Семь статей для семерых подсудимых

В Караганде начался процесс над бывшими сотрудниками банка “ВАЛЮТ-ТРАНЗИТ”

Минувший понедельник оказался поистине тяжелым днем для экс-банкира и по совместительству поэта-песенника А.А. Беляева и шестерых его соратников-финансистов. В этот день в Казыбекбийском районном суде в городе Караганде начался процесс по обвинению Андрея Андреевича Беляева (в миру Айтбаха Зейнекеновича Белялова) и бывших его коллег в экономических преступлениях, ответственность за совершение которых предусмотрена аж семью статьями уголовного кодекса.

Полузакрытый процесс

Как и ожидалось, судебное заседание началось с полным аншлагом. Десятки людей, среди которых было немало обманутых вкладчиков “Валют-Транзит Банка”, заблаговременно забронировали себе места в живой очереди перед храмом Фемиды. Напрасно. На само заседание удалось попасть лишь немногим избранным, в основном журналистам и родственникам подсудимых. Оставшиеся не у дел посетители были оттеснены судебными приставами, и на время, которое потребовалось на то, чтобы транспортировать Белялова сотоварищи из арестантской в зал суда, под недовольные крики и возмущенные возгласы выпровожены на улицу. За событиями, разворачивающимися за негостеприимными стенами, им приходилось наблюдать через настежь раскрытые окна (благо – первый этаж).

Помимо самого Белялова на скамье подсудимых очутилось еще шесть работников “ВТБ”. Это заместители председателя правления Светлана Панфилова и Габиден Санаубаров, директор арендных предприятий Лариса Ким, и два менеджера среднего звена – Светлана Пауль и Максим Швачко. Председатель правления “ВТБ” Ботагоз Копеева занимала скамью подсудимых только фигурально, т.к. находилась не за решеткой, а в “зрительской ложе”. Подобное привилегированное положение объясняется тем, что, во-первых, совсем недавно она стала матерью, а во-вторых, все места, предназначенные для подсудимых, были заняты другими фигурантами дела.

Сразу, после того, как судья Ляззат Салимбаева официально объявила о начале слушания дела, от адвокатов стали поступать ходатайства, причем довольно странного, если не сказать курьезного, характера. Так адвокат Баховская, представляющая самого отца-основателя прогоревшего банка, поспешно заявила, что в связи с тем, что дело получило большой общественный резонанс, она просит запретить фото- и видеосъемки. И более того, она просит запретить обнародовать и то, что было отснято журналистами до начала процесса. Ее коллега адвокат Власова, защищающая Ларису Ким, в своем неприятии публичности и открытости пошла еще дальше. Она очень нерешительно, вероятно, все же осознавая очевидную абсурдность своего ходатайства, попросила суд на период рассмотрения дела запретить “публикацию статей на эту тему”. Как ни странно, в части наложения вето на фото- и видеосъемки прокуратура солидаризировалась с представителями подсудимых, оставив без внимания прочие ходатайства адвокатов. Судья же, после слов прокурора, недолго думая, указала фотографам и операторам на дверь. И процесс пошел…

Каждому – свое

Нужно отметить, что два свободных виртуальных места возле Андрея Андреевича все же были. Предназначались они для директора департамента бухгалтерского учета “ВТБ” Ольги Евлановой и сопредседателя банка Индиры Сагындыковой, числящихся в настоящее время в розыске. Об этом факте могли узнать те выносливые слушатели, которые дотерпели-таки до окончания оглашения обвинительного заключения, состоящего ни много ни мало из шестисот страниц. Оглашение этого документа, являющегося выжимкой из 92 томов уголовного дела, заняло у четырех прокуроров аж три дня.

В изложении служителей Фемиды краткая история злодейств всенародно нелюбимого поэта-песенника выглядит следующим образом. Еще в конце 90-х годов прошлого века он сговорился с некоторыми своими помощниками о незаконной легализации денежных средств. Для этих целей подчиненные Белялова стали открывать по всему Казахстану лжефирмы. 3 апреля 2006 года по подложным документам некоторым из этих плацебо-фирм были выданы заведомо безвозвратные кредиты на общую сумму 6 514 279 207 тенге. Сразу после этого вся наличность была переведена на личный счет вдохновителя аферы. Так в шести строках выглядит эта комбинация. Итог всем известен – “Валют-Транзит Банк” разорился, сотни тысяч вкладчиков остались без своих денег.

В итоге представителям финансовой полиции удалось раскопать факты, красноречиво свидетельствующие о нарушении компанией финансистов семи статей уголовного кодекса. Вот они: cтатья 192 ( “Лжепредпинимательство” ), статья 228 (“ Злоупотребление полномочиями”), статья 182 (“Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием”), статья 193 (“Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем”), статья 220 (“Незаконное использование денежных средств банка”), статья 218 (“Нарушение законодательства Республики Казахстан о бухгалтерском учете и финансовой отчетности”) и статья 325 (“Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков, государственных наград”).

Самая тяжкая из них – 193. Предусматривает лишение свободы на срок от трех до семи лет. С конфискацией имущества. Правда, не так давно выяснилось, что сам экс-банкир официально гол как сокол, так как успел переоформить имущество на жену. Возможно, именно поэтому автор “Ароматов радости” сохраняет такой умиротворенный, если не сказать просветленный, вид. Такой вид, будто и не судят нашего пиита вовсе, а выдвигают на получение Нобелевской премии. По литературе, разумеется.

Увидим, удастся ли сохранить ему эту благостность до дня оглашения приговора.

Новости партнеров

Загрузка...