Банковскому сектору дан наказ

Глава государства поставил задачу перейти на государственный язык в ведении банковских дел

В ходе своей состоявшейся 23 апреля встречи с руководителями финансовых институтов Казахстана президент РК Н.Назарбаев актуализировал, помимо прочего, вопрос перехода на государственный язык в ведении дел банковского сектора страны. Из его слов стало ясно, что откладывать более реализацию этой задачи не следует.

Он обратил внимание присутствующей аудитории, а также общественности в целом на то, что не стоит переводить на казахский всю финансово-банковскую терминологию подряд и как придется. Особенно следовало бы, мол, считаться с такими терминами, которые давно сделались международными и используются в первоначальной или лишь слегка измененной форме в языках.

Все верно. Государство предполагает двигаться дальше по пути укрепления роли казахского языка в сфере общественной и государственной жизнедеятельности. Обеспечить его полноценную полифункциональность в ближайшее же время, ясное дело, затруднительно. Но именно такая задача ставится перед обществом и государством в конечном итоге. Ведь речь идет о государственном языке. Соответствующая официальная программа предполагает поэтапное продвижение к искомому результату.

Сейчас время перемен, вытекающих из такой задачи, настает, по-видимому, и для банковского сектора страны. В целом состояние государственного языка в этой сфере, сказать по правде, пока еще не удовлетворительно. Эта ситуация не в последнюю очередь объясняется нехваткой необходимых терминов на казахском языке и проблемами, связанными с призванным восполнить подобный дефицит терминотворчеством. На такое обстоятельство президент Н.Назарбаев и обратил внимание в ходе своей встречи с руководителями финансовых институтов РК. Данную им в связи этим установку можно рассматривать как задание на выработку системного подхода к формированию финансово-банковской терминологии.

Мы — тут я имею в виду руководимую мною газету “Экономика” — уже, кстати сказать, свой вариант такой системы предлагали в первом номере нашего издания за этот год. Но поскольку материал тот был написан на казахском языке, он, по всей видимости, в поле зрения работников нашей финансово-банковской сферы не попал.

Поэтому сейчас, думается, есть смысл вернуться к разговору об этом. Итак, в чем суть предлагаемой нами системы по формированию финансово-банковского терминологического ряда на казахском языке? Вкратце мы предлагаем следующее.

1. В качестве учетной единицы берется не слово, а понятие. Это позволит избежать накладок при обозначении понятийного ряда рядом терминологическим. Применение п. 1 позволит избежать появления как накладок, так и порождений логического нонсенса. По сути, уже это закладывает основу системы, схожей с рамкой кроссворда или таблицей Менделеева, где за той или иной единицей, которой еще, быть может, нет перед глазами, зарезервировано место. То есть, другими словами, мы подведем семантическую основу под систему.

2. Обеспечивается объемное видение понятия, которое стоит за тем или иным словом. Достигается это через детальное изучение терминов, обозначающих конкретное понятие, на 5 языках — русском, английском, немецком, французском и турецком. На русском – потому что у нас практика функционирования данной сферы сейчас главным образом базируется на этом языке. На английском, немецком и французском – потому что большая часть русских финансовых и банковских терминов представляет собой заимствования из этих языков. То есть их первичное толкование заложено там. А на турецком – потому что это единственный вполне состоявшийся государственный язык тюркской группы языков.

3. Описывается толкование понятия на базе квинтэссенции толкований на этих 5 языках.

4. Только потом проанализированному понятию присваивается название или, другими словами, к нему прикрепляется лексическая единица:

а) либо по содержанию или смыслу толкования;

б) либо путем заимствования названия, которое по орфографии тождественно как минимум на 3-х из 5-и языков. И нет тут нужды изобретать велосипед.

А теперь рассмотрим конкретный пример. Для образца возьмем понятие “актив” или “активы”. Дальше изучаем его толкование на названных пяти языках. И на основании полученной информации составляем уже свое толкование на казахском языке. Затем, берясь за задачу присвоения названия этому понятию, уже конкретно обращаем внимание на то, как же оно названо на упомянутых языках: по-русски – активы, по-английски – asset (assets), по-французски — actif или masse active, по-немецки — Aktiva (Aktiven), по-турецки – aktif. Следовательно, за рассматриваемым понятием можно закрепить такое казахское название – “актив” или “активтер”. А в качестве синонимов можно предложить такие уже давно существующие в казахском языке термины: “кiрiс бабы” (“статья дохода”), “мулiк” (“имущество”), “игiлiк” (“добро”), “даулет” (“состояние”) и т.п.

А теперь хотелось бы несколько подробнее поговорить о значении турецкого опыта применительно к задаче укрепления позиции казахского языка в Республике Казахстан. В действительности это – очень важный вопрос. В работе по реализации государственного статуса казахского языка мы не можем и не должны игнорировать опыт единственного пока полноценно функционирующего государственного языка тюркской группы – турецкого языка. Научный системный подход в том и заключается, что идти вперед следует только после изучения имеющегося опыта.

К турецкому языку следует обращаться хотя бы потому, чтобы не повторять ошибок турецких языковедов. Но, конечно, не только для этого. Для нас должен представлять большой интерес опыт турок по формированию общеэкономической и финансово-банковской терминологии. Автор данного материала свыше десяти лет тому назад, занимаясь вопросами отраслевых терминов на казахском языке, обнаружил, что он, этот опыт, оказывается недоступен. В то время в свободной продаже русско-турецких словарей соответствующего профиля не было. И тогда он составил и издал отдельными томами русско-турецкие словари по экономике, праву и финансам. Всего – 3 издания.

Сейчас, когда конкретно ставится задача перехода на государственный язык в сфере финансово-банковской деятельности, эти словари могут вполне оказаться кстати. Настал срок конкретных дел. Давно настал.

Казахский язык вот уже семнадцатый год является единственным государственным языком Казахстана. Такой статус он получил согласно принятому в 1989 году Верховным Советом республики Закону Казахской ССР “О языках”, который вступил в силу 1 июля 1990 года. Принятые впоследствии нормативно-правовые акты уже независимой Республики Казахстан предполагали лишь дальнейшее укрепление позиции казахского в стране в качестве государственного языка. Но в действительности его роль в общественно-государственной жизни за прошедшие годы не укрепилась настолько, насколько можно было бы ожидать. Общество давно ждет значительных позитивных перемен. Ждет с надеждой и нетерпением. Понятно, почему волнует состояние казахского языка большинство его носителей. Для этих людей он — родной язык, главное олицетворение их культуры, основное средство самовыражения.

Язык — это не набор слов, а, прежде всего, оригинальная, присущая определенному народу система мышления. В комплексе он означает отражение в символах всего психофизического опыта этого народа на всем протяжении его истории. А слова, они всего лишь орудие, посредством которого осуществляется функционирование языка. Когда они отрываются от психофизического ядра, который лежит в основе оригинального мышления или мировоззрения данного народа, и начинают, по сути дела, отражать чужую систему мышления или же, проще говоря, проявлять себя как переводы иностранных слов, язык этот умирает.

Казахский язык располагает могущественным потенциалом. В нем имеется до семи исходных (инфинитивных) форм глагола, которые позволяют просто и экономно передавать сложнейшие нюансы глагольного обозначения. Есть герундий (отглагольное существительное). И есть столько производных от одного корня существительных, что двоякое понимание смысла того или иного из них практически исключается. Это – бесценное достояние.

В 1913 году в передовой статье для самого первого номера газеты “Казак” выдающийся просветитель, один из основоположников современного казахского языка Ахмет Байтурсынов, ставший впоследствии также одним из лидеров партии “Алаш”, сказал так: “Название нашей газеты — “Казак”. А цель наша — сохранение наших национальных особенностей”. Он и его соиздатели видели свое назначение в борьбе за сохранение казахского языка, культуры и истории.

С тех пор прошло почти целое столетие. А борьба та все еще продолжается…

Новости партнеров

Загрузка...