Алихан Байменов в тупиках политического лабиринта

Взлет, виражи, падение и низкий полет карсакпайского орла

Парадоксом и особенностью политической системы Казахстана остается возможность много раз начинать сначала. Ярким представителем данного феномена является Алихан Байменов, хотя он и не одинок. Где-нибудь в Германии, Чили или Южной Корее его количество “гейм овер” (игра заново) хватило бы на несколько незаурядных политиков. И при этом конца игры г-на Байменова все не видно. На внеочередные парламентские выборы он идет так, будто и не было за спиной сюжетов, после которых по всем канонам жанра должна наступать политическая смерть.

Улыбки Фортуны

В 1959 году поселок Карсакпай Джезказганской области мало походил на кузницу кадров для казахстанской элиты. Однако талант, тем более многоплановый, оригинальный и неожиданный, не спрячешь. Поначалу жизнь у Алихана Байменова была серийная, как у большинства советских граждан – октябренок, пионер, комсомолец, студент. А потом началась перестройка.

Перестройка – это не только начало процесса от однообразия к разнообразию через безобразие (в смысле, от социализма к капитализму через приватизацию), но и время шанса. Период развала Советского Союза – не лучшее время для конструктивных личностей, но это уже второй этап перестройки. Первый же этап был великолепен: свобода и возможности в условиях раскрепощения личности и ослабления государственного прессинга. Как пелось в песни тех лет “комментаторы с улыбкой говорят сегодня то, что вчера еще под пыткой не промолвил бы никто”.

А.Байменов в 1983-1988 годах был стажером-исследователем, аспирантом Московского автомобильно-дорожного института. Поскольку особенностью империй остается бурная жизнь в столице, то период от закручивания гаек Юрия Андропова до веселого лая и переформатирования мифов Михаила Горбачева Алихан Байменов пережил в самом правильном (с точки зрения развития) месте – в Москве. Природный дар и внутренняя готовность к новому наложились на высокую динамику жизни страны и произвели кумулятивный эффект в личности г-на Байменова.

Человек с таким фундаментом навыков, знаний (в первую очередь социальных) и связей просто не мог потеряться в эпоху перемен. Хотя республика и переживала не самую лучшую и очень противоречивую фазу. Алихан Байменов своим примером лишний раз доказал, что частное может не совпадать с общим. Пока страна изнывала от безработицы и безденежья, он сделал головокружительную карьеру.

Первым был скачок с места заместителя декана Джезказганского горно-технологического института на пост заместителя главы Жезказганской областной администрации в 1992 году. Транзитный период продемонстрировал такую особенность, как концентрацию различных ресурсов в структурах государственного управления и А.Байменов снова оказался в нужное время в нужном месте.

После “пересменки” в комитете Верховного Совета РК по международным и межпарламентским отношениям (1994-1995 гг.) Алихан Байменов попал в министерство труда Республики Казахстан, которое вскоре возглавил. Дальше – больше. Зенитом успеха можно считать руководство администрации президента с августа 1998 по февраль 1999 года. Конечно, период низких цен на нефть и секвестра государственного бюджета не самое лучшее время, однако дефицит ресурсов тоже имеет свои преимущества для тех, кто занимается их распределением.

Время испытаний

Алихан Байменов никогда не был мизантропом и в меру сил переживал за судьбу страны, работал на благо прогресса в ней. Правда, изначально заданный системой формат не позволял принести Казахстану много пользы. Будь то Агентство по делам государственной службы или министерство труда и социальной защиты населения. Вдобавок традиционная казахская ментальность любого мужчину до 40 лет на высоком государственном посту воспринимает как мальчишку.

“Младотюрков” в Астане спасало их относительно большое количество в высшем эшелоне власти, плюс потребность времени в людях, которые, с одной стороны могут решать проблемы национального масштаба, а с другой не мешают режиму Нурсултана Назарбаева. Если бы не эти моменты, то возрастные агашки, главным образом из сельхозинститута и зоовета, смяли бы новую поросль политической элиты.

Потом за красную черту злодеяний (тогда еще первый раз) зашел Рахат Алиев, старший зять нации, не прописанный никаким протоколом и с непонятным порогом возможностей. Будучи членом правящей элиты, г-н Байменов не мог остаться в стороне от консолидированного демарша 2001 года, приведшего к возникновению Демократического выбора Казахстана (ДВК).

Вышибание из властной номенклатуры А.Байменов поначалу переживал стоически. Однако вступать в жесткие контры с властью отказался уже на первоначальном этапе. Поэтому сразу дистанцировался от радикального крыла “ДВК” во главе с Галымжаном Жакияновым и Мухтаром Аблязовым. Когда начались аресты, то под различными петициями в их защиту подписывался, но сам подобные вещи не инициировал.

В партии “Ак Жол”, где Алихан Байменов, будучи сопредседателем, занимался партийным строительством, он, как опытный аппаратчик, не удержался от привычек современной государственной службы. В итоге ключевые позиции партийных функционеров были заняты его людьми. “Ак Жол” изначально строился как конструктивная оппозиционная партия. Однако г-н Байменов в еще единой команде сопредседателей занимал крайний фланг, стараясь не конфликтовать с властями даже тогда, когда это вредило общему делу.

На парламентские выборы 2004 года “Ак Жол” шел с пятью сопредседателями (Алихан Байменов, Алтынбек Сарсенбаев, Булат Абилов, Ораз Жандосов, Людмила Жуланова). Взяв второе место после “Отан” по партийным спискам, в итоге, по “официальной” версии, партия получила только один мандат в Мажилисе. Все депутаты-одномандатники “Ак Жол” были торпедированы административным ресурсом вкупе с черными технологиями.

В момент, когда сторонники партии и просто сочувствующие были готовы к мирным акциям протеста, именно г-н Байменов настоял на том, чтобы перевести недовольство в русло судебных действий. Иски “Ак Жол” лишний раз дискредитировали отечественную судебную систему, но сколько-нибудь серьезного воздействия на власть не оказали.

Маски сброшены

В марте 2005 года Алихан Байменов сделал себе подарок на день рождение – стал председателем партии “Ак Жол”. Для этого, правда, с помощью административного ресурса Астаны пришлось отобрать раскрученный общими усилиями бренд у вчерашних соратников, но его это не остановило. Перевес людей Байменова в центральном аппарате партии и поддержка власти позволили нивелировать большинство, вставшее на сторону Сарсенбаева, Абилова и Жандосова в филиалах.

После захвата “контрольного пакета” в “Ак Жол”, чтобы хоть как-то остаться на политической сцене А.Байменову, была дорога только к Нурсултану Назарбаеву. И он пошел по ней, выставив свою кандидатуру на президентских выборах 2005 года. Учитывая то, что демократические силы приняли решение идти на выборы единым фронтом и с единым кандидатом в лице Жармахана Туякбая, решение Алихана Байменова сыграло против оппозиции.

Вообще-то, президентская кампания 2005 года самый сильный удар нанесла как раз по г-ну Байменову. Такие участники “президентского пула” как Ерасыл Абылкасымов и Мэлс Елеусизов ничего не потеряли. Образ Абылкасымова сам по себе не предполагает каких-либо потерь, а Елеусизов вообще шел на выборах не столько политическим, сколько экологическим маршрутом. Но когда Алихан Байменов, при потенциальной электоральной нише в 15-16% голосов избирателей, набрал 5-6% (данные экзит-пола КИСЭИП), написали ему 1,61% (108 370 отдавших голоса) и все признал за честное – это конец. В политическом смысле слова.

Если оставить без внимания захват “Ак Жол”, то признание итогов президентских выборов 2005 года справедливыми, должно было заставить А.Байменова отказаться от политической деятельности. По логике вещей, политик, не могущий достучаться на честных выборах и до 2% избирателей, должен покинуть политический процесс. Вместо этого Алихан Байменов остается во главе партии и участвует в парламентских выборах, где порогом являются 7% голосов.

Одновременно с этим он продолжает заявлять о себе и “Ак Жол”, как об оппозиционных силах. При этом в партию влит “Адилет” во главе с Максутом Нарикбаевым, другом Нурсултана Назарбаева. Г-н Нарикбаев не только близкий человек президента, он имеет к нему прямой доступ. Как в таких условиях можно предлагать что-либо альтернативное и в противовес интересам главы государства – непонятно.

Лично для г-на Байменова было бы лучше во всех отношениях вернуться на государственную службу. Его способности как аппаратчика в особых представлениях не нуждаются. Однако он себе не принадлежит. Сейчас А.Байменов нужен как суррогат оппозиции, который в случае бойкота выборов со стороны ОСДП должен занять пустую нишу. И Алихан Байменов исполняет предписанную ему роль, потому что время игры по собственным правилам для него уже в прошлом.

Новости партнеров

Загрузка...