Нефть – в Европу! Демократию – в Казахстан!

Круглый стол “Политика Европейского союза в Центральной Азии”

Евразийский Медиа Форум, г. Алматы, 20 апреля 2007 г.

Уважаемые дамы и господа!

Мое выступление будет посвящено критике ставшего традиционным “энергетического” подхода к рассмотрению данной темы.

Подавляющее большинство комментариев по поводу состоявшегося в Астане диалога “тройка ЕС – Центральная Азия”, то есть встречи руководящих представителей Евросоюза с главами внешнеполитических ведомств стран региона, посвящены такой значимой для европейцев проблеме, как диверсификация путей транспортировки энергоносителей из Казахстана и Центральной Азии.

Да, она действительно актуальна. Кризис на Ближнем и Среднем Востоке, наряду с истощением ресурсов Северного моря, заставляет страны ЕС укреплять свои позиции в нашем регионе, идя на осуществление крупных проектов. Так, для реализации проекта ТРАСЕКА (создание транспортного коридора Европа-Кавказ-Центральная Азия) с 1993 года затрачено около 115 млн. долларов. Аналогичен размах проекта ИНОГЕЙТ (системы коммуникаций по перекачке нефти и газа в Европу). В целом же аналитики оценивают суммарные размеры прошлых и будущих инвестиций ЕС в энергетические проекты Центральной Азии за 30 лет (с 1991 по 2020 год) в размере от 300 до 500 миллиардов долларов. Большие средства затрачены и на серию проектов, имеющих целью в конечном счете создать в регионе своего рода “пояс безопасности” для Европы, заслон от террористических угроз, трафика наркотиков, оружия, людей.

Однако я твердо убежден, что рассмотрение вопроса о политике ЕС в Центральной Азии в отрыве от проблемы политической модернизации региона глубоко ошибочно. Как с точки зрения комплексного подхода к анализу любой серьезной проблемы, так и в плане необходимости видения долгосрочных перспектив. Никакие инвестиции не будут застрахованы от политического форс-мажора, если у Европейского Союза в регионе не будет надежных партнеров по диалогу, которым доступен и понятен язык демократических ценностей.

Если Европейский союз заинтересован в предсказуемом и поступательном развитии политического процесса в Центральной Азии, то вопросы содействия демократическому развитию региона заслуживают гораздо более пристального внимания наших европейских партнеров. Напомню, что содействие развитию демократии официально является основной линией внешней политики ЕС. В 1992 году ЕС принял Декларацию глав государств и правительств стран-членов о готовности содействовать процессу демократизации в бывшем СССР. Аналогичное условие для стран СНГ содержится в соглашениях о партнерстве и сотрудничестве с ЕС, а также целом ряде совместных документов.

Что в этой связи можно сказать о Стратегии ЕС в Центральной Азии на период 2007 – 2013 годов? В ее нынешнем виде она вызывает чувство неудовлетворенности. В документе объемом 11 страниц вопросы демократизации перечислены в ряду прочих в полустраничном разделе “Верховенство закона, ценности, демократизация” (с.4), одной строкой упоминается необходимость пересмотра и усиления участия ЕС в защите прав человека. Остальная часть документа посвящена вопросам сотрудничества в экономической, и других сферах. Это удивительно напоминает Соглашение о партнерстве и сотрудничестве Казахстана с ЕС (вступило в силу в 1999 году), где из 60 страниц только 2 страницы посвящены политическому диалогу, все остальные – функциональным аспектам экономического сотрудничества. Но если тогда это было оправдано новизной политических реалий для обеих сторон, то в чем причина сегодня? И уж вовсе не вызывает оптимизма следующий пассаж: “Важно не возбуждать неверных ожиданий или интерпретаций относительно того, что Европа может сделать и будет делать, будь то в Центральной Азии, в самом Союзе, или на международном уровне” (с.10).

Мы не выдвигаем чрезмерных требований. Мы знаем и ценим то, что по линии Евросоюза за последние 15 лет в рамках различных программ, в том числе Европейской инициативы в области демократии и прав человека, странам Центрально-азиатского региона было выделено около 1,3 млрд. евро. При этом гранты для Казахстана составили 159,5 млн. евро, в том числе 134,6 млн. евро, выделенные по программам ТАСИС в 1991-2001 гг.

Конечно, это существенная помощь, и мы признательны за ее предоставление. На предстоящие 2007-2013 годы объем всех выделяемых в рамках “Стратегии ЕС для Центральной Азии” средств составит 719 млн.евро, из которых 70% будут направлены на развитие двусторонних связей.

Но если сравнить эти цифры с расходами на нефтегазовые проекты, то существо Стратегии напоминает известный в Казахстане подход “сначала экономика, потом политика”. Очевидно, что Евросоюз постепенно ввязывается в геополитический и экономический конфликт интересов с другими странами, активно сотрудничающими с Казахстаном в энергетической сфере. На практике это может привести к снижению уровня поддержки региона со стороны ЕС по линии развития демократии и гражданского общества.

Народная партия “Алга!” (ДВК) отстаивает другую позицию. Мы приветствуем участие Европейского Союза в полноценной конкуренции за содействие политической модернизации Казахстана и всей Центральной Азии. Разумеется, это содействие должно опираться на выработанный практикой демократических государств арсенал средств, взаимоприемлемых для участников политического диалога. Именно в этом мы видим соответствие миссии ЕС в Центральной Азии реальному весу и значению Европейского союза в мире.

На уровне же текущего политического процесса, мы хотели бы надеяться на большую информационную и коммуникационную активность наших европейских партнеров, в том числе и относительно событий политической жизни Казахстана. Так, представители ЕС собирались в качестве наблюдателей участвовать в работе Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Казахстане, а Госсекретарь Оралбай Абдыкаримов с интересом воспринял предложение сотрудничать в данном направлении. Партия “Алга!” считает, что в данном случае гора, то есть Комиссия, родила мышь. В то же время ясных оценок результатов работы Комиссии со стороны ЕС, или посредством СМИ или неправительственных организаций стран Евросоюза, казахстанцы не получили.

Да, есть дипломатическая корректность, есть сложившиеся правила поведения в стране пребывания. Но есть и политическая целесообразность четкого изложения мнения ЕС и составляющих его государств для гражданского общества и демократических политических сил Казахстана и стран Центральной Азии.

В период астанинской встречи “тройки” ЕС с министрами иностранных дел стран Центральной Азии эмиссары Европы не сочли нужным обсудить свою стратегию с представителями гражданского общества и политических партий региона. И в позиции ЕС при решении вопроса о председательствовании Казахстана в ОБСЕ в декабре 2006 года можно видеть ту же “энергетическую” логику. Решительное “нет” сказали США, а не Европа. Мы далеки от идеализации политики США в вопросах демократии. Но в данном случае они были более последовательны в требованиях политических перемен в Казахстане.

Партия “Алга!” (ДВК) считает политически актуальным вступление Казахстана и в Совет Европы. Как и в случае с председательством в ОБСЕ, мы видим в этом не столько “бонус” нынешнему руководству Казахстана за возможности ведения бизнеса, а прежде всего – шанс приближения казахстанцев к стандартам Европы в человеческом измерении. По нашему мнению, именно этот путь – публичная, гласная фиксация политической ответственности посредством процедуры мониторинга, — предоставляет возможность оптимального использования авторитета и веса Совета Европы для продвижения политических реформ в Казахстане.

В заключение хочу сказать, что для миллионов простых казахстанцев, к глубокому сожалению, слова Европейский союз, Совет Европы, ПАСЕ, Венецианская комиссия и многие другие лишены реального смысла, принадлежат какой-то другой жизни. Причина тому — отсутствие разносторонних контактов между гражданским обществом и политическими партиями наших стран. Это и наша, и их вина. Вина в том, что потенциал и механизмы демократических институтов Европы до сих пор остаются недоступными в нашей стране. Казахстанское общество все еще ограждено от участия в обсуждении, выработке и принятии внешнеполитических решений по важнейшим вопросам своей жизни.

Изменить эту ситуацию к лучшему – наш общеконтинентальный гражданский и политический долг.

Благодарю за внимание.

Новости партнеров

Загрузка...