Тенгиз, октябрь 2006. Взгляд из Турции

Прежде, чем перейти к обсуждению темы политических ошибок, бестактных поступков и элементарного невежества в знаниях истории культуры двух братских народов, мне бы хотелось представить Вам, уважаемый читатель, интервью с теми несколькими представителями казахской и турецкой национальности, которые проживают в этой стране не первый год — с одной стороны, или работают и учатся в Казахстане не первый день — с другой. Большинство моих собеседников, так или иначе, знают культуру и образ жизни и в Турции, и в Казахстне не только из сводок новостей и газетных статей, но есть и такие, которые вообще ничего не слышали о нашей стране. Конечно же, не в моих силах провести социальный опрос тех 70 миллионов, которые являются гражданами Турции, но всё же, как человек, который живёт и работает в этой стране почти добрый десяток лет, и знающий многие проблемы и достижения в ней изнутри, беру на себя смелость, рассказать нашим читателям о том, как же относятся к казахам после безобразных событий, произошедших в священный для мусульман праздник — Рамадан в октябре 2006 года на стройплощадке, где “4 000 казахских и 600 турецких рабочих работали, а несколько сотен людей дрались”, турки в Турции.

Ежегодно на обучения в турецких университетах отправляется несколько сотен казахстанских студентов. По договору их обеспечивают бесплатным проживанием в общежитии, образованием.

***

Мой собеседник — студент Стамбульского университета Азамат Мусабаев.

— Здравствуйте, Азамат, расскажите, пожалуйста, немного о себе.

— Я обучаюсь в Турции с 2002 года. Учусь на программиста. Первый курс отучился в Бурсе, сейчас доучиваюсь в Стамбуле.

— Ваши впечатления?

— За прошедшие годы впечатления хорошие. Хотя уже немного поднадоело. Скучаю по родным местам, но не жалею, что сюда поступил.

— Изменилось ли отношение к Вам со стороны турецких студентов или однокурсников после событий на Тенгизе?

— Нет, абсолютно не изменились. Конечно же, много было вопросов. Что там, мол, и как… Почему такое произошло и т. д. Посидели — истолковал. Местные турки — приветливый и дружелюбный народ. Хотя есть и свои “минусы”. Но у кого их нет-то?

— Отчего же, по- вашему, всё это могло произойти?

— Я считаю, что в это событие — полная провокация. А подпитывается она сильной конкуренцией на рынке Казахстана. Соперничеством в бизнесе. Хотя человеческих факторов тоже много, наверняка.

— Спасибо.

***

Молодёжь всегда была “горячей” и не совсем сформировавшей и определившейся в своих мировоззрениях и ценностях частью населения. Именно их можно легко использовать для обмана и пропаганды. После трансляции весьма неприятных кадров по новостям местных телеканалов, освещения этих событий со слов прибывших на специально арендованном самолёте для вывоза турецких рабочих, которые отказались оставаться в Казахстане. Конечно же, можно было бы предположить, что и турецкие националисты начнут громить и казахский район в Стамбуле — “Казаккент”, и школу имени Абая, бросаться с кулаками на студентов в различных городах Турции, но этого не было. И не только благодаря весьма трезвой и объективной в очень сложных вопросах турецкой общественности, но и благодаря чёткой работе представителей Консульства Казахстана в Стамбуле и Анкаре, а так же турецких специальных служб, которые после официального заявления государственного министра Кюршада Тюзмена, открыто объявившего “произошедшие в Казахстане столкновения между турецкими рабочими и местными казахами провокацией, в которой заинтересованы третьи силы”, очень тщательно следили за соблюдением порядка. Стоит ещё и дополнить, что со своим заявлением К.Тюзбен призвал “в провокационных действиях отдельных казахов не винить весь казахский народ”.

***

А мне остаётся лишь продолжить диалог со своими героями. Итак, Ахмет Саа — тюрколог (52 года).

— Здравствуйте, Что Вы можете рассказать нашему читателю о ваших впечатлениях по Казахстану?

— Я посетил Вашу страну в качестве туриста 4 года назад. К сожалению, в прошлом году в составе правительственной делегации прилететь к Вам не смог, поскольку перенёс операцию на сердце.

— Каковы Ваши впечатления?

— Честно говоря, я давно мечтаю о возрождении тюркской культуры. Мы посетили Алматы, мавзолей Ходжа Ахмета Яссави в Туркестане, несколько городов Южной части страны. Остался настоящим поклонником Вашей культуры и традиций. Чувствовал себя “своим” человеком. Сам ведь я всегда поддерживал стремления и планы покойного президента — Тургута Озала. “Кардеш улькелер” — это как “Братские страны” на вашем языке. Много чему можно поучиться и у вас, например, честности, гостеприимству. Да вот только, как тюрколог, скажу, есть пробелы в знаниях своей истории, правда. Хотя, в принципе, и среди нашей молодёжи настоящих знатоков не так уж и много, к сожалению. Ведь если серьёзно посмотреть, то многие вещи буквально старательно “стёрли” из нашей памяти. Но это — другая тема.

— Изменилось ли Ваше отношение к казахам после трагических событий на Тенгизе?

— Конечно же, сначала был шок. Ведь у меня сын обучается в Туркестане. Стал волноваться за его жизнь. Но ничего страшного, слава Аллаху, не произошло. Но сам вопрос очень не корректный, что ли… Обобщать здесь нельзя. Само обобщение — всегда ведёт к преступлению в этих вопросах.

— Каковы могут быть причины такого массового избиения, по-вашему?

— Когда дерутся двое, то виноваты — оба. Тут наверняка и “наши” себя неправильно повели, да и “ваши” особенным тактом не отличились. За тех моих соотечественников, которые занимаются там бизнесом, говорить не хочу. Но всё-таки, политику нынешнего и предыдущего правительства критикую. Здесь больше нашей дипломатической политике есть над чем подумать.

— Спасибо.

***

А ведь как всё неплохо начиналось, правда? Стоит вспомнить и то, что именно Турция была первой страной признавшей независимость и суверенитет Казахстана, именно эта страна открыла нам кредитную линию, именно здесь открыта школа имени Абая, именно казахско-турецкие лицеи пользуются большим спросом у нашего населения и как здесь не упомянуть огромные вложения в Казахско-Турецкий университет в Туркестане? Но… братство и родство, к сожалению, не смогло противостоять бизнесу, с его жёсткими, а порой и жестокими законами прибыли…

***

Абдуллах Тюрксой, бизнесмен:

— Я бываю в командировках в Казахстане с 1996 года. Знаю очень многие неприятные вещи. Есть сильная антипатия к лицам турецкой национальности. Если серьёзно исследовать проблему, то много ошибок и промахов было с двух сторон. Когда ты строишь политику, то должен чётко контролировать тот поток рабочей силы, которая станет волей-неволей визитной карточкой твоей страны. Мало говорить о братстве. Нужны сильные каналы просвещения и пропаганды. Акцент надо делать на культуру, а в бизнесе мало правды, здесь все думают только об обогащении. Казахстан действительно скоро станет сильным государством, а мы упустили время в связи с проблемами в своей стране. Идеи Тургут Озала не развились. А искренние добрые помыслы приобрели уродливые формы. Мечта создания союза не была планом расширения бывшей Османской империи, поверьте.

— Изменилось ли Ваше отношение к казахам после событий октября 2006 года?

— Это как? Есть среди казахов хорошие люди — к ним моя искренняя симпатия, но к недоброжелателям лишь равнодушие.

— Как Вы думаете, каковы причины конфликта?

— Всё это зрело с конца 90-х годов. Не было дипломатичного подхода. Нельзя было ехать и после указывать пальцем, что и как надо делать и учить жизни людей, не узнав их полностью. На сегодняшний день есть только несколько турецких фирм, которые действительно думают о будущем своих подчинённых. По большей части — только о сиюминутной прибыли. О рабочих вообще говорить не хочу. Невежественные, ничего толком в жизни не видевшие, буквально позорящие нашу страну люди. Но и среди казахских рабочих немало неквалифицированных, знаете. Я не склонен сваливать все беды на третьи силы, но всё же виновность двух сторон не исключаю.

— Спасибо за честность.

***

А теперь мне бы хотелось пересказать историю, которая произошла с одним турецким дальнобойщиком — Хасаном Гюнгёром в Астане четыре года назад. “Был у меня три года назад один заказ в Астану. Ну, привёз, разгрузил. Уже назад собираться начал. Только вот от начальника звонка ждал. Ещё так холодно на улице. Зима, мороз трескучий. А шеф звонит и говорит, подожди, мол, ещё в Астане не нашли нового груза. Я-то думал дня два не больше времени займёт новый заказ. Какой там… Ещё фура барахлить начала. В одном отеле переночевал — дорого очень. Что делать? Ни языка не знаю, ни знакомых нет. Пошёл поужинать в одну маленькую забегаловку. Сижу и чуть не плачу. Я ведь с роду таких холодов не видел. Подошла ко мне девушка официантка (казашка) и говорит мне на турецком, мол, закрываемся. Я удивился, откуда спросил её, знания моего родного языка, а она объяснила, что работала в турецкой фирме. Спросила, почему я так припозднился. Я объяснил ситуацию. Она и пригласила меня к себе. Мол, говорит, я живу с родителями. На улице буран, негоже человека на улице оставлять. Отца её Есентай-аке зовут. В возрасте мужчина. Не поверите, два месяца меня наша фирма мурыжила. Я уже просил хоть денег на пропитание этих людей взять. Какой там..

Втихушку ходил и записывал размеры обуви и верхней одежды у этих людей. Наконец-то нашло обратный груз наше начальство. Попрощался с этой замечательной казахской семьёй и поехал на хлеб насущный зарабатывать. Как только пришёл новый заказ на Астану — я сразу же попросился сам туда. Накупил обуви, одежды своим знакомым и в Астану поехал. Старик даже прослезился. Мол, обычаи у нас такие — гостей бережно хранить. А вот патрон мой даже и не поинтересовался, как я жил, чем питался эти два месяца. Ведь я — всего лишь наёмная рабочая сила для него”.

— Так что, дочка, за что мне казахов-то ненавидеть? Подрались рабочие с рабочими — глупо. А надо с менеджеров спрашивать. Это их промах. Раз привёз людей — контролируй ситуацию. Там ведь страшные вещи творились. В газетах напечатали одно интервью с пострадавшим. Мол, даже вверх ногами к кранам привязывали. Дикость какая-то… А лица у одних — страшно смотреть… Но озлобленности у меня нет. Для меня есть один настоящий казах – Есентай… и его семья. А что для “больших” людей жизнь “маленьких”? У нас есть более серьёзная проблема — курдская. Да и то, избивать человека просто за то, что он — курд, как-то очень глупо. Они ведь тоже не все одинаковые.

***

Мне не хочется говорить, что всё так конфетно сладко в этой стране по отношению к нам, казахам. Но в отношении этого инцидента, конечно же, во многом можно отдать дань уважения и работе турецкой полиции и слаженным действиям казахских дипломатов в Турции, да и самим людям, для которых идея оголтелой мести просто не уместна. Да, мы слишком долго были в разводе друг с другом, но диалоги моих двух последних собеседников поразили меня своей целеустремлённостью и дипломатичностью. Судите сами.

***

Хаккы Кая. (36 лет). Электросварщик.

— Я был в этом самом злополучном месте в феврале 2005 года. Проработал месяц и понял, что нас буквально ненавидят. Честно говоря, посоветовать что-нибудь по работе даже и не пытался — реакция казахстанской стороны — однозначная… Я сам хороший специалист в своей области. Турция — не богатая страна, нам работать по 12 часов не привыкать. Почему там народ такой нервный так и не понял. Часто были попытки вымогательства денег, рабочие казахстанской стороны были недовольны своими зарплатами, так мы-то здесь причём? Походил, нет, решил для себя — пойду заявление писать, здесь всё так по-доброму не кончится. Уволился и после в Венгрию поехал по контракту работать. А после там конфликт был. Так что меня эти новости не удивили.

— Изменилось ли Ваше отношение к казахам?

— У моего двоюродного брата жена — казашка. Преподавателем английского языка у нас работает. Я очень её уважаю. Так что же, я из-за этих невежд брата разводить буду? (Смеётся)

— Ну, всё же… настороженность появилась?

— Да нет, но работать туда я больше не поеду. Это — правда. “Балык баштан кокар” — говорят же (“рыба гниёт с головы”). Но все палки в нас полетят.

***

Студент. Ахмет Акгюн.

— Я учусь вместе со студентами из Казахстана, Киргизии, Туркменистана. Что могу сказать о них в целом. Да, есть разница в менталитете. Мы их называем обрусевшими, они нас — с арабами смешавшимися. На одни и те же вещи порой смотрим по-разному. Но избивать людей — это какие-то дикие методы.

— События октября 2006 года как-то повлияли на ваше мнение о казахах?

— Неприятно было, конечно же. Нельзя же так предвзято ко всем относиться. Но я не люблю обобщений, знаете. Рабочий класс отмутузил рабочих же. Толку-то? Законодательная база должна защищать своих сограждан. А по большому счёту, мало верится, что только бытовой фактор имел место быть. Провокация эта, чтобы снова разделить людей. Мы стараемся понять друг друга, чтобы продолжить диалог возрождения общих ценностей. Если люди будут избивать друг друга, то для чего мы учимся? Получаем образование? Сейчас всё — торговля. А начинать надо совсем с другой стороны.

***

Наверное, диалог можно продолжать до бесконечности. Пострадавшие рабочие просто отказались возвращаться на работу в Казахстан, люди совсем ничего не знавшие о нашей стране как-то стараются избежать фразы: “Это — где наших рабочих избили до полусмерти”. Казахстанских туристов не собираются селить в самые плохие номера, наверное, многое говорит само за себя. Прежде чем попытаться что-то обобщить, надо подумать, а можно ли это делать? Ведь и во многих частных вопросах есть чему поучиться нам друг у друга, как и всем людям этой планеты.

Новости партнеров

Загрузка...