается в комфортных условиях дома далеко от Жезказгана, в месте, где его семья пользуется “особыми” условиями.

А почему бы не представить такой расклад: если Шакпутов действительно был криминальным авторитетом, то его убийство не могло пройти незамеченным у представителей криминального мира. И они наверняка с удовольствием задали бы Махмаханову пару-тройку вопросов касательно совершенного им деяния. Чем бы это закончилось для него, можно догадаться. Окажись он в тюрьме среди преступников, мог бы и не дожить до окончания следствия. Так не поэтому ли Махмаханова отправили на домашний арест под защиту своей же семьи?

Это всего лишь версия. Но почему бы не предположить, что Омаршанова могла ее прорабатывать, причем, зная гораздо больше, чем успела рассказать. А иначе, зачем бы она еще раз приехала в Алматы по поводу Маловодного? До своей работы в “Законе и правосудии” Оралгайшы Омаршанова работала в Бюро по защите прав осужденных и, в силу этого обстоятельства, наверняка умела общаться с представителями преступного мира. Возможно, какие-то связи сохранились, и, расследуя дело Шакпутова, от “неназываемых источников” она могла узнать какую-то информацию в отношении Махмаханова и ситуации в Маловодном.

После расправы над Махмахановыми, многие свидетели утверждали, что на “разборку” приехали люди “не из села”, на машинах “с номерами со всех областей”. Так может и не в бильярдной все дело? Многие ведь указывают на чисто криминальный характер конфликта. Вот вам и еще одно объяснение!

Статья Оралгайшы Омаршановой заканчивается так: “Данная ситуация будет нами отслеживаться. В отношении положения в корпорации “Казахмыс” мы также имеем определенную информацию и жалобы сотрудников. Результаты журналистских расследований мы в дальнейшем будем публиковать”

39-летнюю Оралгайшы Омаршанову дома ждет дочь-семиклассница. Родственники и коллеги не теряют надежды найти ее, или хотя бы узнать хоть какую-то информацию о ней.

Фонд “Адил соз” и Союз журналистов Казахстана обращаются ко всем журналистам и средствам массовой информации с просьбой оказать содействие по поиску пропавшей коллеги. В Казахстане за все годы независимости не было ни одного подобного случая.

Всем, кто что-либо знает о местонахождении Оралгайшы Омаршановой (Жабагтайкызы) – просьба сообщить свою информацию в оперативный Центр ДВД Алматы по телефону 8(327)254-40-42 или брату Оралгайшы Жанату Омаршанову по телефону 8 701 57 44 754, а также в Союз журналистов Казахстана — 8(327)267 0363 и фонд “Адил соз” — 8(327)291 16 70.

Новости партнеров

Загрузка...