Жанболат МУСАПИРОВ, подсудимый боец СОБРа: Адвокат услышал фамилию Алиев и от меня отказался

10 июля в Медеуском райсуде Алматы на очередном заседании по делу экс-председателя правления АО “Нурбанк” Абильмажина ГИЛИМОВА, заместителя начальника ДВД Алматы Нурлана САМАЛИХОВА, а также четырех бойцов СОБРа — МУСАПИРОВА, ЖУМАШЕВА, ОСПАНКУЛОВА и САРЫПБЕКОВА и их командира майора Болата КАДЫРГОЖАЕВА заслушали показания самих подсудимых. Задержанные бойцы СОБРа обвинили начальника финансовой полиции Алматы генерал-майора Владимира КУРБАТОВА в том, что он предлагал им признать вину частично, чтобы пойти на суд в качестве свидетелей.

Первым был допрошен боец спецподразделения “Арлан” ДВД Алматы Жанболат МУСАПИРОВ. Именно он 31 января нынешнего года, во время известных событий в центральном офисе АО “Нурбанк”, возглавлял группу собровцев.

По словам Мусапирова, ближе к вечеру его направили в подчинение руководителя алматинского СОБРа майора Болата КАДЫРГОЖАЕВА. Именно от него он и получил приказ отправиться к бизнес-центру “Кен Дала” и позвонить некоему Нурлану, который на месте объяснит, что необходимо делать. На КПП базы алматинского СОБРа к нему присоединились двое коллег Сержан ЖУМАШЕВ и Даурен ОСПАНКУЛОВ. Чуть позже, уже к бизнес-центру, приехал четвертый боец из находящихся сегодня на скамье подсудимых Сапар САРЫПБЕКОВ. К этому моменту по полученному номеру Мусапиров дозвонился до мужчины, которого он принял за оперативного сотрудника полиции, и получил от него ожидаемые указания.

Человек, назвавшийся Нурланом, сказал, что скоро из этого здания (бизнес-центра “Кен Дала”. — С.Р.) должен выйти мужчина. Нужно обеспечить ему безопасность и доставить в дом, расположенный неподалеку. Его анкетных данных он не назвал, — пояснил Жанболат.

По плану Нурлана, двое бойцов должны были остаться у входа в здание “Кен Далы” ждать выходящего, а еще двое отправиться к его дому и контролировать ситуацию там. Но через некоторое время на сотовый Мусапирова позвонил Кадыргожаев и приказал проверить информацию о том, что на 9-м этаже “Кен Далы” насильно удерживается какой-то человек. Собровцы снова собрались вместе и направились в бизнес-центр. На входе в здание встречавший их Нурлан продублировал приказ Кадыргожаева и уточнил имя предполагаемой жертвы ТИМРАЛИЕВ (пропавший именно с 31 января топменеджер АО “Нурбанк”. — С.Р.).

Мы зашли в холл первого этажа и сразу направились к лифту, а затем поднялись на девятый. Только здесь нас остановил охранник. Я ему представился, показал служебное удостоверение и запросил информацию о предположительно удерживаемом человеке. Он ответил, что это Нурбанк и “здесь сидят солидные люди”. Никаких криков мы не услышали, и поэтому я перезвонил и доложил командиру, что информация не подтверждается, — рассказал подсудимый.

Кадыргожаев дал “отбой”, и собровцы стали вызывать лифт на первый этаж. Спустя две-три минуты в коридор вышел Рахат АЛИЕВ и с ним еще несколько человек.

— Его я узнал сразу , пояснил Мусапиров. Он был злой, красный, начал требовать покинуть здание и спрашивал, кто отдал нам такой приказ. Все время оскорблял…

Вы ему возражали? — уточнила адвокат РЕБЕНЧУК.

— Генералу сильно повозражаешь…

Уже на первом этаже собровцев остановили сотрудники Службы охраны президента из свиты Алиева. Затем в банк подъехал замначальника ДВД Алматы Виктор ЕРМАК. После недолгих расспросов он велел бойцам СОБРа сдать служебные удостоверения и ехать в Управление собственной безопасности алматинского департамента внутренних дел. Уже оттуда бойцы попали в финансовую полицию и были разведены по разным кабинетам.

Меня спрашивали о каких-то акциях, миллионах и документах, — недоумевает Мусапиров. — Говорили: разве я не знаю, что это банк Алиева, что мы дураки и так далее…

Собровцев допрашивали до пяти утра и при этом не давали позвонить домой. После этого сковали руки наручниками, на голову натянули мешки и в сопровождении автоматчиков, а также джипов с оперативниками перевезли в изолятор временного содержания.

Нас везли, как каких-нибудь бандитов, — вспоминает Мусапиров. — Я слышал, как оперативники разговаривали между собой и один из них сказал, что мы люди подготовленные и нас могут в любой момент отбить. А со следующего дня на меня начали давить…

По словам Жанболата, в финансовой полиции его постоянно морально обрабатывали: “Они (командиры СОБРа. — С.Р.) от тебя отказались, и теперь ты должен их начать сдавать”, “Ты покусился на семью президента, и если они захотят, весь твой род исчезнет”.

Я был испуган и растерян. Особенно 2 февраля, после первого допроса в присутствии адвоката. Когда прозвучала фамилия Алиев, тот от меня отказался и ушел. Поэтому я не смог устоять перед посулами следственной группы, предложившей “узнать” в Нурлане Гилимова. За это нас обещали выпустить под домашний арест. Потом мимо меня провели Гилимова в наручниках, чтобы я его запомнил. А перед этим АБЛЕЗОВ (руководитель следственнооперативной группы финполиции. — С.Р.) показывал множество фотографий каких-то торжеств и банкетов, на которых среди прочих людей был и он (Гилимов. — С.Р.).

Напомним, что в начале февраля жена пропавшего Тимралиева, Армангуль КАПАШЕВА, жаловалась, что накануне у нее изъяли множество фотографий из семейного архива. А на них очень часто встречался и бывший шеф ее мужа Абильмажин Гилимов.

Мусапиров вспомнил все подробности “торговли” с членами оперативно-следственной группы финансовой полиции за узнавание Гилимова как человека, встречавшего их возле бизнес-центра “Кен Дала”.

Допрошенный вторым собровец Сержан ЖУМАШЕВ пролил свет на участие в расследовании этого дела начальника финполиции Алматы генерала Курбатова. По его словам, в середине марта их в очередной раз вызвали на допрос в финполицию.

Аблезов повел нас на прием к Курбатову. Прождав почти час в коридоре, мы в очередной раз, теперь уже из его (Курбатова. — С.Р.) уст, услышали предложение признать свою вину частично, за что отправимся в суд как свидетели. Мы отказались и напомнили о письме из Нурбанка, где говорится, что к нам претензий нет. Курбатов ответил, что “эта бумажка юридической силы не имеет, но вот если на нее сверху лягут ваши заявления…” — пояснил Жумашев.

Следующее заседание состоится 12 июля.

Газета “Время”

Новости партнеров

Загрузка...