Женская логика Бермет Акаевой

“Пусть снаружи наши события кажутся большой нестабильностью, однако, не стоит забывать, что идет эволюционный процесс формирования активного гражданского общества Кыргызстана”

Еще “за кулисами” медиафорума мы повстречали дочь бывшего кыргызского президента Аскара Акаева – Бермет – и не преминули задать ей свои вопросы…

***

— Бермет Аскаровна, у Вас на Родине происходят такие события, что впору задаться вопросом: может, это плата за приобретенную демократию?

Бермет Акаева

— Вы знаете, наша страна еще с начала 90-х годов заступила на путь демократии и никуда с него не сходила. Другое дело, что за последние два года, действительно, проходило немало выступлений и нынешнее не исключение, вызванных тем, что в свое время под них была подготовлена хорошая платформа. В Кыргызстане действовало чрезвычайно много НПО и политических партий, даже чересчур.

В некотором роде для большинства лидеров оппозиции это еще и вопрос политического выживания, а для кого-то и выживания физического. Потому что, как вы, наверняка, знаете, в нашей стране были попытки установить автократический режим: было очень много расстрелов, смертей видных политиков, депутатов парламента. Поэтому то, что сейчас происходит, является попыткой народа, политически активной части общества не привести к развитию автократических тенденций, желанием отстоять демократические завоевания, а, может быть даже, как говорил Михаил Сергеевич, углубить эти завоевания.

— А вообще, Вы можете увидеть что-то положительное в том, что произошло 24 марта 2005 года, когда в результате то ли революции, то ли государственного переворота был свергнут Ваш отец?

— Негатива, к сожалению, больше. Особенно в плане социально-экономического развития. Да и на демократические институты было оказано сильнейшее давление. Но один большой позитив имеется: идет эволюция, движение вперед и, возможно, будет на самом деле лучше, если у нас это пройдет серией мелких толчков, как при землетрясении. Пусть снаружи наши события кажутся большой нестабильностью, однако, не стоит забывать, что идет эволюционный процесс формирования активного гражданского общества Кыргызстана. Происходит формирование политических институтов, в том числе и партийных. Вот, в этом – да, я вижу позитив. Политический процесс не загоняется куда-то, не сворачивается, пусть с трудностями, но проходит. По сути, основывается наше общество, образовывается государственность и нация.

— Что же, на Ваш взгляд, все-таки лучше: нестабильность здесь и сейчас, как в Кыргызстане, но с надеждами на будущее гражданское общество или текущая стабильность, как в Казахстане, но без свободы и с неопределенностью впереди?

— Наверное, каждая страна должна выбирать собственный путь развития. Я не могу сказать, что телевидение в Кыргызстане или в целом пресса намного демократичнее, чем в Казахстане или России. У нас как раз таки телевизионные каналы весьма жестко контролируются, печатные СМИ тоже испытывают на себе колоссальный прессинг. Известны попытки срыва работы типографий. Однако им еще хоть как-то удается выпускаться, может и не оптимальными тиражами, не имея общенационального покрытия, но, по крайней мере, в Бишкеке спрос на протестные газеты удовлетворяется. Поэтому не могу сказать, что в сфере обеспечения свободы слова мы достигли ощутимого прогресса. Наоборот, ситуация значительным образом ухудшилась по сравнению с тем, что было два года назад.

Повторюсь, что каждая страна должна выбирать свой путь развития. Та нестабильность, которую мы сейчас наблюдаем в Кыргызстане, где-то способствует образованию более устойчивого общества, но с другой стороны она отпугивает бизнес, инвесторов, тормозит и поворачивает вспять экономические реформы. Сегодня наша экономика на грани коллапса. И в случае, если ситуация не изменится, боюсь, мы станем свидетелями совершенно непредсказуемых последствий. Ведь развитие демократии должно хоть в какой-то степени, если не совпадать, то, во всяком случае, соответствовать социально-экономическому положению в стране. Потому что если политическое развитие не подкрепляется социально-экономическим прогрессом, то образующийся дисбаланс угрожает самому существованию государства. Исходя из этого, вероятно где-то и лучше будет не пускаться в поспешные преобразования, как сейчас пустился в них кыргызский народ, где-то немножко попридержать, пусть и ценой более быстрого демократического процесса, создать благоприятную базу для экономических достижений.

Понимаете, в чем сейчас наиболее страшная опасность для Кыргызстана? В царящем сегодня хаосе, могут возникнуть третьи силы – радикалы, а то и религиозные фанатики. Это вполне реально, ибо в стране главенствует полный идеологический вакуум. И появление любого более или менее активного радикального движения, способно чрезвычайно ухудшить ситуацию. Поэтому, я допускаю, что иногда можно пожертвовать демократией в целях более поступательного движения вперед, нежели резкими, скачкообразными бросками.

— А что именно заставило кыргызов ополчиться на власть Акаевых: нищета и отсутствие поступательного движения социально-экономических реформ или стремление к гражданственности?

— Вы знаете, кыргызы, как любой кочевой народ, а мы были сильными кочевниками, (особенно северные кыргызы) испокон веков жили по принципам военной демократии. В первую очередь, она ярко проявлялась во время войн, когда люди получали возможность выдвинуться благодаря своим личным лидерским качествам. Шло повсеместное дробление, как и теперь, когда нынешней (да и прошлой) оппозиции тяжело объединяться, потому что каждый хочет быть лидером, каждый сам себе президент. Все вместе взятое и наложило определенный отпечаток на менталитет и психологию народа. Не отсюда ли практическое отсутствие пиетета или, по крайней мере, уважения к частной собственности. Я с интересом изучаю данный этнографический феномен и могу сказать, что национально-культурные особенности кыргызов сыграли не последнюю роль в тех событиях, которые потрясли нашу республику в 2005 году. Родоплеменное устройство нашего общества, без преувеличения – движущая сила кыргызского политического процесса. К слову, за последние два года произошло острое размежевание на Юг и Север, которое углубляется в ходе непрекращающихся конфликтов. Если раньше мы старались замалчивать эту тему, то теперь о ней говорится вполне открыто.

Но вообще кыргызы очень демократичный народ, в силу именно своего родоплеменного устройства. У них все задатки и предпосылки к построению демократии. Мародерство – это, конечно, не национально свойственная черта. Надо понимать, что были конкретные группы, которые спровоцировали акты мародерства, а не народ глупо набежал и разграбил торговые точки. Нет, там все было достаточно грамотно и умело предопределено, подготовлено криминальными группировками. Об этом уже довольно откровенно рассказывается в нашей стране…

Новости партнеров

Загрузка...