Галымжан Жакиянов: “Авторитаризм в Казахстане бесперспективен”

В стране в последнее время происходят значительные события. Предстоящие в августе выборы в Мажилис в числе наиболее известных. Они происходят после внесения поправок в Конституцию Казахстана, что многие считают серьезным основанием для усиления процессов демократизации, о чем мы можем услышать и по радио, и по телевидению, и прочитать в газетах. Политические партии уже с головой ушли в избирательную кампанию. Однако далеко не все восторгаются проведенной политической реформой, якобы открывшей поле для широкой демократизации. Некоторые политики и общественные деятели полагают, что происходящие изменения в политической жизни страны только усилят авторитарную власть, не более того. Одним из них является Галымжан Жакиянов, известный в недалеком прошлом государственный служащий, политик и общественный деятель, принявший участие в создании в 2001 г. принципиально нового движения в республике – “Демократического выбора Казахстана”, которое за много лет до прошедшей конституционной реформы утверждало принципы выборности акимов всех уровней, усиление роли парламента, самостоятельности судебной системы и т.д. Сегодня Галымжан Бадылжанович руководит Фондом “Гражданское общество”, с ним беседует наш корреспондент Владимир Воевод.

— Галымжан Бадылжанович, каково ваше мнение о поправках в Конституцию Казахстана? Есть ли такие изменения в Основной закон, которые вам не понравились?

— Поправки вызывают противоречивые чувства. Власти преподносят это как многолетний труд нескольких государственных комиссий по вопросам демократизации, якобы эти комиссии учли пожелания народа. Однако поправки были приняты практически без обсуждения, за каких-то 18 минут. Депутаты, наверное, и дыхание не успели перевести. В числе поправок, насколько мне известно, оказались и такие, которые никакая комиссия до последнего дня их существования не обсуждала и не рекомендовала к принятию.

К сожалению, многие комментаторы, говоря о демократизации общественной жизни, при этом не вникают в ее суть. Если поправки проанализировать детально, то легко выяснить, что они ничего общего с демократизацией не имеют. Более того, я назвал бы их еще одним шагом к авторитаризму. В Соединенных Штатах Америки есть специальный курс в школе, на занятиях по которому учащиеся узнают об основах демократии. Так вот любой американский школьник, прошедший упомянутый курс, определит внесенные в нашу Конституцию поправки как недемократические.

Возьмем поправку, дающую президенту страны право распускать парламент. На первый взгляд, ничего нового нет: данная поправка существовала и прежде, нечто подобное есть во всех демократических странах. Но при этом в цивилизованных государствах в Конституции указываются условия, при которых президент или монарх могут распустить парламент. Отрицательный смысл поправок, сделанных в нашу Конституцию, в том, что президент может распустить парламент без всяких оговариваемых условий, то есть — не создано никаких ограничений для подобной процедуры. В этом и заключается недемократичность поправки.

— Это не означает, что парламент попадет в еще большую зависимость, чем это было ранее?

— Да, парламент каждый час, каждый день при принятии самостоятельного решения должен будет дрожать под угрозой роспуска. Парламент нового созыва не сможет без указки со стороны власти принимать какие-то законы – над ним постоянно будет висеть некий дамоклов меч. Названная поправка как бы постоянно предупреждает: “Сделаете что-то не так, будете распущены”. Депутаты – такие же люди, имеющие семьи, им хочется иметь работу, достаток. Они вовсе не желают, в одночасье оказаться на улице, а, стало быть, большинство из них, будут послушны.

Я думаю, что депутаты, самороспускаясь, в глубине души понимали и осознавали свою нелегитимность. Парламентские выборы 2004 года были сфальсифицированы, и клеймо “незаконнорожденности” стояло на всем Парламенте, на всех принимаемых им решениях. Причем под нелегитимностью я подразумеваю не только термин “незаконность”: в данном случае приходится говорить вообще о недоверии к депутатам со стороны населения. Если бы народ действительно избирал депутатов, а их власть действительно базировалась бы на доверии народа, то вряд ли бы депутаты так безропотно и послушно разбежались. Они дорожили бы доверием избирателей. Они, как мне представляется, поехали бы по регионам, поговорили с избирателями, узнали их мнение, а уж потом решали бы столь серьезный вопрос как преждевременное прекращение полномочий. Но они ведь даже попытки такой не сделали, а приняли вариант роспуска, предложенный Администрацией президента. Могу предположить, что и будущий Парламент будет недолговечным, его ждет такая же участь. Потому как рождается он не “по-людски”: все делается в чрезмерной спешке, без широкого представительства общества, с явным намерением в очередной раз обмануть избирателей. Однако, при этом “кукловоды” опять игнорируют ту прописную истину, что любая власть становится легитимной только в том случае, если она базируется на доверии граждан. Не фальсификация и приписки, а признание итогов выборов со стороны всех участников политического процесса делают власть легитимной.

— Как вы думаете, депутаты, покинувшие парламент, заслуживают того, чтобы их вновь избрали?

— Действительно, как могут претендовать на депутатские мандаты те, кто только что, с такой легкостью расстался с ними? Стоят ли такие депутаты той бумаги, которая будет потрачена на изготовление им новых “корочек”? К сожалению, теперь, как известно, их не будут избирать каждого в отдельности. Они войдут в общий список от партии. Многие из бывших депутатов, вероятно, окажутся в списке партии “Нур Отан” и попытаются пройти в парламент таким образом. Они надеются, что такая коллективная безответственность спасет их от вопросов со стороны обманутых избирателей.

— Есть ли смысл фальсифицировать выборы? Парламент ведь и без того в большинстве своем будет послушным, о чем вы уже говорили. Выборы, может быть, для того и проводятся, чтобы создать видимость демократизации?

— Видимость демократизации создать никогда невозможно, потому что демократия – это, как я уже говорил, доверие граждан к своей власти. Если народ верит государству, оно будет устойчивым и стабильным. Если власть погрязла в коррупции, в казнокрадстве, если она не думает о простых людях, то это в любом случае не демократия. Видимость создавать – занятие бесполезное. Накануне выборов президента в 2005 г. тоже говорили о высоком рейтинге главы государства, о том что он выборы в любом случае выиграет, но, тем не менее, фальсификации имели место. На весь мир “прославились” 91 процентом. Ради чего надо было это делать?

Примерно такая ситуация и сегодня. “Нур Отан” по замыслу властей должен показать свое безусловное преимущество перед другими партиями. Не исключена, как и прежде, демонстрация подобострастия на низовом уровне, когда акимы начинают соревноваться, чтобы поднять процент прохождения отановцев во власть. Он, аким, рассуждает примерно так: я дам высокий процент, у меня будет больше шансов остаться на своем месте. История прошедших 15 лет учит: местные руководители, показавшие низкие проценты, вынуждены позже уходить с должности. То есть авторитарная сущность все равно проявится, даже в том случае, если выборы захотят сделать объективными.

— Народ, видимо, в общем-то ситуацию улавливает и действительно не испытывает большого доверия к власти, но в то же время смиряется со сложившейся ситуацией. Вы так не думаете?

— Наш народ мудрый. Вековой опыт подсказывает ему, как действовать в той или иной ситуации. Когда в стране сформировался авторитарный режим, то стало небезопасно высовываться, проявлять инакомыслие, выходить на площадь и защищать свои права. Мне вспомнилось недавно прочитанное высказыванье из книги нашего писателя Герольда Бельгера: “Когда в государстве царит несправедливость, разумно прикинуться дураком”. У народа есть определенный страх, который поддерживается властью. Но это не значит, что покорность будет всегда. Люди не рабы, и однажды они найдут способ восстановления справедливости.

— Как, на ваш взгляд, согласуется с международным опытом и правом та правовая норма в нашей Конституции, когда президент назначает депутатов в Сенат, когда определена депутатская квота в Мажилисе для общественной организации — Ассамблеи народов Казахстана?

— Что касается международной практики, то встречаются случаи, когда для представителей некоторых этносов вводят квоту, но это делается очень редко, например, в некоторых Балканских республиках. Но даже при введении квоты, кандидатов от национальных меньшинств все же избирают. При этом квота вводится обычно при межнациональном конфликте и для его смягчения или устранения. В нашей стране все с гордостью говорят об отсутствии межнационального конфликта. Тогда зачем вводить такую правовую норму? Но если норма о квоте все же введена, то почему эти депутаты назначаются президентом? Члены Ассамблеи народов назначаются указом президента, автоматически некоторые из назначенных в Ассамблею станут депутатами. Понятно, что они останутся подконтрольными главе государства и будут выражать его интересы в парламенте. Зачем же такая недемократическая норма? Если проявляется такая забота о представителях малых национальностей, то, что мешает, скажем, ввести этих представителей в Администрацию президента, другие госорганы?

— Вам известно, что перед выборами и в настоящее время – в период избирательной кампании многие политические партии объединяются, вливаются друг в друга. Насколько это оправдано, ведь некоторые партии базируются на определенных социальных прослойках, выражают интересы групп населения?

— Здесь действительно все перемешалось – и партийное строительство, и обрушившиеся на партии выборы. Некоторые партии желают быть или показаться на выборах более сильными. Отношение к выборам толкает партии на тактические шаги: им надо еще преодолеть семипроцентный барьер. Очевидно, отдельные партии опасаются, что не смогут преодолеть его, поэтому идут на объединение. Вполне возможно, что их руководителям подсказали наверху, что они получат шанс проскочить в парламент, если объединятся. Вообще, если честно, меня не покидает ощущение, что объединение политических партий дирижируется властью.

Что касается самой сути вопроса, то позволю заметить, что демократия базируется на плюрализме мнений, а не на административном решении согнать всех в одну-две партии. Некоторые политики, говоря об объединении партий, приводят в пример США или Великобританию. Мол, вот она модель демократии из двух партий. Но двухпартийная система там появилась отнюдь не сразу и даже не вместе с демократией. Как раз все происходило наоборот, чем пытаются представить сегодняшние апологеты режима. Вначале была свобода объединений, приведшая к появлению большого количества партий и движений, и уже затем в результате естественного исторического процесса, длившегося более ста лет, образовалась двухпартийность. У нас же пока нет даже базовых элементов демократии, но власть в директивном порядке стремится к искусственному слиянию всех и вся. Процесс объединения политических сил должен носить эволюционный, а не административный характер.

После внесения поправок в Конституцию нормы о голосовании по партийным спискам огромный пласт населения оказался выключенным из избирательного процесса, выключен из принятия важных государственных решений. Новую политическую партию зарегистрировать очень сложно. Например, как можем участвовать в управлении государством, мы с вами, люди оказавшиеся вне партий? Согласно Конституции каждый из нас может избирать и быть избранным, но на самом деле беспартийный человек оказался лишен права быть избранным, а значит и права управлять страной.

— Готова ли сегодня, по вашему мнению, казахстанская оппозиция достойно провести выборы в парламент? И не будут ли выборы сфальсифицированы?

— Я не сомневаюсь, что очередные выборы будут сфальсифицированы. Не только потому, что выборное законодательство позволяет власти манипулировать подсчетом голосов, не только потому, что в избирательные комиссии практически не включены представители оппозиции, и не потому, что чиновники настроены на высокий процент отдачи голосов “Нур Отану” — от этого напрямую, как я говорил, зависит их карьера. Но и потому, что сама по себе авторитарная власть устроена так, что по-другому существовать она не может. Поэтому встает закономерный вопрос: а имеет ли смысл участвовать в этом спектакле? Не лучше ли, не честнее ли будет бойкотировать такие выборы? Власть, мы об этом тоже говорили, сделала все возможное, чтобы исключить из избирательного процесса значительную часть общества. Она исключила целые партии, которые оказались к выборам незарегистрированными. Оппозиция никогда не имела доступа к телевидению. Представителям оппозиции, это всем известно, отказывают в предоставлении помещений, у них нет возможности встречаться с избирателями. Им будут, как всегда, отказывать в проведении митингов в людных местах. Все делается для того, чтобы исключить народ из управления государством. В этой ситуации на повестку выдвигается вопрос: стоит ли каждый раз играть по правилам, навязанным властью?

— Если будет объявлен бойкот выборам, то оппозиция не сможет использовать депутатскую трибуну, а это большая потеря для общества, для процесса демократизации.

— Согласен, что трибуна нужна. Но, как я сказал, выборы будут сфальсифицированы, и режим не пропустит в парламент тех, кто захочет использовать трибуну в пропагандистских целях.

— Вы сами не пытаетесь снять судимость, принять участие в предстоящих выборах?

— Представители власти меня опасаются даже в Астану выпустить. Понятно, что ни о каком снятии судимости не может быть и речи. Практически я продолжаю отбывать наказание. Именно так мне пояснил на днях приставленный ко мне работник Министерства юстиции. При этом меня официально предупредили, что я не имею права занимать государственную должность. Это предупреждение было сделано специально накануне парламентских выборов – вдруг я забыл о своем сроке.

— Галымжан Бадылжанович, вы никогда не задумывались о том, что, авторитаризм, возможно в нашей стране нужен на данном этапе развития? Люди-то в большинстве своем поддерживают власть.

— Это не так: большинство наших граждан находятся в неведении или считают, что они не в силах ничего изменить. Они по большому счету еще не жили в свободном обществе. А средства массовой информации, телевидение, которые находятся полностью под контролем власти, не заинтересованы в просвещении населения. Авторитаризм в нашей стране – это продолжение советского тоталитарного правления. Он базируется на страхе и лжи. Я убежден, что свобода и справедливость присущи казахстанцам. Даже при ханах в нашей стране были основы демократии, соответствующие своему времени. Не думаю, что с тех пор у нашего народа поменялись нравственные ориентиры. Авторитаризм в нашей стране бесперспективен. Он нигде не имеет перспективы – вся мировая цивилизация движется к демократии, к демократическим ценностям. Именно поэтому наше правительство тратит миллионы долларов на исправление своего неприглядного имиджа, именно поэтому, наш президент добивается поста председателя в ОБСЕ.

Газета “Алма-Ата Инфо” 6 июля 2007 г.

Новости партнеров

Загрузка...