Правовое демократическое и… корпоративное государство Казахстан

“На кухне”

Начнем с новости не такой уж и старой – встречи Президента с представителями крупного бизнеса в Алматы. В частности, оттолкнемся от такого благостного аспекта, как уже состоявшийся альянс государства с национальным (иностранным – тоже) капиталом. Благостен же он не потому, что явился неким непредвиденным отклонением от записанного в Конституции определения государства Казахстан как социальное, а потому, что глава нашего государства, по его же словам, именно этого и добивался.

Сейчас настал момент, которого я так ждал. Настала пора вам серьезно поработать на экономику страны, которая вас всех вырастила, полноценно подключиться к решению социальных проблем. И Правительству пора серьезно сотрудничать с отечественным бизнесом, — сказал Президент, открывая совещание.

Слова, в целом, очень даже хорошие. Поскольку здесь в одном контексте увязаны две стратегические идеи: и о сотрудничестве правительства с бизнесом, и о социальной ответственности отечественного бизнеса.

Плохо, однако, то, что вторая половинка президентского тезиса, — насчет полноценного подключения национального бизнеса к решению именно социальных проблем, — она в ходе дальнейшей встречи больше не проклюнулась.

Так, сам Президент поставил перед Правительством и бизнес-структурами только лишь задачу эффективного взаимодействия в целях дальнейшего развития экономики и вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных государств мира.

И тут же Премьер-Министр Масимов перечислил основные перспективные сферы для развития государственно-частного партнерства: электроэнергетика, инфраструктура, переработка сырья, нефтехимия, создание новых свободных экономических зон, развитие индустриальных и технологических зон, сельскохозяйственное производство, строительство и производство строительных материалов, фармацевтическая промышленность, новые технологии, туризм и др.

Что же сказало в ответ отечественное “купечество”?

“Народный банк” сообщил, что сейчас финансирует строительство двух современных цементных заводов, крупного предприятия по производству полипропилена, фармацевтику и другие проекты – всего на сумму 7 миллиардов долларов.

“Казкоммерцбанк” и “ТуранАлем” высказали готовность инвестировать в любые проекты, предложенные Правительством. Их активы позволяют выдавать кредиты в одни руки от 500 миллионов до 1 миллиарда долларов.

В частности, “ТуранАлем” готов за три года реализовать строительство индустриально-логистических парков на границах с Китаем и Россией.

“Казкоммерц” же доложил, что выходит с предложением о создании большой интегрированной компании по производству молочной продукции. В течение пяти лет будут созданы десятки современных комплексов по производству сырого молока и один большой комбинат, где это молоко будет перерабатываться в сыр и сухую сыворотку.

“Казахмыс”: уровень нынешней капитализации позволяет за счет собственных средств осуществлять крупные инфраструктурные проекты, к примеру, строить электростанции.

Евразийская промышленная ассоциация – строительство электролизного завода, производство синтетического газа из бурого угля. В планах – строительство глиноземного и алюминиевого заводов, новых энергоблоков на Аксуской электростанции, новых металлургических предприятий.

Мы хотим предложить правительству создать национальный бренд муки и макарон, — это уже “Астана Групп”.

Крупный холдинг по производству мяса – это АО “Сеймар”.

Слов нет, — все это необходимо для как качественного движения в сторону этой самой мировой конкурентоспособности, так и для достижения намеченного количественного показателя — наращивания национального ВВП до 300 миллиардов долларов к 2015 году.

Тем более что здесь вперемешку предложено инвестирование не только добывающих и строительных мощностей, но и производство продовольствия для населения. Которому, кстати, без разницы, чьи макароны-молоко-мясо оно покупает в магазинах. Нет, доверия к отечественному продовольствию, конечно, больше, чем к, скажем, китайскому, да и чувство патриотизма свою роль играет. Но первичны, все же, цена и качество, а не импортное или отечественное.

Как бы то ни было, а собственно “социалка” из всего этого набора не проглядывает.

В принципе, такой побочный экономический эффект, как повышение благосостояния населения вследствие арифметического роста массы Внутреннего Валового Продукта – он отнюдь не исключен. Так, в той же Европе доля заработной платы наемных рабочих и служащих в структуре ВВП составляет никак не менее 60 процентов, а чаще – так даже и 70. Однако связь здесь отнюдь не автоматическая, а, напротив, являет собой отражение борьбы крупного капитала, добивающегося максимизации своей прибыли за счет минимизации любых издержек, начиная с налогов и заработной платы и кончая экологией и профсоюзов, добивающихся как раз обратного. Причем большинство европейских правительств, как прямиком зависящие от поддержки избирателей, если и не целиком находятся на стороне профсоюзов, то, во всяком случае, не могут позволить себе игнорировать их позиции.

У нас же доля зарплаты в ВВП, в лучшем случае, не превышает четверти. И бороться за ее повышение фактически – некому.

Профсоюзы – где они в Казахстане?

Не будем даже говорить о недостатках законодательной базы и всякой такой формалистике. Посмотрите кругом: профсоюзов, если под ними иметь в виду хоть что-то из себя представляющее, — их нет физически. Соответственно, — захоти Администрация хотя бы изобразить пресловутый трипартизм – на встречу с Президентом со стороны представителей наемного труда просто некого было бы пригласить…

Для встречи главы государства с нашими бизнесменами самым характерным является даже не набор супер крупных объектов для инвестирования, а собственно “штучный”, эксклюзивный характер сотрудничества, ограниченный как числом участников, так и количественной “планкой” допуска к частно-государственному партнерству.

Так, Президент поручил Правительству в течение месяца определить, какие казахстанские компании готовы инвестировать в крупные производственные проекты стоимостью не ниже 100 миллионов долларов. И, соответственно, объединениям бизнесменов поручено распределить конкретные инвестиционные проекты между отечественными компаниями.

А, в заключение, произнес такие слова: “Я давно готовился к этой встрече и очень доволен ее результатами. Все перечисленные вами проекты составляют от 30 до 40 миллиардов долларов. Мы часто говорим о том, что в экономику Казахстана пришло прямых зарубежных инвестиций около 60 миллиардов долларов. Но следует знать, что внутренние инвестиции еще больше, они составляют не менее 80 миллиардов”.

Все это – замечательно. Плохо же то, что внутренним инвестором является не население, и даже не сформировавшийся (при госслужбе и афилированном с нею бизнесе) казахстанский средний класс, а именно “штучный” бизнес-контингент.

Не хотелось бы обожествлять нашего Президента, но от Истории не уйдешь: пару тысяч лет назад, вместе с утверждением буддизма в Индии, утвердилось и деление общества на касты, — от “избранных” и до “неприкасаемых”. Между которыми располагались касты воинов, чиновников и разных мелких торговцев.

Собственно, такие кастовые государства, под осовремененным названием “корпоративные”, дожили и до наших дней. Германия при Гитлере, Италия при Муссолини, Португалия при Салазаре, — все это примеры таких государств, в которых власть и “отборный” бизнес представляли из себя одно и тоже, и эти “партнеры” брали на себя социальную “заботу” о населении. Да и СССР (между нами говоря) был разновидностью именно корпоративного государства.

Нельзя сказать, что само по себе такая схема неэффективна. Напротив, при определенных условиях, и на определенных стадиях развития, корпоративные государства добивались значительных экономических и даже социальных успехов. Однако чем все это всегда заканчивалось – всем тоже известно.

Не обязательно катастрофически, бывали и относительно мягкие варианты. Так, корпоративное бизнес-государство Южная Корея заплатила за переход от персонифицировано президентских режимов к многопартийно-парламентской системе смертными приговорами двум своим бывшим президентам.

Или, скажем, корпоративное государство Сингапур благополучно функционирует и поныне. Правда, там в основе устойчивости лежит совершеннейший эксклюзив: их бессменный премьер Ли Куан Ю и сам пытался дистанцироваться от коррупции, и во главе министерств-корпораций старался ставить людей не совсем погрязших в этом деле.

Но мы-то с вами люди реальные, и должны исходить из наших местных реалий. Которые, например, в компетентном изложении Натальи Артемовны Коржовой выглядят так: должности в налоговых и таможенных органах, на всех уровнях, – продаются. И сама министр финансов ничего не может поделать с такими порядками во вверенных ей подразделениях.

А ведь это тот “строительный материал”, на котором, хочешь — не хочешь, приходится выстраивать устойчивую национальную государственность. И, следовательно, в самой технологии строительства надо бы это учитывать.

Вот, скажем, у нас сейчас все политические партии финансируются (по факту, и по умолчанию) тем же крупным бизнесом. Может быть, для каких-то государств, с их культурой и историческим опытом, это и годится.

А для нас – нет. Без бюджетного финансирования реально ориентированной на нужды населения партийной системы просто не получится.

Другой пример – это СПК, — социально-предпринимательские корпорации. То есть, некие региональные аналоги того корпоративного альянса власти бизнеса, который Президент пытается реализовать на национальном уровне.

Можно перебирать много доводов “за” и “против”, однако именно для наших условий – не получится. И даже не потому, что областные акимы (и министры – тоже), как их не стращай, все равно деятельность СПК просаботируют. А потому, что сами эти СПК, кого ни поставь во главе их, как раз про социальную составляющую своего бизнеса всегда будут “забывать”.

Вывод: из множества наработанных в мире цивилизационных моделей нам необходимо, все же, выбирать и перенимать модель реального разделения как самой власти, так и отделения ее от бизнеса. Не надо государству “сотрудничать” с крупным, или каким бы то ни было капиталом. Пусть бизнес делает свое дело, и – платит налоги. А реально избранные депутаты в селах-поселках, городах, областях-районах, и в Астане, думают, на какие такие социальные проекты употребить эти налоги.

Новости партнеров

Загрузка...