Путин едет в Астану по “Дорожной карте”

Кроме того, с президентом Казахстана он, вероятно, обсудит киргизский и туркменский вопросы

Это решено, ровно через три недели, 11 мая, Владимир Путин прибудет с визитом в Астану. Там состоится вторая в этом году его встреча с Нурсултаном Назарбаевым. Нынешняя частота их свиданий пока отстает от прошлогодней, в 2006-м президенты встречались то ли 13, то ли 14 раз, точнее сказать уже затрудняются даже сотрудники президентского протокола, сбившиеся со счета… Майская встреча, возможно, подведет черту под периодом охлаждения между двумя лидерами, начавшимся после визита президента Казахстана в Вашингтон в сентябре прошлого года. Тогда г-н Назарбаев дал, в частности, ряд обещаний Джорджу Бушу относительно участия Казахстана в проектах транспортировки своих углеводородных ресурсов в обход России, что, разумеется, не могло привести в восторг хозяина Кремля.

За последние месяцы Нурсултан Назарбаев сделал все или почти все, чтобы снять эти “упреки и подозрения”. Он фактически “закрыл”, пусть и на время, проект транскаспийского газопровода. Во всяком случае, в той его части, что касается Казахстана. А без казахстанского газа “транскаспий” — просто “не жилец”… В ответ, в ходе мартовского визита в Москву, Назарбаев получил увеличение квоты на транзит казахстанского газа в Европу через российскую территорию.

И, как стало нам известно, в ходе предстоящей встречи в Астане президенты собираются подписать документ под модным теперь названием “Дорожная карта”. В нем будет прописан не только план действий двухстороннего сотрудничества, но и зафиксированы определенные обязательства каждой из сторон.

К примеру, по нашим сведениям, Назарбаеву удалось убедить Путина дать, наконец, согласие на расширение мощности Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), что даст возможность увеличить пропускную способность трубы, по которой экспортируется тенгизская нефть. В прошлом году, казалось, Назарбаев эту проблему уже было решил в Москве, но потом российские топ-менеджеры КТК вступили в конфликт с акционерами консорциума, и вопрос этот снова “завис”. Ныне же, когда Россия, Греция и Болгария заключили соглашение о строительстве “многострадальной” нефтяной трубы от черноморского Бургаса до греческого Александруполиса на Средиземном море, и Казахстан может стать акционером этого проекта, выкупив часть акций из тех 49 процентов, что приходятся на долю Греции и Болгарии, Астана имеет разумные резоны для начала одновременного строительства нефтепровода как в сторону Черного моря (к Новороссийску), так и от него (от Бургаса).

Разумеется, масштаб и точность “Дорожной карты” еще будут уточняться, и казахстанскому премьеру Кариму Масимову уже было предложено позавчера его российским коллегой Михаилом Фрадковым подъехать в Москву, чтобы поработать над этим. И обе стороны еще поторгуются друг с другом, выбивая преференции под свои уступки. Что ни говори, а партнеры уже мало в чем друг другу уступают. Вот, к примеру, если верить только что заступившему в должность посла Казахстана в Москве экс-спикеру сената Нуртаю Абыкаеву, Казахстан инвестировал в Россию уже 8 миллиардов долларов(!)…

Очевидно, что разговор чрез три недели в Астане зайдет и на киргизскую тему. Надо ясно себе представлять, что главные игроки нынешнего противостояния на майданах Киргизии если и думают о реакции внешних игроков на свои “игры”, то ориентируются при этом, в первую очередь, на Россию и Казахстан. Ну, еще, отчасти, на Узбекистан.

Президенту Казахстана будет что рассказать на эту тему Путину. Через неделю Назарбаев отправится с визитом в Бишкек. Можно быть уверенным, что к этому моменту его собеседником там все еще будет коллега Курманбек Бакиев. При всем уважении к аргументам и амбициям киргизской оппозиции, ее требования немедленной отставки президента Бакиева и проведения досрочных президентских выборов не оказались подкреплены достаточными для оказания давления на Бакиева ресурсами. Обещания вывести на площадь к бишкекскому Белому дому до 100 тысяч человек, как и ожидалось, оказались блефом. Киргизия не Украина с ее людскими и финансовыми ресурсами. Да и там киевский майдан в эти дни не видел, чтобы одна из сторон привела туда такую массу своих сторонников…

Да и дело, в конце концов, не только в количестве “человеков на квадратный метр” площади, как подсчитывали лидеры оппозиции своих людей в первый день противостояния 11 апреля и обнаружившие там 45-55 тысяч демонстрантов, преувеличив их количество раз в 8-10… Мне тоже пришлось в тот день в Бишкеке заниматься подсчетами, и, должен заметить, я представляю, что такое 50 или даже 100 тысяч людей на площади. Это было в Москве, на Манежной площади в конце 80-х годов прошлого века, когда “прорабы перестройки” собирали свои митинги. И зря, конечно, киргизские “прорабы” оппозиции так легко жонглируют цифрами людей, будто это пушечное мясо, стремясь напугать этим своих оппонентов в бишкекском Белом доме.

С горечью приходится признать и другое: киргизский майдан хоть, к счастью, пока и не привел еще к массовому кровопролитию, но и не обнаружил способности его лидеров упредить такую возможность своими силами. И в этом еще одно его отличие от киевского майдана. Далее, на мой взгляд, чрезвычайно прискорбным и даже опасным является фактическая дискредитация таких крайних форм протеста, как голодовка. А именно это произошло в апреле в Бишкеке, когда уважение и доверие к нескольким десяткам голодающих было подорвано несколькими свидетельствами нечистоплотного поведения некоторых участников акции. Вина за это также лежит на лидерах оппозиции, взявшихся организовать голодовку. Не внушает уважения к оппозиционным лозунгам и те мотивы, которые толкают людей в оппозицию. На днях бывший председатель Комитета нацбезопасности акаевских времен Калык Иманкулов с пафосом объявил, что вступить в оппозицию его “подтолкнули нападение на его зятя и поджог принадлежавшей ему машины “Тойота-Лендкрузер”…

Разумеется, все это не умаляет ценность и уникальность опыта киргизского политического процесса для всей Центральной Азии. Хотя бы в том, и это говорю без всякой иронии, что он еще раз опровергает разговоры о поддержке так называемой “тюльпановой” революции в Киргизии со стороны зловредного Запада и его разведок какого-нибудь Сороса или Фрида Хауса. Смешно все это слышать, наблюдая доморощенные “ноу-хау” киргизского изготовления с демонстрацией традиционного искусства козлодрания на конях, как средства устрашения власти. Уже, кажется, даже главный автор всех этих страшилок Аскар Акаев перестал их повторять, занявшись в Москве чисто конкретной наукой.

Трудно сказать, что расскажет про Киргизию Путину Назарбаев. Но зато точно известно, что из Астаны президент России отправится с визитом в столицу Туркмении. И это, в отличие от киргизского майдана, окажется главной сенсацией нынешнего сезона.

Новости партнеров

Загрузка...