По-прежнему ли браки заключаются на небесах?

Reflexio

В фильме “5х2” Франсуа Озон поднимает проблему гендерных ролей. Режиссер по своей сексуальной ориентации гомосексуалист. Его идея состоит в том, что двум разнополым существам труднее понять друг друга, между ними пролегают сформированные столетиями традиции, построенные на разделении и противопоставлении половых ролей как бинарных оппозиций. Социализация индивида – процесс освоения и воспроизведения норм, ценностей и стереотипов, присущих обществу. Если это культура постфигуративная (понятия постфигуративной, кофигуративной и префигуративной культур введены американской ученой-антропологом Маргарет Мид), то ей присущи поиск смыла в прошлом, передача знаний от предков потомкам. Это тип культуры свойственен традиционным сообществам с мифологическим мировосприятием.

В современной префигуративной культуре взрослые учатся у своих детей. Нелицеприятную и апокалипсическую судьбу такого общества как раз и живописует в романе “Возможность острова” современный французский писатель Мишель Уэльбек. Произведение состоит из двух историй: одна – рассказана устами немолодого уже человека, скандально известного комика а-ля Саша Коэн, другая – его потомком-сверхчеловеком, клонированным роботом. Но общество с таким типом культуры, открыто новому, поэтому склонно к развитию и изменениям. Изменениям, которые уже сложно прогнозировать и контролировать. Описанная Уэльбеком социальная антиутопия – перевернутая пентаграмма. Если в префигуративном отцы куют по своему образу и подобию детей, то у него дети почти по-дарвиновски выживают отцов. Краеугольные камни традиционной культуры противопоставление возрастных и гендерных ролей: отцов и детей, мужчин и женщин. Естественно, что в современном префигуративном обществе с переоценкой и изменением функций и норм половых ролей меняется и сексуальная ориентация. Существенные трансформации происходят и в древнейшей ячейке общества – институте семьи. Уэльбек хочет показать, что с трансформацией возрастных ролей все обстоит гораздо сложнее. Здесь главный камень преткновения – биологическое старение и смерть.

Что стало с традиционным институтом семьи в западном обществе, где высшей ценностью является свободная личность? “5х2” — пять эпизодов из жизни двоих: мужчины и женщины (хотя, помимо гетеросексуальной, фигурирует и гомосексуальная тема). В фильме часто произносят слово “партнер”, знакомое нам больше по сфере бизнеса. Еще распространено употребляемое больше с западным акцентом и пока не до конца прочувствованное выражение “сексуальный партнер”. Слово “партнер” становится все более популярным и проникает во все сферы человеческих взаимоотношений. Говорят не “влюбленные” и даже не “любовники”, а “сексуальные партнеры”, не “муж и жена”, а “партнеры по браку”. Любовные и семейные отношения существенно трансформировались. Если брак и семья в традиционном мире находились под контролем сначала родовых устоев, затем церкви и государства, то теперь речь идет о браке-договоре, который регулируется свободными индивидуумами.

В начале фильма адвокат зачитывает супругам условия заключенного ими договора по расторжению брака. Социально-правовые отношения оказываются фоном личных отношений героев. Причем они не только сопровождают, но проясняют ситуацию. Складывается ощущение, что режиссер не просто рассказывает человеческую историю, а усматривает в ней общие социальные закономерности. Во время просмотра фильма бросаются в глаза различия нашего и западного образа жизни и менталитета. В мире, где человек защищен законом, где развиты социальные институты, а государство находится на службе общества и личности, семья, как ячейка общества, теряет свою магическую власть.

В традиционном обществе она по-прежнему важнейший социальный институт, который сопровождает индивида от рождения до смерти. Там, где государство не в состоянии защитить человека, семья продолжает выполнять свои жизненные функции. Эпизод “5х2”, когда героине ускоряют роды, чтобы сохранить жизнь ребенку, а затем помещают его в оснащенную по последним требованиям медицины барокамеру, демонстрирует, что даже осложнения при рождении ребенка — социально разрешимая проблема, не обременяющая родителей. Муж, при желании, может присутствовать при родах жены. Герой фильма не захотел, его переживания носят свою личностную окраску. Его и упрекнуть вроде бы не в чем, не бросил же он мать с ребенком на руках.

Нам, живущим в обществе, где брак и семья зачастую создаются под влиянием социальных устоев и жизненного цикла и в котором кровнородственные отношения — важная часть социальных связей, чужда индивидуалистическая установка западного человека. Так, сцена сна героя в состоянии алкогольного опьянения в первую брачную ночь, спокойствие героини по этому поводу и ее случайная измена с первым встречным — не совсем понятны нашему зрителю, воспитанному в традиционной культуре, где подобное объяснимо лишь в случае брака без любви. Но герои любят друг друга, а, следовательно, это какой-то чудовищный мало поддающийся объяснению эгоизм. Расставаясь, герои продолжают любить друг друга. Разведясь, отправляются в общую кровать. Оказавшись там по желанию, занимаются любовью по принуждению. В интервью режиссер сказал, что трагедия описанных им любовных отношений — следствие несовпадения: “один из них спит, в то время как другой не может заснуть, один чувствует желание, другой — не чувствует. Когда рождается ребенок, один из них присутствует, другой — отсутствует. На каждом важном этапе своих отношений они в одиночестве, и им не удается разделить этот момент”.

Когда человек свободен, семья — это не социальные оковы и не прибежище от жизненных невзгод, а искусство жить вместе. Не зря героиня замечает, что можно хранить супружескую верность не только из любви, но (даже если страсть угасла) из уважения друг к другу. А уважение — это основа партнерских отношений. Ведь и бизнес не всегда строится на одной выгоде, но также на доверии и уважении. Любовь иррациональна и противоречива. Она может внезапно возникнуть и исчезнуть, может быть зла и породить ненависть. Уважение — более рациональное, объяснимое со стороны мотивации чувство, которое может стать основой длительных отношений.

Семья в современном западном обществе переходит из разряда социальных институтов в сферу психологии личных взаимосвязей. Она не исчезает, а просто теряет всеохватывающую социальную роль, превращаясь в искусство любви и совместной жизни. Трансформация семьи не означает нравственного падения и того, что традиционное общество более нравственно, чем современное. Стоит говорить лишь о степенях свободы, которой в современном обществе, безусловно, больше, где половые различия рассматриваются как социальные роли. Разыгрывать роли женщины и мужчины, мужа и жены могут не только обладатели определенных половых признаков. Так, один из персонажей “5х2”, гомосексуалист, рассказывая историю о том, как его знакомая лесбийская пара завела ребенка, делает радикальное заявление: “ложка, наполненная спермой — будущее гетеросексуальных связей”.

Обнажая подноготную любви и брака, Озон превращает их в нечто обыденное; спускаясь с небес на землю, заставляет задуматься, хоть и о более прозаичном, но не менее реальном.

Новости партнеров

Загрузка...